Ложь космонавта Леонова (часть 3)

18 May 2020
17k full reads
11,5 min.
45k story viewsUnique page visitors
17k read the story to the endThat's 38% of the total page views
11,5 minutes — average reading time

Продолжение , третья часть статьи, датированной Таисией Степановной Когутенко, автором этой статьи 27 апреля 2020 года. В оригинале статья называлась

Спустя 55 лет со дня полёта КК «Восход-2»

Как это было на самом деле. Некоторые сказки Алексея Леонова.

Часть 1 - сказку Леонова про последний день рождения С.П. Королёва можно прочесть по этой ссылке.

В первой части сравниваются "воспоминания" Дважды Героя Советского Союза, бывшего генерал-майора, бывшего когда-то достойным человеком бывшего лётчика-космонавта Алексея Архиповича Леонова о последнем дне рождения Сергея Павловича Королёва (С.П. - так называли его обычно люди, работавшие под его руководством) с воспоминаниями об этих последних днях жизни С.П. Нины Ивановны Королёвой, жены С.П. Читатель сам может решить, каким из этих воспоминаний можно верить, а каким - нельзя.

Часть 2 - сказки, рассказанные Алексеем Леоновым Владимиру Познеру в телепередаче от 17.04.2017 г. можно прочесть по этой ссылке

Во второй части статьи можно увидеть, как во время интервью с Алексеем Леоновым раскрылись "самые лучшие человеческие и профессиональные качества" Владимира Владимировича Познера:

Во-первых, его низкий профессионализм как интервьюера - плохое знание темы, попытка навязать интервьюируемому желательный ему, Познеру, ответ.

Во-вторых, увидеть во всей красе замечательные журналистские принципы, которыми всегда руководствовался Владимир Владимирович Познер, и который сам всегда колебался только в полном соответствии с принципиальными колебаниями правящей верхушки - как и положено самому настоящему представителю одной из двух древнейших профессий, которыми занимались люди с низкой социальной ответственностью, одни из которых, в основном женщины, продавали своё тело (проституция) , а другие, в основном мужчины - свою душу (журналистика).

В третьих, полное невежество Владимира Владимировича Познера в техническом отношении.

Таисия Степановна Когутенко вспоминает, используя для подтверждения своих воспоминаний документы по полёту "Восхода-2", недавно ЧАСТИЧНО рассекреченные Роскосмосом (в опубликованных документах есть масса пропусков, когда следом после 21-ой страницы документа - отчёта космонавтов - идёт 29-я, а сразу же за 38-й - 44-ая и т.д. и т.п.), опровергая своими воспоминаниями сказки, сочинённые бывшим лётчиком-космонавтом А.Леоновым:

Как начиналось всё на самом деле

Лётные испытания беспилотного корабля

Как всё проходило на самом деле

ПРОДОЛЖЕНИЕ (Часть 3):

Лётные испытания пилотируемого корабля.

16 марта [1965 года - прим. П.И.Дубровского] состоялось заседание Госкомиссии по готовности корабля, носителя, средств полигона и утверждению экипажа. Сергей Павлович доложил, что вся техника прошла испытания и просит разрешение на старт. По готовности средств полигона доложил А.Г. Захаров.* Н.П. Каманин** представил экипажи: Беляев П.И. (командир корабля) и Леонов А.А. (второй пилот) – основной экипаж; Заикин Д.А. (командир) и Хрунов Е.В. (второй пилот) – дублирующий экипаж. Дали слово Беляеву и Леонову, они благодарили за доверие и обещали выполнить задание. Госкомиссия приняла решение: технику – на старт, экипаж утвердить. Утвердили и даты: 17 марта – вывоз на старт, 18-го – пуск.

[Примечания П.И. Дубровского:

*Александр Григорьевич Захаров - генерал-лейтенант артиллерии, кандидат технических наук. В 1958-1961 гг. служил начальником штаба НИИП-5 МО (Научно-исследовательский испытательный полигон Министерства Обороны, ныне известный как космодром Байконур). 5 мая 1961 года полковник А.Г. Захаров был назначен на должность начальника НИИП-5 МО, 9 мая того же года ему было присвоено воинское звание генерал-майор артиллерии. Во время его командования были осуществлены запуски КК "Восток" с Юрием Гагариным на борту, а также многие запуски КК "Космос" "Венера", "Марс", "Луна", "Восход" ... С марта 1965 по 1971 гг. — помощник главнокомандующего РВСН по военно-учебным заведениям — начальник военно-учебных заведений Ракетных войск стратегического назначения. Кандидат технических наук.

