История как меня уволить хотели. Веселый опус о храброй блондинке.

04.04.2018

http://wallpapers1080p.com/wallpaper/becki-newton-dancing
http://wallpapers1080p.com/wallpaper/becki-newton-dancing

Дневник, как же я сегодня перепугалась.

Привет, родной.

Сейчас вот просто садись на стульчик ровненько и начинай представлять ту страшную историю, которая тебе будет поведана в следующие секунды/минуты/часы, смотря с какой скоростью ты читаешь.

У нас на работе, как и во многих других местах, сейчас начались сокращения. Уже поувольняли со склада, убрали маркетолога, закрыли целый отдел телемаркетинга, сняли пару менеджеров, сократили логистов. Миша, бай-бай, я по тебе скучать не буду. И судя по тому, что я работаю в отделе персонала и дружу с главбухом, конца этой истории пока нет. А значит, что любой может оказаться тем кандидатом на вылет и уверенности нет ни у кого.

Надо отметить, что если склад и транспорт у нас увольняли просто, то с офисом есть целая церемония. Наш генеральный директор вызывает жертв к себе и уже там, после душевного общения, сообщает об этом лично. Ему кажется, что таким образом он снимает негатив, проявляет свою человечность и высокие моральные качества, не перекладывая ответственность исполнения негативного решения на других. Он-то прав, но мудаком его продолжают считать, грозясь Трудовой Инспекцией за то, что заставляют писать по собственному, а не по сокращению.

И каждый боится получить тот страшный звонок.
Кроме меня, конечно.
Я-то баба самоуверенная и цену себе знаю, еще я перед каким-то генеральным не трусила. Где он, а где небесная красота и харизма нашей компании?

Пришла сегодня на работу, даже не сильно опоздала к девяти.
В общем, к 10 была уже на первом этаже здания.
Добралась до места, сделала кофе, дорисовала правый глаз, на который времени не хватило дома, но благо очки опять выручили.

Сходили покурить с кадровицей, дала экспертную оценку её новому ухажеру, посмотрела анкеты, который мне скинул рекрутер «на поржать», вставила картиночку в старый тренинг продаж, которому добавила новое слово и парочку модулей, назвав это «Продажи в кризис», с телефона шлялась по ЖЖ.

В трудах, заботах прошло два часа. Мысли потекли в русле обеда и диетичности окрошки.
Как тут неожиданно поступил звонок.

Я, весело обсуждая очередного мужика со смешной фамилией и голым торсом на аве резюме, взяла трубку:

— Семь дней — раздалось в трубке — ты умрешь через семь дней.
Мир померк, глаза застлала пелена. Звонил Он.
— Простите, что?
— Поговорить надо
 — сказал генеральный — зайди ко мне.
И тут я поняла, что кто-то себя переоценил.

Я встала. Трагичным голосом Иисуса оповестила кабинет, что вызвали к директору.
Рты открылись, солнце скрылось, радио заиграло Лару Фабиан, кто-то тихонько заскулил и начал плакать. Успокоив плачущего 25-летнего парня-рекрутера, вытерев сопельки ему, поправив помадку себе и взбив волосы, я вышла.

Пока шла, понимала, что ноги мои стали хуже слушаться явно не из-за ежевечернего бега. Размышляла про работу и то, что в среднем на поиск нормальной вакансии по моей должности надо полгода. А с учетом кризиса цифра удлиняется до бесконечности, как объем силикона в грудях естественной Памелы Андерсон.

Пришла в приемную. Помощница попросила подождать несколько минут на стульчике. Я сохраняла внешнее спокойствие, поливая содержимым мочевого пузыря все стены внутри сознания, утешая себя только тем, что эта намалеванная мымра тоже скоро будет уволена (мне донесли) и ее функции отдадут секретарше.
— Заходите, Люся.

Зашла. А там сидит Он. Такой большой, неприятный, страшный, мерзкий, неказистый генеральный.
Села рядом.

