У Дона в летнюю жару. Сомнительное удовольствие

8 July

В этот день утренняя рыбалка была чисто формальной. По правде говоря, смысла в этом занятии уже не было: на рыбу уже никто из нас смотреть не мог, а заготавливать впрок было не в наших правилах. Да и это было лишено всякого смысла из-за внезапно пришедшей жары. Я с внутренней дрожью поглядывал на казан с пропавшей за ночь ухой, который мне предстояло сегодня отмывать от вспухших остатков вечернего пиршества...

Небо тем временем подёрнуло белёсым маревом. Стало жарко и душно, несмотря на близость реки. Я забрался на невысокий обрыв и окинул взглядом берега.

Берег Дона
Берег Дона
Моё рыбацкое место
Берег Дона

И надо же такому случиться: именно в этот момент раздался истерический звон колокольчика самого дальнего макушатника, привязанного к коряге. Путь к нему лежал по воде вдоль береговых тростников, и мне пришлось на ходу скидывать тапки и портки.

Коряга, к которой был привязан макушатник
Коряга, к которой был привязан макушатник

Спешка ни к чему хорошему не привела: по дороге я снёс один из спиннингов с рогулек, наступил на садок и больно уколол пятку о какую-то подводную дрянь. Наконец, леска оказалась в руке и я почувствовал, как на другом её конце мощно ходит невидимая пока рыбина. Увы, через пару минут всё закончилось — сопротивление рыбины внезапно прекратилось, я потерял равновесие и уселся в воду. Китайский круглый крючок, такой надёжный с виду, на проверку оказался недопустимо ломким. Такого у меня не было ни с одним из старых сазаньих крючков, купленных ещё в 80–х у дедов на Нахичеванском рынке Ростова...

Я отвязал рогульку с остатками снасти от коряги и побрёл обратно, мысленно утешая себя мыслью о том, что пойманный сазан был бы нам ни к чему. Чтобы быть последовательным окончательно, я вытащил донки–спиннинги, очистил крючки от червей и уложил комлем к воде. Рыбалка на этот день для меня была закончена.

Рыбалка закончена
Рыбалка закончена

Ходить по берегу с мокрым задом было как–то неловко, хотя, признаюсь, довольно комфортно — жара нарастала. Я отправился в свою палатку за сменой одежды. Там было жарко, как в доменной печи.

Моя палатка
Моя палатка

Переодевшись, я сел в тени под кустами и стал продумывать свои дальнейшие действия. Подремать в палатке не удастся, с рыбалкой покончено, разведывать окрестности на машине жарко.

Решаюсь побродить по окрестностям. Меня просто тянет в старое русло, которое скрывается под высокими деревьями за моим лагерем. Переодеваюсь, беру сумку с фотоаппаратом и ныряю в тенистую прохладу. Со стороны лагеря тут относительно легко идти — рыбаки явно сюда ходят за дровами, и поэтому здесь лес почти без валежника. А вот в высоком зелёном покрывале, сплошь укрывшем старое донское русло, старых сгнивших веток много.

Заросшая донская протока
Заросшая донская протока
У Дона в летнюю жару. Сомнительное удовольствие
Заросшая донская протока

Как аккуратно не ступай, всё равно треск стоит такой, будто слон пробирается. Всё местное зверьё в панике разбежалось, наверное, — встреч не будет... Противоположный берег этой сухой протоки — настоящий дикий лес. Продираюсь, петляя среди веток и упавших деревьев. Жизнь осложняют прочная паутина на уровне лица и ежевика на уровне щиколоток, совместно доставляющие целый ворох ощущений и восклицаний. Стараюсь держать направление к берегу Дона. Вскоре ежевика отступает и под ногами уже старые ландыши с пока ещё зелёными ягодками и красивыми листьями.