**Николай Петрович Каманин - генерал-полковник авиации (1967), один из семёрки первых Героев Советского Союза (1934). Участник операции по спасению экспедиции парохода «Челюскин» (1934). Организатор и руководитель подготовки первых советских космонавтов (1961—1971). В марте 1965 года Н.П. Каманин - генерал-лейтенант авиации, Заместитель начальника боевой подготовки ВВС по космосу.]

Во второй половине дня состоялось знаменитое выступление Сергея Павловича перед журналистами. Помимо журналистов в зале были ответственные представители систем, военные испытатели из управления А.С. Кириллова и др. Сергей Павлович очень подробно рассказал о задачах полёта «Восхода-2», подчеркнув, что главное – это первый выход человека в открытый космос. Дальше он рассказал, какие возможности откроет выход для развития космонавтики, изложил свои мысли на близкую и далёкую перспективы её развития.***

[Примечание П.И. Дубровского. ***Странно, разве главное в этом полёте имело какое–то другое значение, отличное от сугубо идеологического и пропагандистского, по версии В.В. Познера?]

После выступления С.П. ответил на вопросы журналистов. Это событие вызвало тогда большое удивление – бывали и раньше на пусках журналисты, но, чтобы перед пуском рассказать о его задачах – такого никогда не было. Было и ещё кое-что удивительное. Незадолго до пуска в МИК-е у некоторых появились книжечки («Звездоград», литературно-художественный альманах, изданный на 10-ой площадке). Проходя мимо кабинета А.С. Кириллова (начальник 1-го управления полигона, начальник стартовой команды), я увидела, как два солдатика берут автограф на таких книжечках у Сергея Павловича, он расписался. Они, довольные, пошли на свои рабочие места. Такое, я видела в первый раз, кроме утверждающих подписей на титульных листах документов, взять автограф у С.П. в голову не приходило. Когда эти трое разошлись в разные стороны, я вошла в кабинет Анатолия Семёновича; у него в кабинете, за столом, сидели Юра Гагарин и Володя Комаров. Обращаясь к Анатолию Семёновичу говорю: «У многих вижу книжечки – «Звездоград», а у меня нет». Анатолий Семёнович отвечает: «Сейчас, Таисия Степановна, исправим». Он достаёт из ящика стола книжечку, подписывает сам и ставят свои автографы Гагарин и Комаров.

Обложка экземпляра "Звездограда", принадлежащего Т.С. Когутенко с автографами Ю.А. Гагарина и В. Комарова.
Обложка экземпляра "Звездограда", принадлежащего Т.С. Когутенко с автографами Ю.А. Гагарина и В. Комарова.

Это событие было за несколько дней до старта, но Анатолий Семёнович почему-то поставил дату - 18.03.65 г., а Володя Комаров – 19.03.65 г. Теперь у них уже не спросишь. Так у меня появились первые автографы, раньше я их ни у кого не брала, как оказалось, напрасно.

17 марта состоялся митинг на старте – встреча экипажа со стартовой командой всеми участниками подготовки.

18 марта 1965 года в 10 часов по московскому времени состоялся старт пилотируемого корабля «Восход-2». Сразу после выхода на орбиту, уже на первом витке, было произведено раскрытие и наддув шлюзовой камеры, оба космонавта были в скафандрах – предстоял выход Леонова в открытый космос. Во время выхода Павел Беляев с пульта пилота управлял бортовыми системами и был готов, в случае необходимости, помочь Леонову вернуться в корабль.

18 марта в 11 ч. 32 мин. 54 с, над Чёрным морем, по началу зоны видимости наземного пункта г. Евпатории, Беляев открыл выходной люк. С этого момента Леонов оказался в открытом вакууме. В 11 ч. 34 мин. 51 с. Алексей Леонов выплыл в безвоздушное пространство. В этот момент в эфире прозвучала историческая фраза Павла Беляева: «Внимание! Человек вышел в космическое пространство! Человек вышел в космическое пространство!» Пять раз Алексей Леонов удалялся от корабля на полную длину фала (около 5 метров от обреза шлюза) и возвращался к нему. За время парения в открытом космосе Леонов пролетел над Чёрным морем, Кавказским хребтом, Волгой, Иртышем и Енисеем. На внешней поверхности корпуса дублирующего двигателя были установлены две телекамеры, которые в режиме реального времени передавали изображение на Землю. На телеэкране в МИК-е мы видели, как Леонов отошёл от шлюза, парил, помахал рукой, «обошёл» шлюз. Перед отходом от шлюза Леонов закрепил на его обрезе кинокамеру С-97, включив ее в автономный режим, что позволило позже создать первый фильм из космоса.