— БрррАррргхххмм — изрыгнул он нечто непонятное из своего рта.
Я напрягла слух.
Услышала, что он рассказывал что-то про сложное время и общие для страны нелегкие времена, когда просто необходимо применять порой не самые приятные меры.

«Не томи уже, ублюдок» — думала я, поддакивая ему головой.

Он зашел на тему моей работы, профессионализма и тому, как мы приятно сотрудничали вот уже больше двух лет.

«Господи, ну какого хрена так долго, заебал. Делай уже.»

Вслух же согласилась и расписалась в своей любви к нему и компании. Он согласился, дескать, не сомневаюсь, о вашей лояльности можно легенды слагать.

И тут он подошел к главному, я чувствовала это кожей, каждой клеточкой своего проспиртованного тела.

Он задался вопросом: "а какие действия можно предпринять?"
Я поняла — это мой шанс. Наплевав на то, что вопрос был риторическим и для связки слов, я сыграла Ва-Банк.

Меня понесло. Я рассказывала про возможность сокращения ФОТ, через перевод людей на половину ставки (официально, так то они как работали так и будут, просто часть в черную платить), о сокращении расходов на корпоративные мероприятия (хотя их не так много было), распределении обязанностей и полной заморозке подбора, увеличении плановых показателей для менеджеров, сокращении бюджета рекламы, внутренних расходов, сдачи части помещения в аренду (я не хочу искать работу, сука!), изменении системы KPI, увольнении ненужного вспомогательного персонала (вот почему курьер будет, а меня нет?!).

— Стоп! Люся, спасибо за ваше мнение, но я вас позвал не для того, чтобы вы мне советовали, что делать. Я это без вас знаю. Я вас за другим вызвал. И вы это проговорили.

— Увольняете? — сказали мои округленные глазки (да, я не только улыбаться ими умею)

 Да никто не собирается вас увольнять! Что вы истерите? Вы нам нужны. Я хотел вас попросить, чтобы вы пересмотрели систему KPI. Нам необходимо уменьшить бонусную часть. Сами понимаете, дело деликатное. Нам надо растворить уменьшение зарплаты в новых показателях. Или же, сделать так, чтобы они зарабатывали те же деньги при других, более высоких, показателях.

Я смотрела на него и думала: Какой же ты красивый. И возраст так к лицу и форму хорошую сохранил. Дай Бог всем так выглядеть как он в свои N-пять лет. Послала же мне судьба такого внятного руководителя. Умный, интересный, харизматичный, мужественный.
Была бы не замужем, возбудилась бы.

— Конечно сделаю. В какие сроки? С кем по цифрам работать?
— Все данные я уже передал главному бухгалтеру. С ней поработайте, пока финансовый все равно в декрете. Все, идите работать

Я вышла оттуда окрыленная с вновь вернувшейся уверенностью.
В кабинете меня встречали сначала с опаской, но после того, как узнали, что остаюсь — радовались.

— Я думал тебя уволят — сказал рекрутер.
— Таких как я не увольняют, мы сами уходим. Мог бы уже понять это — ответила я, смерила его уничижительным взглядом, пока набирала смску буху, чтобы с ней покурить сходить.

Там я еще долго ей высказывала за то, что не предупредила меня, а я из-за нее чуточку перешугнулась. Она смеялась и говорила, что просто не успела, ибо вся в 6-НДФЛе.

На обратном пути я пошепталась с Оленькой-секретаршей, рассказав ей чудную историю, как меня хотели уволить, но я смогла убедить своей жесткой аргументацией: Люся — лучшее, что было в нашей компании.
Пускай все знают.

А матку, которая у меня выпала, когда поступил звонок с вызовом к директору, я уже помыла и обратно вставила.
Негоже ей валяться и мой авторитет ухудшать.

Ведь такие как я, ничего не боятся.
Дневник, пока.

Блог Дневник Люсии
И не забывайте подписываться на мой канал. Обещаю, будет интересно.