«Сейчас как врежу!» или проблема хищения нефти в России

30 May 2018
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

Казалось бы, воровство нефти из магистральных нефтепроводов ведрами или маленькими бензовозами уже ушло в прошлое. Однако современная ситуация в этом бизнесе изменилась не в лучшую сторону. Те, кто раньше довольно успешно похищал нефть и нефтепродукты небольшими партиями, сейчас работает по-крупному.

Бывшего председателя совета директоров вьетнамской государственной нефтегазовой компании Petro Vietnam Нгуен Суан Шона суд приговорил в столице страны Ханое к смертной казни за хищение государственных средств в особо крупном размере, заведомое нарушение государственных нормативных актов в управлении экономикой, повлекшее за собой значительные потери бюджетных средств, использование служебного положения в целях личного обогащения и хищение государственных средств в особо крупном размере. Его действия привели к общим потерям банка и государственного бюджета в размере более 160 миллионов долларов.

При этом эти люди — уже далеко не мелкие воришки, а настоящие высококвалифицированные мошенники, которые нередко объединяются в организованные преступные группировки. Да и вёдрами уже никто не ограничивается: воруют по-крупному.

Порой хищения достигают несколько сотен тонн. И всё это благодаря новейшим техническим достижениям. В среднем, по оценкам специалистов, в Российской Федерации ежегодно в неизвестном направлении исчезает около 5 миллионов тонн нефти. Среднегодовой ущерб от мошенников составляет около 800 миллионов долларов. Эти цифры отражают только прямые потери от хищений.

Не меньше уходит на ремонтные работы и восстановление экологической ситуации в местах врезов. Эксперты ПАО «Транснефть» уже давно бьют тревогу. Только из их трубопроводов ежегодно похищают более 100 000 тонн «чёрного золота».

Масштабы хищений набирают всё более серьёзный характер. Несмотря на новейшие разработки, которые применяет компания, не всегда удаётся оперативно отреагировать и поймать злоумышленников. Частенько полиция просто разводит руками. С одной стороны, не настолько широко распространены их полномочия, чтобы ловить нефтяных «браконьеров», с другой — есть предположение, что в некоторых регионах силовые структуры сами «крышуют» этот бизнес и находятся в доле.

В ведомстве «Транснефть» находится более 50 000 магистральных нефтепроводов, поэтому именно её доходы страдают в первую очередь. Специалисты компании уже неоднократно обращались в экспертный совет с целью привлечь внимание к проблеме. Информация, предоставленная «Транснефтью», носит шокирующий характер: масштаб краж и уровень экологической угрозы не только не уменьшается, но с каждым годом всё интенсивнее растёт. Только за период с 2003 по 2012 годы было выявлено более 4 500 несанкционированных врезок в магистральные нефтепроводы. Самыми популярными для злоумышленников районами являются Самарская, Иркутская, Ленинградская области и Республика Дагестан. Конечно, относительно того периода прецедентов стало меньше благодаря инновационным техническим системам защиты, которые «Транснефть» регулярно модернизирует. Но, если здраво посмотреть на ситуацию, то количество преступлений такого рода должно быть, в идеале, вообще единичным и стремиться к нулю.

Для преступников основной проблемой является переработка нефти. Её просто так не зальёшь в бензобак, например. В чистом виде он непригодна для использования. Основная доля переработки ворованного «золота» приходится на мелкие НПЗ, которые достаточно распространены в России. Некоторые специалисты предполагают, что строительство таких производств не обходится без помощи администрации и правоохранительных органов, поскольку очень сложно не заметить такое крупное производство.

Современные воры выкачивают нефть сейчас при помощи целых систем подземных скважин. Порой их длина может доходить до 10 километров. Некоторые «профессионалы» даже строят подземные бункеры, которые оборудованы пультами управления и местом для работы оператора. Специалисты утверждают, что самостоятельно организовать такую систему невозможно. Для создания настолько сложной структуры требуются существенные финансовые влияния, поэтому нередко нефтяные воры объединяются в группировки. Как рассказывал изданию «РБК» заместитель вице-президента компании Сергей Хардыкин, иногда в составе ОПГ оказываются и сотрудники безопасности самой «Транснефти». По его словам, охраной нефтепроводной системы в компании занимается более 14 000 человек. Некоторых из этих людей подвергают преследованию, нередки и случаи подкупа охранников. Людей на преступления против своего работодателя толкает банальная жажда наживы. Хотя, надо сказать, компания «Транснефть» достаточно неплохо оплачивает труд своих специалистов по безопасности.

Каждая новая группировка в первую очередь старается найти себе помощь в лице представителей власти региона или недобросовестных сотрудников ведомств, а есть, к сожалению, и такие. Ярким примером такого «симбиоза» может служить история из города Саратова. В этом регионе были раскрыты дела о шести организованных преступных группировках. «Крышей» выступал заместитель начальника местного ГУВД. Схема действий была проста: топливо заливали в бензовозы и, в сопровождении сотрудников ГАИ, отправляли в соседний Воронеж, где его выкупала местная свекольная компания. Она использовала сырьё для переработки сахара. Затем полученный товар развозили в соседние регионы и там продавали. Эту схему удалось раскрыть. Уволили около 30 человек, однако сам свекольный завод не закрыли.

