Долго искали подъезд к реке. Рыбалка на диком донском берегу

28 January

...Уже который час наша «Нива» катится вдоль кромки леса. Мы ищем выезд к Дону, который отделён от нас пойменным лесом и озёрами. И очень скоро становится понятно, что в этом диком и безлюдном месте никто до нас такую цель не ставил.

Наконец, справа появляется какой-то просвет, и мы мгновенно туда сворачиваем. Похоже, это очень старая дорога, потому что под полуметровой травой чувствуется колея. Едем по ней настолько долго, что это становится подозрительным. Где же река?

Решаем, что здоровенные серебристые тополя вдали — это берег. Товарищ едет через луг напрямую, без всяких дорог. Луг явно когда-то распахивался — рытвина за рытвиной. И нам ничего не видно, настолько высокие здесь травы....

Вы видите дорогу? А она тут есть!
Вы видите дорогу? А она тут есть!

Тополя со стороны луга опоясывает массив терновника. Никаких просветов. Шансов прорваться даже пешими нет. Мы поворачиваем обратно через луг и, выбрав очередное направление, прорываемся к другой поляне. Скачем по ней, корректируя направление по виднеющимся меловым склонам правобережья. Стоп. Неужели мы проскочили настолько далеко, что попали в излучину? Останавливаемся в каком-то зелёном буйстве и решаем пойти на пешую разведку.

Пышная растительность на опушке леса
Пышная растительность на опушке леса

Проходим насквозь ближайший лесок, за которым что-то белеется. Здесь хоть можно пройти, деревья достаточно молодые и особого бурелома нет. Под ногами замечаем копытень, любопытное и редкое растение, «краснокнижное».

Небольшой лесок в пойме
Небольшой лесок в пойме

А за деревьями раскинулся белый от полевых цветов ещё один необъятный луг с очередным лесом на горизонте! Мы находимся точно в излучине — ведь вот она, гора Мигула, на другой стороне Дона! Расстроенные, возвращаемся к машине. Тем временем облака начинают уходить за горизонт, и в просвете появляется голубое небо.

Возвращаемся на границу песков и поймы. И — о чудо! — вскоре находим дорогу к берегу. Правда, приходится пару раз применить топор — нет, не рубить «зелёного друга», Боже упаси! Дорогу преграждают старые, склизкие от влажной гнили, упавшие деревья. Они устраняются «хирургическим путём», и вот мы на вожделенном донском берегу...  Красота!

Река Дон
Река Дон

Распогодилось, стало даже жарко, и это было как нельзя кстати: мы изрядно промокли после хождений по мокрой траве.

Выйдя на берег, мы осматриваемся. Обрыв, под обрывом — яма, судя по «обратке». Микроскопическая полоска песка явно недостаточна для того, чтобы с комфортом расположиться на самом берегу, но это не пугает. Главное, чтобы было поменьше коряг  в глубине.

Узкая полоска песка под береговым обрывом
Узкая полоска песка под береговым обрывом

Быстрее всё прочь из машины! Скорее забрасывать снасти! Мой товарищ готовит спиннинг, искоса поглядывая на реку и примечая места боя хищника. У него с прошлой поездки остались вопросы к донским щукам.

Легко перекусываем за маленьким «диетическим» столиком, но даже в процессе еды, не в силах побороть рыбацкий зуд, я монтирую оснастку на свои донки.

Долго искали подъезд к реке. Рыбалка на диком донском берегу

Наконец,  первая снасть настроена. Спускаюсь к Дону, прикидывая тактику лова в этом месте. Всё не совсем просто: прямо в яму кидать нельзя; там на дне, наверняка, есть всяческие зацепы: корни и стволы безвременно погибших деревьев. Похоже, надо бросать через яму и найти рыбью «тропку» на другой её стороне, на дальнем опечеке. А когда придётся вытаскивать снасть, надо помнить о зацепах и выбирать быстро, высоко подняв леску над водой — чтобы грузик и коромысла шли вполводы.

И летит свинцовый шарик в лучах солнца и шлёпается где-то метрах в пятидесяти. Вроде бы угадал с расстоянием и углом: грузик садится на дно уверенно, чётко и снос течением невелик.  Первое орудие к бою готово!