Вот, что рассказывал Алексей Леонов о своём пребывании вне корабля последние лет десять: на 8-ой минуте у него вышли пальцы из перчаток, ноги отошли от подошв, скафандр деформировался – его раздуло; чтобы смотать фал при возвращении к шлюзу и войти в шлюз, ему пришлось перейти на второй уровень давления 0,27 атм., не спрашивая разрешения Земли, как предписывала инструкция. По поводу самовольного перехода на давление 0,27 атм. у Леонова тоже есть сказка, которую он, якобы, рассказал Сергею Павловичу после возвращения. Вещает Леонов: «Я бы Вам доложил, что у меня проблемы, что бы вы стали делать, Вы бы стали формировать комиссию, комиссия бы стала выбирать председателя. Они бы стали меня спрашивать, что и как, и пошли бы Вам докладывать, а я бы уже умер. Сергей Павлович сказал, что Алёша прав [Надо же такое придумать, да ещё многократно повторять в интервью – прим. автора].

В 11 ч. 47 мин. 00 с. Леонов вернулся в шлюз не ногами вперёд, как предписывала инструкция, а «ГОЛОВОЙ вперёд», втянув себя руками в люк (также, по словам Леонова). В свободном полёте он находился 12 мин. 09 с.

18 марта 2020 года Роскосмос, наконец, на своём сайте поместил рассекреченные документы по «Восходу-2». Наряду с другими ценными документами представлен бортовой журнал и доклады П.И. Беляева и А.А. Леонова о выполнении полёта на космическом корабле – спутнике «Восход-2» (Выписка из стенограммы заседания Государственной комиссии по итогам полёта КК «Восход-2»).

Вот, что говорил Леонов о своём пребывании вне корабля сразу после полёта: «…На 5-ой минуте нахождения в открытом космосе перешёл на давление 0,27 атм., с целью испытания этого режима скафандра (штатная операция – прим. автора), об этом я доложил командиру и на «Зарю» - система радиосвязи. Подвижность кистей рук увеличилась, самочувствие отличное, подача кислорода отличная. … О работе с фалом. Я брал за фал, делал лёгкое натяжение и подходил к обрезу шлюза. В этом случае вынужден был бросить фал, чтобы встретить шлюз руками, так как положено, чтобы не удариться. Весь фал шёл впереди меня и постепенно сжимался в первоначальную форму, как он был уложен. Стоит мне подойти к шлюзу, как фал сам заходил сюда, в шлюз. Это было очень положительно, и я понял – это уже легче, наматывать на карабин ничего не надо, он сам так весь входит. … Вход в шлюз. Я снял кинокамеру, начал вход. Скафандр жёсткий, он начал выпрямляться, сделал несколько попыток и понял, что так в шлюз я не войду. Тогда я опять взялся двумя руками за обрез шлюза и обе НОГИ, сразу, вставил в шлюз, держа кинокамеру в правой руке. После этого, прижимаясь и держась левой рукой, правой рукой бросил кинокамеру в шлюз. После этого сам быстро влез в шлюз. Посмотрел, когда я входил в шлюз, фал весь пошёл впереди меня и в первоначально сложенной форме занял положение в шлюзе. … Питание в космосе кислородом было отличное, достаточное, напряжённая была работа, но дыхание обеспечивалось, нагрева по всей поверхности тела не ощущал, даже не вспотел. Выполнение монтажных и демонтажных работ в космосе возможно, но продолжительность ограничена жёсткостью скафандра». Оказывается, что не раздутый скафандр мешал Леонову во время входа в ШК и разворотов в ней, а его жёсткость.

Ложь космонавта Леонова (часть 3)
Ложь космонавта Леонова (часть 3)

Об этом он несколько раз упоминает и в послеполётном отчёте. Про закипание азота**** в нём также не упоминается. Что же теперь будут писать СМИ и демонстрировать режиссёры многочисленных «документальных» фильмов?

****Закипание азота? Серьёзно? Из описания Двухместного космического корабля-спутника "Восход-2", подписанного Чертоком и Цыбиным:

Ложь космонавта Леонова (часть 3)
Ложь космонавта Леонова (часть 3)

А что насчёт Отчёта экипажа о выполнении полёта?

Ложь космонавта Леонова (часть 3)
Так всё-таки "доложил"?
Так всё-таки "доложил"?

[Прим. П.И. Дубровского.

