Соседский пес.— А у вас собака есть?

10 September

Отрывок из повести "Соседский пёс"

Часть 3
Начало здесь

Вера Петровна, вернувшись домой, была готова сгореть от стыда. Она давно не чувствовала себя такой жалкой.

— Всё из-за тебя! Всё... — в сердцах обратилась она к псу, который, не ведая, как ей пришлось ломать себя ради него, спокойно лежал в прихожей.

Он поднял голову, и с такой неспешной величавостью повернулся к ней, что она, недоговорив, замолчала. Его взгляд, как ей показалось, осуждал её за такой взрыв эмоций.

«Это не собака, это то ли ангел, то ли дьявол». — злость вдруг куда-то испарилась и, вздохнув, она накинула плащ и, выходя, сказала:

— Я пошла. Будь молодцом. Скоро приду. Жди.

Он проводил её грустным взглядом.

Горностай Янтарный Замок или просто Злат
Горностай Янтарный Замок или просто Злат

Еле дождавшись конца рабочего дня и наскоро заскочив в магазин купить мясной обрези для собаки, она почти бегом поднялась по лестнице и, сражаясь с заевшим, как назло, замком, всё больше и больше паниковала, предчувствуя недоброе. Открыв, наконец, дверь, она убедилась в том, что уже, откуда-то, знала: собаки в квартире не было.

Вера Петровна обошла всю квартиру, заглянула за все двери: собаки не было.

«Я так и знала, так и знала!» — повторяла она про себя раз за разом.

Потом, подойдя к зеркалу, поправила волосы и, одёрнув пиджак, твёрдой поступью поднялась к Клаве.

Приложив ухо к двери, она постучала. Ни малейшего шороха или звука, абсолютная тишина. Вера Петровна постучала громче, совсем разозлившись, она забарабанила в дверь уже обоими кулаками.

— Клава, открой немедленно! — потеряв полностью самообладание, закричала она.

Никакого отклика.

Щёлкнул замок соседней двери, оттуда выглянула тщедушная старушка, которую Клава частенько встречала сидящей у подъезда в обществе таких же бабушек.

— Что вы так кричите? — прошамкала она. — Нету Клавки, уехала со своим хахалем.

— Как уехала? Куда уехала? — Вера Петровна, обернулась и, увидев её искажённое гневом лицо, старушка чуть прикрыла свою дверь.

— Откуда я знаю куда. Вечно она мотыляется с хахалями своими. А вам, зачем она нужна? — осторожно поинтересовалась она.

— Я ей ключи оставила от квартиры, чтобы она за собакой присмотрела. А теперь, ни собаки, ни Клавки, ни ключей. — Вера Петровна, совсем растерялась.

— А у вас собака есть? Вот не знала.

Старушка, видя, что Вера Петровна сама готова заплакать и вроде как угрозы для неё не представляет, приоткрыла свою дверь пошире. Она с нескрываемым любопытством смотрела на Веру Петровну, ожидая ответа.

— Да, наверно, была... — Вера Петровна лихорадочно пыталась сообразить, что же делать. Где искать собаку, Клаву?

— Как это — «наверно»? — не поняла старушка.

— Неважно, уже неважно. — поглощённая своими мыслями, Вера Петровна, слабо махнув рукой, стала спускаться по лестнице.

Сев в кресло, она постаралась успокоиться и привести в порядок мысли. Она решила сейчас не думать о причинах Клавиного поступка, сейчас было важнее понять, где может быть собака.

Первое что ей пришло в голову: это поехать на кладбище, может пёс, сбежав, опять вернулся к могиле своего хозяина.

Вера Петровна выскочила из квартиры и поспешила на кладбище.

Дойдя до могилы Кузнецова, она убедилась, что пса там нет. Это её не удивило, она откуда-то знала, что его здесь и не будет.

На выходе с кладбища располагалась здание администрации, зайдя туда, Вера Петровна, застала там высокого могильщика, который на вопрос, видел ли он сегодня собаку ответил, что та здесь не появлялась. Вера Петровна записала ему свой телефон и слёзно попросила позвонить, если пёс появится. Высокий обещал.

Вернувшись домой около девяти часов вечера, Вера Петровна просидела в кресле до глубокой ночи. Она снова переживала своё унижение перед Клавой и горло перехватывало от обиды, когда она думала о том, как та бессердечно с ней поступила. Всплыла в памяти и гнусная ухмылка её хахаля. Вспомнила она, как глупо себя чувствовала, сидя в подъезде с верёвкой в руках и как прятали усмешку проходящие мимо соседи.

А могильщик? С какой жалостью он на неё сегодня смотрел! Да, кто он такой? Необразованный мужлан!

А старушка? Этот божий одуванчик, в её глазах сегодня тоже мелькнуло жалостливое выражение.

Боже, какой стыд! Какой жалкой и уязвимой она стала и, даже хуже: она теперь всеобщее посмешище. Все эти люди, которые по уровню на порядок ниже неё, сейчас свысока посмеиваются над ней и, наверно, считают её ничтожной или даже глупой. Во всём виноват этот пёс! Зачем он ей нужен? Пропал и хорошо. Она не будет о нём больше думать.

Она должна подумать о себе.

Надо взять себя в руки.

Всё, с неё хватит!

С такими мыслями она и заснула.

Продолжение следует
Начало здесь

Вся повесть "Соседский пес"здесь

Еще на канале:
Шаман или история одного алабая
Каприз балерины. — А розовых тапочек, к сожалению, у тебя больше нет!