Тамбовское восстание

22 December 2020
519 full reads
18 min.
970 story viewsUnique page visitors
519 read the story to the endThat's 54% of the total page views
18 minutes — average reading time
Фото: Кирилл Здоров (https://zdorovs.livejournal.com/32490.html)
Фото: Кирилл Здоров (https://zdorovs.livejournal.com/32490.html)

Илья Дорханов специально для Campaign Insider

Единый день голосования 2020 года подарил всем, кто интересуется выборами, несколько неожиданных побед. В Томске глава местного штаба Навального Ксения Фадеева избралась в гордуму. Самовыдвиженец-националист Ростислав Антонов стал депутатом новосибирского горсовета. Наконец, возникшие несколько месяцев назад «Новые люди» и никем не воспринимавшаяся всерьёз Партия пенсионеров смогли с неплохими результатами пройти в заксобрания сразу нескольких регионов.

Однако главная история успеха в этот ЕДГ – это победа «Родины» на выборах в Тамбовскую городскую думу. Дело здесь не только во впечатляющих результатах (44,1% по спискам и 17 одномандатных округов из 18), но и в удивительной предыстории, которая с треском ломает все стереотипы о партиях, кандидатах и о том, как выигрывать выборы в России.

Что на кону?

Небогатая и малоинтересная сторонним элитам, Тамбовская область редко попадает в сводки политических новостей. В 1990-е она была частью «красного пояса» – группы регионов, где мощной поддержкой пользовалась КПРФ и другие левые силы. Однако с начала 2000-х власть на Тамбовщине перешла в руки местных единороссов под руководством Олега Бетина, который занимал пост главы администрации Тамбовской области (так, в стиле раннего Ельцина, здесь до сих пор называют губернатора) в 1999-2015 гг. Не стала исключением и Тамбовская городская дума, где ко второй половине 2000-х сложилось провластное большинство. Коммунисты постепенно утратили остатки влияния, а остальные партии никогда не играли серьёзной роли ни в области, ни в её административном центре.

Тамбовская городская дума с 2005 г. состоит из 36 депутатов, половина из которых избирается по партийным спискам, а другая – по одномандатным округам. Процентный барьер для прохождения по спискам стандартный для России – 5%. При распределении мандатов используется т.н. «тюменский метод»: это, в частности, означает, что каждая партия, преодолевшая барьер, получит хотя бы один мандат. Выборы гордумы 2020 г., по примеру голосования по поправкам к Конституции, были трёхдневными: 11 и 12 сентября проходило досрочное голосование, в т.ч. на УИК, 13 сентября – «основной» день выборов.

Скромное здание Тамбовской городской думы словно подчёркивает её скромный статус. Фото: onlinetambov.ru
Скромное здание Тамбовской городской думы словно подчёркивает её скромный статус. Фото: onlinetambov.ru

Это серьёзно снижает привлекательность городского парламента для потенциальных кандидатов. Однако у гордумы осталось важное полномочие – избрание мэра Тамбова из числа кандидатов, представивших свои программы развития города на конкурс. Собственно, именно с экс-мэром Тамбова (а ныне вновь и.о. мэра) и связана история победы «Родины» на выборах в гордуму 2020 г.

Верните мой 2008-й

В те годы, когда складывалось доминирование «Единой России» в региональной политике, к вершинам тамбовской власти продвигался молодой политик Максим Косенков. В 2000-м он стал вице-мэром Тамбова, в 2004-м – самым молодым замгубернатора (28 лет), а в 2005-м – главой администрации (сити-менеджером) Тамбова, самым молодым мэром в России на тот момент. Все эти должности Косенков занимал, будучи частью команды тогдашнего губернатора Олега Бетина и членом «Единой России». Однако в какой-то момент глава региона начал подозревать, что молодой мэр хочет его подсидеть – и, как утверждают, небезосновательно: по некоторым данным, Косенков пытался «договориться» с теми, кто принимал тогда решения о назначении губернаторов. Но даже если и правда пытался, ему это не удалось: в апреле 2008 г. Косенкова арестовали по обвинениям, более чем экзотичным для российской политики и, тем паче, для Черноземья.