Так всё-таки летчик-космонавт Алексей Леонов доложил о снижении давления в скафандре до 0,27 ата и командиру корабля Павлу Беляеву и на "Зарю", т.е. на Землю? А в книге «Мировая пилотируемая космонавтика. История. Техника. Люди», 2005 год, под редакцией доктора юридических наук, летчика-космонавта России Ю.М. Батурина, которую я уже цитировал в своей статье Правда и ложь космонавта Алексея Леонова (Моя версия), Алексей Леонов утверждает: «…Я, конечно, предполагал, что это случится, но не думал, что настолько сильно. Я затянул все ремни, но скафандр так раздулся, что руки вышли из перчаток, когда я брался за поручни, а ноги - из сапог. В таком состоянии я, разумеется, не мог втиснуться в люк шлюза. Возникла критическая ситуация, а советоваться с Землей было некогда. Пока бы я им доложил... пока бы они совещались... И кто бы взял на себя ответственность? Только Паша Беляев это видел, но ничем не мог помочь.»*****

*****Что, Вы это серьёзно, Алексей Архипович, что сидящий в скафандре, в "полной боевой готовности" в спускаемом аппарате (СА) корабля "Восход-2" Павел Беляев не мог ничем помочь Вам в случае аварийной ситуации - например, если бы Вы потеряли сознание или просто выбились из сил?

Насчёт "раздутия скафандра" я уже писал в упомянутой выше статье. Возможно, у Алексея Леонова могло создаться такое ощущение вследствие потери тактильных ощущений соприкосновения пальцев и других частей тела со скафандром. Дело в том, что "раздуться" скафандр не мог. Скафандр мог только "надуться" и существенно затруднить выполнение любых телодвижений и операций. Но ощущения у Леонова могли быть совершенно новыми, так как на Земле можно было создать отдельно имитацию нулевого внешнего давления - в барокамере, и можно было создать имитацию невесомости - в самолёте Ту-104, выполняющем "горку". Но в обоих этих случаях тактильные ощущения соприкосновения какими-то частями тела со скафандром сохранялись. А вот одновременно создать имитацию и невесомости и нулевого внешнего давления в земных условиях технически невозможно. Так что вполне возможно, что у Алексея Леонова могли остаться очень неприятные ощущения о выходе в космос - ты посреди бескрайней черной пустоты, Солнце нагревает лицо - даже через 95%-ный светофильтр на 10-15 градусов, когда к нему поворачиваешься, а тут такое ощущение, что с тебя попросту сполз скафандр - всё, что защищает твою жизнь. Но вот почему он не указал на это в своём докладе и послеполётном отчёте? Побоялся тогда выглядеть трусом? А ведь, помимо выхода в космос, этот полёт должен был дать какие-то ответы и на чисто психологические вопросы. Ведь не все могут шагнуть из самолёта, прыгая с парашютом. А тут шаг был вообще "в пустоту" - и без парашюта.]

Ложь космонавта Леонова (часть 3)
Божечки, неужели этот отчёт действительно был написан лично Алексеем Леоновым, неужели этот автограф - подлинный? Видимо, тут явно какая-то ошибка - ведь тут нет ни слова о "раздутии скафандра". Или "раздутие скафандра" - это была "страшная тайна Ланселота Космического", которую он не мог доверить даже Главному конструктору - Сергею Павловичу Королёву, не говоря уже о каких-то там разработчиках и изготовителях скафандров?
Божечки, неужели этот отчёт действительно был написан лично Алексеем Леоновым, неужели этот автограф - подлинный? Видимо, тут явно какая-то ошибка - ведь тут нет ни слова о "раздутии скафандра". Или "раздутие скафандра" - это была "страшная тайна Ланселота Космического", которую он не мог доверить даже Главному конструктору - Сергею Павловичу Королёву, не говоря уже о каких-то там разработчиках и изготовителях скафандров?

В 11 ч. 48 мин. 40 с. Павел Беляев закрыл с пульта наружный люк и начал наддув шлюза. Алексей Леонов снял ранец, произвёл пересоединение коммуникаций скафандра, в шлюзе снял две кинокамеры С-08, развернулся и головой вошёл в СА. В СА установил в кронштейны кинокамеру С-97 и две С-08, вышел в шлюз, развернулся, ногами вошёл в СА и занял своё место в кресле.

Через некоторое время, в опергруппе, получили информацию о том, что в СА стало повышаться парциальное давление кислорода - оно достигло 360 мм рт. ст. С этой ситуацией разбирались специалисты по системе кондиционирования, точною причину тогда выяснить не удалось. На борт выдали несколько рекомендаций: отключить подачу кислорода, изменить в СЖО (Система ЖизнеОбеспечения) настройку на низкую влажность и снизить температуру до 10-12 градусов по Цельсию. Постепенно уровень кислорода в СА пришёл в норму. Более подробно с этим разобрались уже после полёта (об этом позже).

