6679 subscribers

Фантазии Валентины Терешковой спустя 50 после полёта в космос

95k full reads
125k story viewsUnique page visitors
95k read the story to the endThat's 76% of the total page views
7,5 minutes — average reading time

После моих расследований по открытым источникам информации (в основном, на основании слов самого Алексея Архиповича Леонова) того, что происходило во время первого выхода человека в открытый космос, мне неожиданно пришло письмо от человека, который представился участником событий тех лет:

Уважаемый Пётр Иванович! Обращается к Вам Когутенко Таисия Степановна. Прочла с восторгом Вашу статью о вранье Леонова. Я работала в ОКБ-1, занималась программно- временными устройствами, на пуске "Восхода-2" была от звонка до звонка. После того, как один за другим уходили руководители, эти два "голубя"(Леонов и Терешкова) врут безбожно. Сказки с раздутым скафандром не выдерживают критики. Удивительно, что при жизни, Гай Ильич не пресёк это враньё. До вранья Леонова по этапам полёта у меня не дошли руки. Враньё Терешковой я разоблачала в статье, опубликованной в Новой газете (№104 от 18.09.2013 г) , врать продолжает. Статью в прошлом году публиковать отказались, отрывки прозвучали в РИА Новости за день до юбилея полёта: суть - никаких нештатных ситуаций в полёте не было, нештатная ситуация была она.

Я в ответ предложил опубликовать статью на своём канале, так как статья попадает под тематику моего канала - опровержение заблуждений и разоблачение лжи во всяких их проявлениях. В ответ Таисия Степановна прислала мне две статьи - и ту, которая была опубликована в "Новой газете" в 2013 году, и новую, которую СМИ отказались публиковать. Так как "Новая газета" довольно неоднозначный источник информации и многие граждане (в том числе и я) брезгуют брать её в руки, то многие граждане РФ незнакомы с тем, что написала Т.С. Когутенко о полёте первой женщины-космонавта. А рассказ довольно поучительный. Поэтому я, пользуясь предоставленным мне автором статьи правом, решил опубликовать на своём канале и первую, и вторую статьи Таисии Степановны.

Итак, представляю автора:

Когутенко Таисия Степановна, ветеран РКК «Энергия», заслуженный испытатель космической техники, член коллектива разработчиков ПВУ «Гранит», участник подготовки к полёту первых пилотируемых кораблей при жизни Сергея Павловича.

Первая женщина - космонавт №6 Валентина Владимировна Терешкова
Первая женщина - космонавт №6 Валентина Владимировна Терешкова
Первая женщина - космонавт №6 Валентина Владимировна Терешкова

Прошли летние торжества - юбилей полёта в космос первой женщины – космонавта. Почти во всех телепередачах накануне и в день юбилея говорили о подвиге Валентины Терешковой, покорившей околоземную орбиту. Между тем, подвиг совершили все представительницы женской группы отряда космонавтов. Все они выдержали запредельные физические нагрузки при подготовке, прошли множество зачетов и экзаменов - и все были готовы лететь.

Валентина Терешкова «вытащила счастливый билет» - происхождение и активная комсомольская деятельность определили выбор её кандидатуры. Многие тогда считали, да и сейчас считают, что более достойной была бы Валентина Пономарёва: окончила МАИ, грамотный инженер, летала на Як-18 в институтском аэроклубе. Но случилось, что случилось…

После июня 1963 года Терешкова достигла поистине космических высот на общественно-государственном поприще, удостоилась всех мыслимых и немыслимых наград. И непонятно, зачем через полвека выдумывать небылицы по поводу самого полёта.

Несколько лет назад космонавт №6 поведала в интервью: «Один инженер сказал мне по секрету, что я могла не вернуться из космоса». Посеянное тем специалистом зерно проросло махровыми цветами во всех интервью 16-19 июня 2013 года. В анонсе программы «Центральное телевидение» на НТВ Вадим Такменёв сообщал: «Только в нашей программе вы узнаете тайну, которую Терешкова хранила 50 лет». И что я слышу? «На очередном витке вокруг Земли возникла нештатная ситуация, которая могла привести к трагедии. Если бы я не заметила и не исправила ошибку, то при включении тормозной двигательной установки (ТДУ) корабль, вместо того, чтобы идти к Земле, пошёл бы на повышение орбиты. Но я честно хранила эту тайну» - сообщает Валентина Владимировна.

Дальше – больше: на Первом канале - «Звезда космического счастья». В фильме Сергей Медведев заявляет: «Сбой в системе Терешкова обнаружила на первых же витках полёта». А вот ее слова: «Я связалась с землёй и сказала: «Пожалуйста, дайте мне точные данные на спуск» и повторила то, что видела на приборной доске. Было молчание, долгое молчание, затем мне дали точные данные, я их поставила, выставила, и всё пошло нормально. Сергей Павлович сказал: «ЧАЕЧКА, я тебя очень прошу: никогда нигде об этом не говори». Журналист комментирует: «Сергей Павлович не хотел выносить сор из избы».

Но, как оказалось, Терешкова «исправила» не всё. Далее Медведев сообщает: «После трёх дней полёта корабля, которым управляла Терешкова, он вдруг начал удаляться от Земли; в Центре управления началась лёгкая паника». К сведению господина Медведева: в те годы Центра управления вообще не было. [Вот так нежданчик, гражданин Сергей Медведев - прим. от канала "Не верь стереотипам"] Было несколько опергрупп: основная – в НИИ-4, на технической позиции, где находился и Сергей Павлович, в Евпатории и т д. Так, где же «паника» началась? Это первое. Второе: если бы «Восток-6» начал удаляться от Земли, что привиделось Терешковой (несмотря на то, что сама что-то «нормальное» выставила на первых же витках полёта), то с земли ей могли бы только передать: «Прости - и прощай». ТДУ – система одноразовая, если бы она включилась на повышение орбиты, то выработав топливо, выключилась - и всё! По этому поводу, оказывается, опять Терешкова дала Сергею Павловичу обет молчания. «Я хранила эту тайну», Хранила бы и дольше, если бы молчание не нарушил один из конструкторов корабля. Евгений Башаров рассказал , что «Восток-6», который пилотировала Терешкова, запросто мог стать спутником Земли: система управления вместо команды «Спуск» давала команду «Подъём» - то была ошибка конструкторов.

