Потери ВСУ: чем честнее – тем больше

06.04.2018


Уже длительное время не прекращается озвучивание реальных потерь, которые несут боевики ВСУ в зоне проведения т.н. «АТО». И чем честнее звучит цифра, тем она становится больше. Главная проблема заключается в том, что на откуп командира отдано решение, куда записать погибшего бойца – в боевые потери или небоевые. От этого зависят государственные выплаты. За боевые потери выплачивается компенсация. Сколько реально человек погибло в этой войне выясняться будет ещё долго. Особенно по потерям среди добровольческих батальонов в начале конфликта.
Еще в октябре 2017 года внушительные цифры были названы главным военным прокурором - Анатолием Матиосом - с 2014 года до сегодняшнего дня в ВСУ и других структурах, которые воюют в зоне т.н. «АТО» погибли 10 тыс. 103 человека. Среди них 2 тыс. 150 погибли не от боевых действий.
Однако по официальным данным Минобороны за 2017 год, небоевые потери Вооруженных сил Украины в зоне проведения т.н. «АТО» на Донбассе составили 98 погибших военнослужащих и 178 раненых. За год до этого Петр Порошенко официально признал гибель 1 тысячи 252 украинских военнослужащих.
Безразличие украинских властей доходит до того, что родственникам пропавших без вести участников т.н. АТО было предложено самим сообщать о них. Для этого при администрации Порошенко был создан волонтерский call-центр, который занимается не только подсчётом, но и сокрытием реальных потерь в рядах украинских головорезов.
Как признают некоторые официальные лица самой «Незалежной», проблема заключается в том, что у них напрочь отсутствует институт гражданского контроля и всю статистику ведет Минобороны. А Министерство Обороны поступает с убитыми и ранеными на свое усмотрение: когда нужна конфронтация – боевые потери появляются, когда не нужна конфронтация, количество потерь занижается до минимума. Внутри самого министерства нет независимого органа, который мог бы контролировать данные по потерям.
Стоит отметить, что в списки погибших участников "АТО" не включаются иностранные и местные наемники, добровольцы-неонацисты, военные инструкторы и уголовники. Не вносятся в списки официальных военных потерь и люди, чьи родственники получают извещения о гибели с формулировками, позволяющими дельцам от Минобороны не выплачивать семьям погибших обещанные пособия в размере 609 тысяч гривен. Раненые под Волновахой уже весной 2014 года (!) жаловались журналистам, что их заставляют подписывать странные протоколы, в которых они проходят как «пострадавшие от несчастного случая или аварии».
Согласно данным Мониторинговой миссии ООН по правам человека на Украине, с апреля 2014 года по август 2017 года в связи с конфликтом на востоке страны погибли 10 225 человек, 24 541 был ранен.
Чтобы себя не дискредитировать, Министерство Обороны Украины также не стало уточнять количества военнослужащих, которые несут службу в зоне боевых действий, указав, что данная информация имеет ограниченный доступ. Правильно, ведь надо хоть как-то пытаться скрывать собственную ущербность. Верховной Раде проще разводить полемику о законах, и тыкать пальцем в потенциальных виновников всех бед их, так званой, «незалежности», нежели пытаться как-то бороться с реальными проблемами, которые уносят жизни тысяч украинских военнослужащих.