Вот, что говорит об этой ситуации Леонов (аудиогид к выставке в музее Космонавтики «85 лет со дня рождения Алексея Архиповича Леонова», эпизод – кислородное опьянение): «… За сутки 7 аварий, самая страшная авария – повышение парциального давления кислорода (460 мм рт. ст.). Что получилось - входной люк в СА сел на седло, но из-за того, что корабль находился 1,5 часа в ориентированном положении, совершенно разные металлы вели себя в этих температурах не одинаково - ведь системы терморегулирования не было. Сигнал есть, что люк закрыт, а на самом деле была микронная щель, через которую начал травиться воздух из корабля, потом разобрались. Система жизнеобеспечения умная, она вырабатывала всё время, заложенный по программе объём кислорода, вот и получалось, что он растёт и дорос до 420 мм рт. ст. Мы убрали на минимум кислород, влажность и наступило кислородное опьянение – мы заснули.

Во сне я шлангом вентиляции скафандра прошёлся по тумблеру наддува СА, и он включился. В корабле вдруг начало расти давление (1100 мм рт. ст.) и это гигантское давление придавило люк. В корабле всё прекратилось, мы пришли в себя, смотрим – давление большое, кислород падает». По Леонову получается, что корабль деформировался, микронную щель как-то определил и объяснил, СТР (Систему ТермоРегулирования) не заметил, кислородное опьянение диагностировал – чудеса!.

Во-первых: система СЖО (по представлению Леонова) есть и даже умная, а СТР – нет.

Сообщаю: СЖО – это сложный многокомпонентный комплекс, состоящий из ряда самостоятельных, но взаимосвязанных систем. В СЖО входит система кондиционирования, которая состоит из системы обеспечения газового состава (СОГС) и системы обеспечения теплового режима (СОТР). В состав СОТР входят средства пассивного терморегулирования (СПРТ) и комплекс средств активного регулирования тепловых процессов, называемый системой терморегулирования (СТР). СТР – это вентиляционные устройства, жидкостной контур с теплообменными устройствами и средствами регулирования тепловых потоков. Все эти системы были в составе корабля «Восход-2».

Во-вторых. Как показал послеполётный анализ телеметрических данных, начиная с 3-го и по 5-ый виток, парциальное давление кислорода, действительно, росло. Оно достигло значения 360 мм рт. ст., 7-го по 12-ый виток было более 360 мм рт. ст. По данным телеметрии на Земле было замечено резкое повышение давления в СА, связались с экипажем и выяснили, что в районе 12 витка произошло случайное включение тумблера «наддув СА» в результате их перемещения. На 13 витке оно достигло 860 мм рт. ст. и открылся клапан КРД (клапан регулирования давления), излишки воздуха начали стравливаться за борт. Экипажу было рекомендовано закрыть магистраль воздушного баллона, как уже говорилось выше. Ситуация с наддувом привела к, практически, полной замене воздуха в СА, газовый состав воздуха стал нормальным, к 14-му витку парциальное давление кислорода стало 250 мм рт. ст.

В задаче спрашивается: когда же наступило « кислородное опьянение», когда и сколько витков они проспали?

Вот, что говорится по поводу сна в отчёте П. И Беляева 23 апреля 1965 г.: «Спать нам не пришлось. Мы приняли решение, что спать некогда, мы, я думаю, не за тем туда летели, чтобы такие драгоценные минуты использовать для сна». Вот и посудите сами.

Ложь космонавта Леонова (часть 3)
Ложь космонавта Леонова (часть 3)

После полёта был проведён анализ возникшей ситуации, сделаны выводы и выданы поручения по устранению всех замечаний к следующему пуску. Рекомендовано обратить внимание на повышенные по сложности условия работы системы кондиционирования: сообщение с накислороженной ШК при входе второго космонавта, вход в СА накислороженного второго, повышенной влажности из-за потовыделений второго после возвращения в СА. По результатам проработки рекомендовано внести соответствующие изменения в систему регулирования газового состава СА. Нормальная техническая работа, да – нештатная ситуация, а не авария, возведённая в степень, по сказкам Леонова. Авария – это разрушение, после 7 аварий, вместо корабля были бы одни обломки. На этих обломках, благодаря геройству и, просто, чуду космонавты вернулись на Землю – считает В. Познер.

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