Максим Косенков был довольно популярной фигурой в Тамбове, что во многом подпитывало прогнозы о его грядущем восхождении на пост губернатора. Молодой мэр занимался благоустройством города, реструктурировал огромные долги, старался выстраивать отношения с местными сообществами (домкомами, советами микрорайонов) – хотя сейчас и сам признаёт, что у него не всегда это получалось. Высоким рейтингам Косенкова не мешало даже обстоятельство, казалось бы, недопустимое в консервативном провинциальном городе. Глава администрации Тамбова не слишком-то скрывал, что живёт под одной крышей не с официальной женой (та с ребёнком уехала в Петербург), а с молодым гражданином Украины Виталием Бабием, формально работавшим у него в доме помощником по хозяйству. Но то, что для тамбовчан было «забавной деталью», для силовиков и региональных властей стало отправной точкой в деле, закончившемся для Косенкова шестью годами за решёткой.

Максим Косенков в должности мэра Тамбова. Фото: «Общая газета».
Максим Косенков в должности мэра Тамбова. Фото: «Общая газета».

Если не вдаваться в детали, Максима Косенкова обвинили в том, что он организовал похищение Бабия, уехавшего от него в Москву, и два дня насильно удерживал его у себя в доме. В СМИ история быстро разрослась до обвинений в том, что мэр Тамбова якобы в принципе удерживал молодого украинца в сексуальном рабстве и похитил его, когда тот попытался сбежать. Правда, спустя несколько месяцев после ареста Косенкова «похищенный» Бабий в письме в прокуратуру признался, что оговорил тамбовского мэра под давлением силовиков – но это уже ничего не изменило. Косенков был освобождён от должности главы администрации и исключён из «Единой России», а в январе 2009 г. приговорён к 9,5 годам лишения свободы. В 2013-м приговор будет пересмотрен, и срок сократят до 7 лет 7 месяцев, в 2014-м Косенков выйдет по УДО, а в 2015-м Бабий уже перед судом признает, что оговорил Косенкова. Но так или иначе, экс-мэр провёл за решёткой долгие шесть лет, за которые и город, и страна сильно изменились. Тем не менее, Максим Косенков решил вернуться в политику – и так началась история самого впечатляющего разгрома «Единой России» в 2020 году и, возможно, самого удивительного камбэка в политической истории постсоветской России.

Долгая дорога в Думу

Вернувшись в Тамбов, Косенков первое время присматривался к изменениям в городе и местной политике. Оказалось, что его позиции в городе за шесть лет отсутствия не ослабли, а в чём-то даже и укрепились: череда последующих мэров воспринималась горожанами с куда меньшим энтузиазмом, чем косенковский «золотой век». В Тамбове сложился политический миф о градоначальнике, при котором всё стремительно менялось к лучшему и стало бы совсем замечательно, если бы через два года конкуренты не отправили его за решётку по ложному обвинению. Возможно, популярность Косенкова отчасти объясняется тем, что он просто не успел надоесть горожанам или совершить серьёзные ошибки на посту – а статус жертвы политических интриг лишь укрепил симпатии к нему. В итоге к середине 2010-х самой популярной политической фигурой в Тамбове оказался беспартийный экс-единоросс, только что вернувшийся из мордовской колонии.

Перед выборами в Тамбовскую городскую думу 2015 г. бывший мэр публично заявил, что обдумает, кого из кандидатов поддержать. Хотя звучали предположения, что Косенков договорится со «Справедливой Россией», свой выбор он остановил на областном отделении «Родины» – оно к тому времени существовало уже два с половиной года, но было не слишком активно. Некоторые комментаторы прямо говорили, что Косенков «купил себе партию».

Беседа Максима Косенкова с журналистами, июль 2015 г. Фото: сетевое издание «ВТамбове».
Беседа Максима Косенкова с журналистами, июль 2015 г. Фото: сетевое издание «ВТамбове».

Летом 2015 г. в реготделении сменилось руководство: формальным лидером стал Дмитрий Кислинский, председатель областной коллегии адвокатов и защитник Косенкова в судах – именно благодаря его усилиям экс-мэру удалось добиться пересмотра приговора и выхода по УДО. Первые места в избирательном списке получили Кислинский и Юрий Косенков, отец экс-мэра. Однако «Родине» не удалось податьдокументы даже на заверение – единственный случай во всей стране в ЕДГ-2015. Формально – из-за бюрократических проволочек (до последнего дня сдачи документов в ЕГРЮЛ так и не внесли данные нового председателя реготделения), фактически же, судя по всему – из-за опасений властей по поводу популярности Косенкова. Партия пыталась поучаствовать в выборах гордумы и по одномандатным округам, но и здесь поддержанные ей кандидаты-самовыдвиженцы не были зарегистрированы либо утратили статус уже в ходе кампании. Попытка пройти в городской парламент с наскока не увенчалась успехом. Доминирование ЕР в гордуме сохранилось.

