9 августа 1941

Все машины собрались в лесу. Недосчитались двенадцати - погибли от бомбежек. Бугаенко сказал, что мы отделались легкими ушибами. Итак, марш закончился. В лесу сосредоточилось около семисот машин. Почти все они - с военным грузом. В нашем таборе оказалось несколько походных кухонь, машины в основном с продовольствием. Артбатарея, машины с боеприпасами и часть машин с горючим были оставлены по приказу генерала Захарова в Ново-Украинке.

... Он отозвал нас (Бугаенко, Фляжникова и меня) в сторонку, поблагодарил за спасение обоза и потом приказал выстроить на опушке леса всех, кто был в нашем лагере. На это потребовалось некоторое время. Генерал отделил в особую группу шоферов, из остальных сформировал три взвода, выделил этой группе пятьдесят машин и отправил их к линии фронта. Бугаенко официально назначил начальником лагеря, меня - комиссаром, Фляжникова - начальником особого отдела. Генерал распорядился, чтобы без его ведома ни одной машины, ни одного человека никому не давать. Указав место своего пребывания, он уехал.

Я стал переписывать с Бугаенко людей и машины, имущество и продукты. Надо было как-то организовать людям питание, чтобы не расходовать безалаберно продукты и пресечь анархию. Для этого мы решили провести со всеми людьми совещание, которое было похоже на колхозное собрание.

На совещании машины были разбиты на отдельные колонны, во главе каждой был назначен начальник. Во всех колоннах назначены парторги и помощники по техчасти. Бугаенко приказал все машины очистить и отрегулировать, все имущество взять на учет. Было решено ввести трехразовое питание, время подъёма и отбоя, учесть оружие, обеспечить охрану лагеря.

Читать 7 августа 1941

Читать дневник в телеграм