Маша Цкирия отвечает на вопросы. Путь от фитнес-модели до стимпанк-идола

Недавно у нас в гостях побывала Мария Цкирия, которая своим радикальным телесным преображением и внешними модификациями взбудоражила общественность и спровоцировала лавину обсуждений в интернете её морального облика и душевного здоровья.

Интернет-сообщество разделилось на два лагеря. Кто-то всячески поддерживает образ жизни и трансформацию Маши, кто-то осуждает и пишет гневные комментарии под её публикациями, обвиняя героиню чуть ли не в сатанизме.

В попытке разобраться в сложившейся ситуации мы задали Марии ряд острых вопросов, на которые получили весьма неоднозначные, но вполне содержательные ответы.

Но перед интервью небольшая «историческая» справка.

Мария Цкирия-Докучаева (28 марта 1992 г.р.) – персональный тренер, фотомодель и фотограф из Санкт-Петербурга. Участвовала в соревнованиях Кубка Северо-Запада по бодифитнесу по версии IFBB.

С 2015 года получила популярность, участвуя в рекламе одежды (спортивные лосины) от do4a.com, тренажерного зала "Do4a Gym".

Антропометрические данные:

· Рост – 173 см,
· Соревновательный вес – 57 кг,
· Вес в межсезонье – 62 кг.

А теперь переходим к самому горячему и интересному.

Спецкор: Мария, мы знакомы очень давно. Я хорошо помню твоё спортивное преображение и участие в соревнованиях по фитнес-бикини. Но потом что-то произошло и ты радикально изменилась. Можешь нам подробнее рассказать, что с тобой приключилось?

Мария: Я человек увлекающийся и импульсивный, очень легко отдаюсь своим внутренним порывам. Всё происходило очень постепенно и органично. Несколько лет назад, когда я увлекалась спортом, это тоже изначально не было запланированным карьерным манёвром.

Мне просто захотелось какого-то развития и движения вперёд. И тут очень кстати мне подвернулась категория фитнес-бикини, в которой я успешно реализовывала себя несколько лет подряд.

Затем спортивная тема себя исчерпала и мне стало не интересно заниматься всем этим. Фитнес-бикини и карьера фитнес-модели меня больше не воодушевляла, я не находила в себе сил продолжать всё это.

Долгое время я находилась в поисках, в моей душе было пусто. Но потом я нашла для себя мир современного искусства и боди-арта.

Спецкор: Маша, расскажи нам, как повлияли на твою популярность и медийность все эти метаморфозы?

Мария: Рост моей популярности за последние годы и внедрение моих новых образов в медиа-сферу происходил лавинообразно, спонтанно, как бы без моего участия и прямого влияния на этот процесс. Я просто смотрела на это всё со стороны и всё больше охреневала с каждым днём.

Уход от спортивного имиджа в сторону радикального арта упёрся в непонимание со стороны моих поклонников. Людям удобнее придерживаться определенных стереотипов, чем развиваться вместе со своим кумиром. Поэтому некоторое время я наблюдала потерю ко мне интереса и даже некоторое равнодушие.

Но уже сейчас я наблюдаю постепенное возвращение популярности в моей новой ипостаси. Появляются новые поклонники, которых привлекает моя деятельность в качестве тату-модели и которые одобряют все мои арт-перформансы.

Мною стали интересоваться заграничные тату-мастера и известные арт-продюсеры, поработать с которыми с радостью согласилась бы любая модель. Меня это вдохновляет и мотивирует на дальнейшее самосовершенствование. Можно сказать, что это награда за весь тот хейт, который вылился на мою персону за последние годы.

Спецкор: Ты подвергалась жёсткой травле. Как ты пережила это?

Мария: Да, долгое время я существовала в потоке постоянного негатива. Но я привыкла к этому и просто абстрагировалась, перестала обращать внимание на волны хейта, исходящие со всех сторон. Даже обычное моё появление на улице вызывает у прохожих широкий спектр реакций – от молчаливого недоумения до нецензурной брани в мой адрес.

Однако, хочу заметить, что дети всегда положительно реагируют на меня – они расплываются в улыбке и с восхищением заливаются смехом.

Спецкор: Ты сейчас спортом занимаешься?

Мария: Почти невозможно совмещать деятельность в арт-сфере и спорт. Я практически всё своё время посвящаю искусству, а спорт никогда не был для меня приоритетным способом самореализации.

Хотя одно время я фанатично истязала себя различными видами нагрузок и даже была одним из первых популяризаторов кроссфита в России.

Спецкор: Я знаю, что у тебя сделана грудь. Также имеются слухи о том, что у тебя увеличены ягодицы. Какие еще модификации присутствуют в твоём теле?

Мария: А ну вот недавно глаз «залили». Хотя этот «биохакинг» еще не доделан до конца. В планах залить оранжевой краской глаз полностью, затем вставить специальную линзу, в итоге должен получиться вертикальный зрачок амфибии, как у дракона. Мне кажется это прекрасно.

То есть я сейчас работаю над драконообразным образом. Скоро думаю изменить форму уха, пока морально готовлюсь к операции. Также планирую сделать себе раздвоенный язык. Ну и клыки само собой тоже сделаю

Спецкор: Мария, скажи честно, употребляла ли ты когда-нибудь наркотики?

Мария: Само собой, употребляла. А как без этого? Меня многие троллят на тему того, что я постоянно хожу абдолбанная под кислотой. Хочу заявить решительный протест и сделать официальное заявление – это не так!

Но я могу понять тех людей, которые обвиняют меня в подобных богомерзких грехах. Дело в том, что современное актуальное искусство напрямую связано с драг-культурой. Но поверьте мне, я не из тех людей, кто употребляет всю эту дрянь.

Спецкор: Где сейчас твоя дочка?

Мария: Она часть времени проводит время со мной, часть с отцом, часть с нашими родителями. Я не считаю необходимым делать «семейную» личную жизнь публичной. У меня нет желания делиться этим со своими фанатами.

Спецкор: Как ты сейчас зарабатываешь себе на жизнь?

Мария: Знаешь, я недавно поняла одну важную штуку – я не могу делать что-то ради денег. Поэтому я в настоящее время занимаюсь исключительно некоммерческими арт-проектами.