Чудеса, да и только! Значит, корабль «Восток-6» Сергей Павлович отправил в полёт с «ошибками конструкторов», а Терешкова что-то там «исправила» - и благополучно вернулась на Землю.

Приходится «приземлять» и эту фантазию. Во-первых, Человек по фамилии Башаров - это артист, а в ОКБ-1 работал Евгений Башкин, который в отделе Б.В Раушенбаха, входившего в комплекс Б.Е Чертока, был одним из разработчиков системы ориентации (автоматической и ручной) для кораблей «Восток» и «Восход». Во-вторых, если Евгений и говорил, что Терешкова могла не вернуться из космоса, то он мог иметь в виду только следующее. При испытаниях системы ориентации на технической позиции было обнаружено, что датчики угловых скоростей (ДУС-ы) работают «с точностью до наоборот». Сергей Павлович дал указание разобрать приборный отсек корабля «Восток-6», где они были установлены. Обнаружилось, что датчики развёрнуты относительно нужного положения на 180 градусов. (За 50 лет до той же ситуации с ракетой «Протон»!). Все, допустившие эту ошибку, получили по заслугам, соответственно. Датчики установили правильно, провели испытания, приборный отсек отправили на сборку и далее по технологическому плану. Никакой тайны из ситуации никто не делал, всё обсуждалось на оперативках, там же и принимались решения.

Наконец, в-третьих – и это в данной мифологии главное. На кораблях «Восток» и «Восход» космонавт ничего не мог исправлять в работе бортовой аппаратуры и вводить «какие-то» данные на «спуск»: в те годы не было такой аппаратуры. Полёт «Востока-6», так же, как и других «Востоков» и «Восходов», проходил в автоматическом режиме. На борту стояло программно - временное устройство (ПВУ «Гранит»), которое, «жёстко», в соответствии с программой полёта, в установленные временные интервалы включало и выключало бортовые системы. Причем как в орбитальном полёте, так и при подготовке к спуску. По команде разделения корабля с носителем включался орбитальный цикл ПВУ, и космонавт никак не мог вмешиваться в работу автоматики. При решении о спуске корабля по командной радиолинии (КРЛ) включался штатный цикл спуска ПВУ. В заданное время штатный цикл был включён и на «Востоке-6»; включились участвующие в подготовке к спуску системы, в том числе система ориентации, а приблизительно на 71-ой минуте, если в течение 1-ой минуты сохранялась устойчивая ориентация корабля – система управления ТДУ. При наборе заданного импульса торможения сама ТДУ выключалась (формировалась «Главная команда» - выключение двигателя), после чего через 10 секунд происходило разделение приборного отсека и спускаемого аппарата, дальше работала система приземления. Так спуск проходил на всех КК «Восток» и «Восход».

Исключением стал только «Восход-2», пилотируемый Павлом Беляевым и Алексеем Леоновым. Тогда при прохождении штатного цикла спуска было обнаружено, что автоматическая система ориентации не работает, спуск был отменён, корабль ушёл в орбитальный полёт. На земле было принято решение о ручном спуске. В указанное время Беляев включил ручной цикл ПВУ «Гранит» (на пульте пилота - «спуск 3»), вручную сориентировал корабль и включил ТДУ на 20-ой минуте цикла. Так что и здесь не обошлось без автоматики.

Из всего вышеизложенного следует, что «ошибки конструкторов», которые якобы Терешкова устраняла, да и просьбы Сергея Павловича хранить всё это в тайне - ПОЛНАЯ ВЫДУМКА!!! А вот что было на самом деле: в полёте В. Терешкова чувствовала себя плохо; оставшиеся после полёта тубы с пищей говорят о том, что « трое суток Чайке было не до еды» - вспоминает Б.Е Черток , во время сеансов связи ответы на вопросы Земли были нечёткими, сохранились в архиве записи. Были витки, когда Сергей Павлович не мог связаться с Терешковой - она проспала сеанс связи. Наконец, не справилась с тренировкой по ручному управлению, которая была предусмотрена программой полета. Ситуация с ручным управлением особенно беспокоила Главного конструктора 19 июня перед спуском «Востока-6», о чём пишет в третьем томе своих воспоминаний Борис Евсеевич Черток. Слава Богу, не подвела автоматика - и ручное управление не потребовалось.

Я бы никогда не стала об этом вспоминать, если б фантазии Терешковой не зашли так далеко. Этому выражали свое недоумение и даже возмущение многие ветераны РКК «Энергия» и смежных организаций.

В горячо любимом космонавтами фильме «Белое солнце пустыни» таможенник Верещагин так обосновывал свою позицию борца: «За державу обидно». А мне обидно за участников проектирования, строительства, испытаний и подготовки к полёту первых пилотируемых кораблей, которые выслушивали с телеэкранов самовосхваления – и упреки в свой адрес, слушали подтасовку Истории в угоду личности. Слава Богу, что Сергей Павлович уже не мог слышать этих откровений.

Вот такие вот у нас бывают "герои" - примечание канала "Не верь стереотипам"