565 subscribers

Николай Струйский — тонкий, романтичный садист и графоман

105 full reads

1774 год. В Поволжье свирепствуют пугачевцы. Получившие волю от самозваного «царя Петра Фёдоровича» крепостные крестьяне грабят и жгут усадьбы, заводы, расправляются с помещиками и их семьями. А сам Пугачёв, потерпев серьёзное поражение под Казанью, перешёл Волгу и двинулся «в поход на Москву».

На самом деле никакой не поход, а самое настоящее бегство, дойдя до Саранска Пугачёв резко повернул на юг, на Пензу. И всего каких-то 20 вёрст не дошёл до большого и богатого села Рузаевки, где находится усадьба Николая Еремеевича Струйского, отставного гвардии прапорщика. Повезло. Бунтовавшие по всему Поволжью крестьяне усадьбу Струйского тоже не тронули, причина этого неизвестна, но и для крестьян, и для самого Струйского это факт впоследствии будет иметь огромное значение.

 Н.Е.Струйский. Художник Ф.С. Рокотов
Н.Е.Струйский. Художник Ф.С. Рокотов

После подавления Пугачевского бунта выяснилось, что Струйский от него не только не пострадал, но и многократно преумножил своё состояние. Потому как оказался единственным живым родственником и наследником двух убитых бунтовщиками богатых помещиков, приходившихся ему дядями. Струйский в одночасье стал одним из самых богатых людей в России. И начал «чудить».

Некоторые чудачества пензенского помещика вполне простительны и даже похвальны. Отстроил в имении великолепный дворец с зимним садом, парком и прудами, поговаривают, по проекту самого Растрелли. Правда, зачем-то обнёс его земляным валом и глубоким рвом. Писал стихи, по мнению современников, бездарные, но для их печати завёл собственную типографию. Покровительствовал художникам, слыл натурой тонкой и романтичной. В частности, всячески поддерживал самого известного живописца той поры, Фёдора Рокотова. Но прославился и остался в истории отнюдь не как поэт и меценат.

В имении своём Николай Еремеевич, кроме стихотворчества, занимался ещё и судопроизводством. «Понарошку» судил своих крестьян, придумывал для них преступления. И проводил судебные разбирательства и пытки в подвале дворца. И истязал крестьян на основании своих же приговоров. Развлекался, одним словом. Об этих «развлечениях» не раз доносили властям. Но Струйский был на хорошем счету у Екатерины II, императрице нравились продукция его типографии. И трогать помещика - садиста никто не смел. А как только в 1796 году Екатерина умерла, Струйский чрезвычайно расстроился, заболел «горячкой» и умер.

Владимир Царан.