30 октября 1941

Рано утром комендант станции втиснул нас в товарный вагон, и мы отчалили. Отъехали от Алексеевки километров двадцать. Подъезжаем к какому-то разъезду, который бомбят семь стервятников. Вышли из вагонов и смотрим, как бесчинствуют пираты.

Как только фашисты улетели, попутно прострочив наш эшелон, троих убили, семерых ранили из числа пассажиров, начальник эшелона объявил нам: "Эшелон дальше не пойдет, так как на разъезде путь выведен из строя, когда починят - неизвестно" ...

Мы берем свои чемоданы, сумки, идем пешком до следующей станции. Шли под дождем весь день. Ночевали кое-как в сидячем положении в каком-то придорожном сарайчике для ж. д. инструмента. Мокрые, голодные, злые.

В вагоне один капитан рассказывал, как он, будучи в разведке, в оккупированной деревне застал за столом немецкого майора, который чванливо ел вареные яйца, а после ужина обещал расстрелять хозяйку и ее четверых ребят.