Семь вопросов Станиславу Черчесову (про семью и жен футболистов)

15 November 2019

Главный тренер сборной России по футболу Станислав Черчесов готов говорить только о футболе, но прогнозы делать не любит. Наша беседа — об алчных невестах и профессионализме игроков, о тренерской жесткости и симпатиях.

— У вас три старших сестры и одна младшая. Чем они занимаются? Имеют какое-то отношение к спорту? Есть у вас племянники, племянницы?

— Все мои сестры закончили университет. Сейчас одна из них парикмахер, а три другие работают бухгалтерами. Племянников у меня много. Иногда приезжаю домой и спрашиваю: «Это чей?» Потому что они быстро растут.

— А футболисты среди них подрастают?

— Ну, приглядываюсь, приглядываюсь. Главное, что они двигаются, играют, работают, а там посмотрим.

— Ваш первый мяч вам одна из сестер подарила?

— Это была тетя, мамина сестра. Стоил он 2 рубля, помню, он был такой пластиковый, с пупырышками. Он в первый же день лопнул, потому что попал в забор, в котором был гвоздь.

— Раньше все болели за какую-нибудь команду. Вы сразу за «Спартак» стали болеть?

— У нас команда называлась «Спартак (Алагир)». Потом «Спартак (Орджоникидзе)». Затем «Спартак (Москва)». Поэтому мы на всех спартаковских турнирах играли.

— Расскажите о своей малой родине.

— Это Северная Осетия, Алания сейчас, Алагир. Может быть, для кого-то она малая, а для меня — большая…

— Когда вы начали играть, сразу на ворота встали? 

— Когда школа на школу играла, я был нападающим. У нас очень хороший класс был, спортивный. И в волейбол играли, и в баскетбол.

— Сейчас статус футбольного игрока очень сильно отличается от советского времени. Сегодня это человек очень обеспеченный — желанная добыча для любой невесты. Многие девушки на вопрос «Кем бы вы хотели быть?», отвечают: «Женой футболиста».

— Так они за футболиста замуж хотят или за его состояние? Могу вас разочаровать, в советское время то же самое было: футболисты, мягко говоря, не побирались. Сегодня многое изменилось.

Помните, как Ленин говорил? Жить в обществе и быть свободным от общества — нельзя. Вот они и несвободны.

Раньше не было таких рекламных роликов, таких умопомрачительных контрактов. С футболистов был больше спрос — они должны были более серьезно подходить к своим обязанностям. Был естественный отбор. Я в футбол пришел, потому что любил футбол и до сих пор люблю. До 40 лет доиграл не потому, что мне платили или не платили, а потому что это мое. Не было в советской прессе и так называемой светской хроники. Болельщики знали футболистов по именам, но никто не знал, на ком человек женат, чем его дети занимаются. Вот вы знаете, на ком я женат?

— Знаю, что зовут ее Алла.

— Да. И все. У меня красивая, умная жена. Но у нас с ней принцип «не светиться». Мы сейчас с вами только про футбол говорим — и все. Наверное, настоящим болельщикам интереснее знать, выиграла моя команда или нет, играла ли она красиво, эффективно, а не то, чем мы с Аллой позавтракали…

Евгений Додолев и Станислав Черчесов
Евгений Додолев и Станислав Черчесов

Фото: m24.ru/Александр Авилов