Долго искали подъезд к реке. Рыбалка на диком донском берегу

Через некоторое время берег «ощетинивается» снастями. Есть неудобство — из-за недостатка места один спиннинг приходится устраивать на небольшой терраске, у подточенного обрывом молодого береста. А неудобство заключается в том, что к нему приходится подбираться по влажной глинистой осыпи, с риском поскользнуться. Но ничего тут не поделаешь.

Мой товарищ в это время «пробивает» ухвостье ямы тяжёлой блесной, лавируя между торчащими из берегового обрыва корнями. Такой берег — не самое удобное место для точного заброса.

Проходит некоторое время, и я вижу, как колокольчик на одном из спиннингов, не издав ни звука, резко провисает. Поклёвка! Удивительно, но без всяких зацепов вытаскиваю первую рыбёшку. Сопа! Давненько я тебя и твоих товарок не видел, белоглазка!

Долго искали подъезд к реке. Рыбалка на диком донском берегу

Сопа отправляется в садок, и я перехожу в режим максимальной внимательности. Но тут начинаются мелкие неприятности вроде плывущих по реке кустов, которые норовят собрать все мои лески в один пучок. Вытаскиваю, перенаживляю, перезабрасываю, ругаюсь на безвинные кусты — в общем, весь в процессе. За этой вознёй время начинает течь с ужасающей скоростью. Солнце быстро катится к горизонту. В небе появляется высокая плотная дымка. Пришла пора заняться лагерем.

Долго искали подъезд к реке. Рыбалка на диком донском берегу

Мы быстро ставим мою зелёную «пилотку», собираем под её тент все россыпи вещей с поляны и готовим спальные места.

Совсем стемнело. Товарищ отправляется спать — у него сегодня был трудный день; надо обязательно отдохнуть и поднакопить сил перед неизвестным завтрашним. Я ставлю чайник и завариваю себе кофе покрепче...

В темноте раздаётся тихое звяканье колокольчика. Я скатываюсь вниз и вижу мощные потяжки на одной из донок. Подсечка; быстрая подмотка и... На меня пялится, водя усами, пятнадцатисантиметровый сомёнок. Бог ты мой, я лавливал бычков покрупнее этого сома! Осторожно, очень бережно, предварительно помочив ладонь водою, снимаю сомёнка и опускаю в тёмную воду... Как ни в чём не бывало он неторопливо скрывается в глубине, в световом пятне от моего налобного фонарика...

К полуночи я уже вдоволь наловился «сомов» и отбил себе бок, всё-таки поскользнувшись на коварной глине. «Рекорд» ловли потянул весом на целых двести грамм, а размером достиг аж двадцати пяти сантиметров! Сомики-недомерки меня «сделали»... После седьмого отпущенного экземпляра я отправился спать.

Проснувшись в два часа ночи, я снова приступил к дежурству на берегу. На этот раз тягомотину бесконечного снимания и выпускания сомят несколько разбавляла красота звёзд на очистившемся от туч небе и быстрогаснущие следы метеоров. Вскоре я опять отправился досыпать...

Рассвет встретил меня пасмурным небом и полным безветрием.

Донское пасмурное утро
Донское пасмурное утро
Донское утро
Донское пасмурное утро

Сняв с крючков ещё пару сомят и отпустив их уже без добрых напутствий, я начал медленно падать духом. Пасмурное настроение усугубили несколько обрывов лесок и один сход чего-то неизвестного, но, как бывает в таких случаях, очень крупного. Однако, после кружки горячего кофе и поимки «товарного» чебачка настроение пришло в норму.

Чебак (донск. лещ)
Чебак (донск. лещ)

Однако, равновесие хорошего и плохого было нарушено начавшимся мелким дождиком, грозившем перерасти в ливень. Я быстро собрал снасти, в последний раз поскользнулся на глине и вылез наверх помогать товарищу сворачивать лагерь.

Рыбу мы, разумеется, выпустили. Во время этой рыбалки никто из подводных обитателей не пострадал.

Вскоре мы выбрались из молчаливого пойменного леса на просторы заливного луга.

Заливные луга донской поймы
Заливные луга донской поймы

Наш путь на этот день был ясен и понятен — нас ждали волшебные пойменные озёра Среднего Дона. Но о них — в следующий раз!

Подписывайтесь на мой канал! И — особо буду благодарен за «лайк»!

Хотите знать больше? Много интересной и подробной информации о донском крае вы найдёте на моём познавательном портале «Донские Зори»!