28 сентября 1941

28.09.2017

Ночь на исходе. Мы прибыли и располагаемся в Малиновке. Вечером нас позвал к себе на ужин комиссар Андреев. Когда мы пришли к комиссару (Бугаенко, Моржов и я), у него уже находился командир дивизии Михайлов.

За ужином все расчувствовались до слез, вспоминая потерянных товарищей и минувшие бои. Разошлись за полночь. Не смотря на усталость, я долго не мог заснуть, перебирая в голове последние события. Сегодня мой сынишка - именинник, ему исполнилось пять лет. Я не имел возможности поздравить его с днем рождения... А больше всего думаю о том, что враг занял уже Прибалтику, Белоруссию, Молдавию и половину Украины. В Прибалтийских республиках и Белоруссии мне бывать не приходилось, а в Молдавии я служил перед войной, там участвовал в боях, и все, что было связано с Молдавией, отзывается болью в сердце...

Помню дом Инзова в Кишиневе, где великий Пушкин писал "Евгения Онегина". Помню, как в июле прошлого года я со своими товарищами по Финской войне возлагали венок к подножию памятника А.С.Пушкина, на котором золотыми буквами написано: "Здесь, лирой северной пустыни оглашая, скитался я..."

Я вспоминаю двор монастыря в Кишиневе, где я временно дислоцировался со своей частью, и хозяина этого монастыря, отца Якова, оригинального человека редкой судьбы. Он приехал из Самары к родственнику в 1918 наварить вареньев, да и остался под румынской оккупацией там навсегда, а жена его с троими детьми умерла с голоду в Самаре в 1921 году. Отец Яков не захотел уходить с румынами, спрятался и с радостью встретил освобождение Бессарабии. Это он в первый день нашего пребывания пришел ко мне и поставил вопросы: "Господин комиссар, можно ли в дальнейшем служить обедни в монастырской церкве, и когда вы нас будете арестовывать? Можно ли достать текст Советской Конституции, и когда вы нас будете записывать в свои колхозы?" А когда мы посмеялись над его вопросами и поговорили с ним, он восторженно откланялся и стал потом нашим другом. Он ежедневно присылал нам на кухню десятки кошелок виктории и черешни, ходил к нам в кино и рассказывал незабываемые анекдоты про попов и архиереев. А когда через месяц мы покидали монастырь, он со слезами на глазах благословлял нас...

Я вспоминаю памятник Котовскому в Бирзуле, который взорвали румынские оккупанты, как только пришли.

А как забыть красавицу Одессу, где театр - один из величественных в мире, в котором я в 1940 г. слушал оперу "Запорожец за Дунаем" с участием Татаржинского и Оксаны Петрусенко?

А еще думал до боли сердечной о своих друзьях, убитых и пропавших без вести. Какие все они были молодые и хорошие, как они были нужны своим семьям и нашему Отечеству! Дорогие друзья! Склоняем пред вами наши головы и клянемся, что отомстим за вас. Многих из вас мы не могли похоронить с почестями, но кто отдал за Отечество свою жизнь - бессмертен! Вашим общим памятником будет наша победа над врагом! Вечная вам слава! Мы отомстим за вас!