Ландыши
Ландыши
Сухие ландыши
Ландыши

Наконец, впереди показался берег. Тут же начиналась и протока, прикрытая со стороны воды тростниковыми зарослями. Спускаться на берег здесь было бессмысленно, всё равно ничего не увидишь.

Выход на берег
Выход на берег

С большим трудом я прошёл с десяток метров и высунул голову из–за стволов. Впереди над водой нависал тополь, с которого можно было качественно рассмотреть и сфотографировать берег.

Берег Дона
Берег Дона

На самом деле, это было не праздное любопытство. Этот безлюдный участок прижимного берега, находящийся вдалеке от населённых пунктов, хранил в береговых зарослях несколько исчезнувших хуторов. Эти несколько километров сегодня недоступны для автотранспорта и пройти их можно только по самой кромке воды, внимательно разглядывая обрывы и их подножья. Такие походы мы совершаем в каждом новом месте и иногда находим интересные свидетельства истории. Частенько в такой поход для разнообразия прихватывается спиннинг, чтобы попутно «пробить» блесной длинную прибрежную ямку. А здесь ямка интересная: «обратки», небольшие воронки, и, следовательно, тут поверху будут охотиться голавль и жерех, а в глубине наверняка обитают судак и сом. Однако, до глубины добраться запросто не получится из–за прижима течения к берегу. На дне, наверняка, коряжник из остатков упавших деревьев...

Дикий донской берег
Дикий донской берег

Припекать стало просто невыносимо. Я ретировался в прибрежный бурелом и продрался через валежник обратно к лагерю. Нужно было срочно искупаться.

Вынырнув из кустарника, я посмотрел на палатку и содрогнулся, живо представив температуру внутри. Скорее снимать походную обувь, ноги давно отчаянно молят об этом!

Лагерь
Лагерь

Поблаженствовав немного с босыми ногами, я надел тапки и направился на берег. Было решено искупаться прямо в одежде, заодно и ополоснув её.

На берегу было настоящее пекло.

Берег Дона
Берег Дона

Сильно рискуя, я полез в воду с фотокамерой. Вода показалась ледяной, но это ощущение длилось несколько секунд, после чего стало очень комфортно. Я пощёлкал затвором, снимая реку и берег, окунулся с головой, вытянув руки с фотоаппаратом вверх, и побрёл к ожидавшим меня на берегу тапкам.

Дон
Дон
Берег
Дон
Тапки
Дон

Когда проводишь много дней на песчаном берегу, выбор обуви для хождения по песку очень существенен. Влажный песок, попадая в места контакта со ступнями, действует как абразив, очень быстро протирая кожу до дыр. Особенно убийственны на песке резиновые «вьетнамки» и их многочисленные модификации.

Босиком же ходить по раскалённому песку часто очень болезненно, нагревается он до очень высокой температуры. Вот и приходится обращать внимание на такие мелочи...

Я полез обратно в лагерь. Туда вела тропинка–«серпантин», петляющая среди всевозможных колючек. Что же такое — ветер совсем стих, духота просто невероятная!

Берег у лагеря
Берег у лагеря
Тропинка к лагерю
Берег у лагеря

Пока я добирался до полянки с палаткой, рубашка почти высохла. В тени самого большого куста я расстелил коврики и завалился отдыхать. Но задремать мне не дали: только я закрыл глаза, на меня навалились местные насекомые. Особенно докучали, как ни странно, муравьи, устраивающие на мне соревнования по бегу. Комары тоже несли свою вахту, и в который раз я подметил, что особенно лютуют эти твари в самую жару, а не вечером или утром...

...Не буду описывать свои дальнейшие мучения в этот жаркий день. До самого вечера я занимался тем, что купался в одежде, прятался в тени, отбивался от насекомых, просыхал и опять бежал к реке...

День был безвозвратно потерян...

Подписывайтесь на мой канал! И — особо буду благодарен за «лайк»!

Хотите знать больше? Много интересной и подробной информации о донском крае вы найдёте на моём познавательном портале «Донские Зори»!