Также компанию пугает сложная ситуация на территории Республики Дагестан. Там существует около 80 перерабатывающих предприятий, которые даже не имеют лицензии. При этом масштабы воровства там значительные: в начале 2000-х на территории республики украли около 37 000 тонн нефти, что составило треть от объёмов общей поставки. Ситуация оказалась настолько критичной, что руководство компании «Транснефть» приняло решение поставить в курс правительство, которое незамедлительно решило вмешаться в происходящее. На какое-то время проблема поутихла, но уже через год хищения возобновились.

В 2010 году в республике обнаружили две системы под землёй общей протяжённостью 9 и 12 километров. Злоумышленники проложили целую сеть горизонтальных скважин до ближайшей магистральной трубы. Сумма ущерба по тем временам составила сотни миллионов рублей. Преступники умудрились ещё вместо нефти закачать в трубу воду, в связи с этим под угрозой оказались экспортные поставки. Представителям «Транснефти» пришлось срочно связаться с покупателем и предупредить его об угрозе получения некачественного продукта. По мнению помощника полномочного представителя президента РФ в Северокавказском федеральном округе Владимира Кузнецова, проблема хищений нефти и нефтяных продуктов в Дагестане связана с ограничением возможностей нормально функционировать там вертикально интегрированным компаниям (ВИНК). Также не добавляет положительной динамики факт того, что с недавних пор на территории республики нет обязательного лицензирования для нефтеперерабатывающих структур.

Из истории на конкретных примерах

Если в 1990-е годы сообщения об обнаруженных врезках в магистральные нефтепроводы (МН) были единичными, то с начала 2000-х их число стало быстро увеличиваться.

Изначально центром воровства российской нефти стала Чечня. Так, например, в 2003 году здесь, только по официальным данным, было похищено 160 000 тонн топлива, по неофициальным — несколько миллионов тонн. Только за 2003 год на территории республики ликвидировали более 1 000 нелегальных минизаводов, перерабатывающих ворованную нефть, а также 1200 нелегальных врезок.

Также серьёзный ущерб принесли хищения нефти в Самарской области. Так, в сентябре 2003 года в Самаре была ликвидирована преступная группа, воровавшая нефть на протяжении полутора лет. Только за год эта группа похитила около 1 миллионов тонн. По данным правоохранительных органов, именно на территории Самарской области в 2003 году незаконно эксплуатировалось около 450 врезок в нефтепроводы. За 2004 год в области выявили ещё 576 преступлений, связанных с незаконной «нефтедобычей». Отметим, что, если в 2002 году сумма ущерба от воровства нефти составляла в области 3,9 миллиона рублей, то в 2003 году — более 8 миллионов рублей. Ликвидация каждой криминальной врезки обходилась в среднем в 50-60 тысяч рублей.

По некоторым данным, в 2000-х на карте нефтепровода по Самарской области, где красными точками обозначались врезки в трубу, не было пустого места. Потом «Транснефть» установила системы контроля, наладила взаимодействие с МВД и заключила договор местным отделением вневедомственной охраны, после этого масштабы воровства сократились.

В эти же годы большое число хищений нефти и нефтепродуктов совершалось в Иркутской области. В 2004 году наглость преступников превысила все допустимые нормы и начала становиться обычным делом. За первое полугодие 2005 года на территории области была пресечена деятельность 12 групп, занимавшихся крупными хищениями нефти из федерального нефтепровода.

У подозреваемых изъяли 500 тонн сырой нефти. Также в поселке Мегет Иркутской области на территории бывшего строительно-монтажного участка обнаружили целую подпольную нефтебазу. Обеспечивалась она за счёт незаконной врезки в магистральный трубопровод. Похищенную нефть перерабатывали на подпольных мини-заводах, под видом мазута отправляли на Дальний Восток и даже на экспорт в Китай.

Выяснилось, что к массовым хищениям стратегического сырья причастны бывшие работники правоохранительных органов, в частности ГИБДД, которые способствовали беспрепятственному провозу больших объёмов нефти через контрольные посты.

Фото: baltic.transneft.ru
Фото: baltic.transneft.ru

О сокращении масштабов хищений заявил в мае 2009 года и министр МВД РФ Рашид Нургалиев, по словам которого в 2008 году зарегистрировано 387 нарушений целостности трубопровода, в 2007 году — 540, а за три месяца текущего года — 48 криминальных врезок, что на 21,3% меньше, чем в первом квартале 2008 года. Однако, по данным других источников, масштабы хищений если и сократились, то незначительно. В 2007 году в отчёте «Ростехнадзора» отмечался «значительный рост случаев несанкционированного подключения в нефтепродуктопроводы с целью хищения транспортируемого продукта».

Так, на территории Иркутской области в течение 2007 и 2008 годов было обнаружено 159 несанкционированных врезок. Реальное количество врезок могло быть гораздо больше. Врезки стали выполняться с отводами длиной до нескольких километров и с помощью пластмассовых шлангов, которые не фиксируются контрольной аппаратурой.

Особый размах приняли хищения нефти в Дагестане. В начале 2009 года там была реорганизована служба безопасности «Транснефти», так как действовавшая система охраны не справлялась с врезками. Охранявшие нефтепровод три местных отряда, формально входили в службу безопасности «Транснефти», но на деле же контроль за их действиями со стороны государства был фактически утерян.

Текст: Кира Генеральская