Следующей крупной региональной кампанией, в которой участвовала «Родина», были выборы в Тамбовскую областную думу шестого созыва (2016 г.) В этот раз региональному отделению партии, уже официально возглавляемомуКосенковым, удалосьзарегистрировать список из 44 кандидатов. А вот по одномандатным округам из 13 выдвинутых кандидатов удостоверения не получил ни один, в то время как у других партий получили регистрацию все выдвиженцы (кроме КПРФ, у которой зарегистрировали 24 из 25 кандидатов). Список «Родины» возглавил Роман Худяков, депутат Госдумы, который буквально перед этим покинул ряды ЛДПР (его отказались снова выдвинуть в ГД) и безуспешно поучаствовал в праймериз «Единой России». Также в общую часть списка вошли Лариса Романина, глава «Союза женщин Тамбовщины» и предшественница Косенкова на посту «социального» вице-губернатора в начале 2000-х, и уже упоминавшийся Д. Кислинский. В ходе предвыборной кампании региональные власти применяли против оппонентов административный ресурс. Выражалось это главным образом в неравном доступе партий к СМИ (на что жаловались, в частности, и представители КПРФ) и в том, что детские площадки, которые в рамках кампании устанавливал в тамбовских дворах Худяков, демонтировались из-за незаконного «захвата» земли (что «Родина» оспаривала).

По итогам выборов список «Родины» занял третье место с 8,82% голосов, незначительно опередив ЛДПР и уступив КПРФ лишь на 3 процентных пункта. Это дало партии одно место в областной думе, которое занял Р. Худяков, а после того, как его в 2017 г. лишили мандата за опоздание с декларацией о доходах – Л. Романина. Тем не менее, даже такое представительство в облдуме было полезно, т.к. снимало требования по сбору подписей на выборах всех уровней на территории области.

Агитационный билборд кандидата «Родины» Романа Худякова, 2016 г. Фото: Анна Кумицкая @ ИА REGNUM
Агитационный билборд кандидата «Родины» Романа Худякова, 2016 г. Фото: Анна Кумицкая @ ИА REGNUM

В следующем, 2017 г. тамбовское отделение «Родины» поучаствовало в двух дополнительных выборах: в областную думу по Мичуринскому избирательному округу №11 и в Тамбовскую гордуму по избирательному округу №15. Довыборы в областную думу в Мичуринске проводились из-за того, что депутат от этого округа Анатолий Петров был осенью 2016 г. избран в Госдуму. «Родина» выдвинула на довыборы Дмитрия Полякова, редактора газеты «Мичуринская мысль» и депутата горсовета в 2010-2015 гг. Первоначально избирком отказал «родинцу» в регистрации из-за отсутствия избирательного счёта, однако затем всё же зарегистрировал его. Поляков занял второе место после единоросса Константина Августюкова, однако набрал в десять раз меньше голосов (7,43% против 77,04%). Увеличить представительство «Родины» в областной думе не удалось.

Куда более стратегически успешными оказались для косенковской «Родины» довыборы в гордуму Тамбова по одномандатному округу №15. Эта территория известна в Тамбове как Лётный городок или просто Лётка (по расположенному там лётному училищу) и исторически считается не самой благополучной окраиной города (хотя её жители думают иначе). В отличие от Мичуринска, где сильны позиции провластных кандидатов (во многом потому, что оттуда родом губернатор А. Никитин), Тамбов и, в частности, Лётка остаётся важной опорной точкой для Косенкова – а значит, и для «Родины». Довыборы в Лётке были назначены после того, как полномочия депутата гордумы сложил (чтобы посвятить себя бизнесу) сын экс-губернатора Тамбовской области Вячеслав Бетин.

Претендентов на мандат было пятеро, однако наиболее острая борьба развернулась между двумя кандидатками: Ларисой Булгаковой (ЕР) и Еленой Леоновой («Родина»). Булгакова за два с небольшим месяца до выборов стала общественным префектом Лётного городка – главой первого в области органа «общественного самоуправления», представляющего местных активистов, председателей домкомов, ТСЖ и т.п. Свою кампанию директор городского ПКиО строила вокруг идей благоустройства территории и создания комфортной среды – активные работы в округе развернулись незадолго до выборов. У Леоновой не было таких ресурсов, однако на её стороне были местный бэкграунд (в отличие от всех остальных кандидатов, она родилась и выросла в Лётке), опыт работы в городской и областной администрации, а также политический капитал Максима Косенкова.

Лариса Булгакова, общественный префект Лётного городка и кандидат от ЕР. Фото: TAMBOV.RU
Лариса Булгакова, общественный префект Лётного городка и кандидат от ЕР. Фото: TAMBOV.RU

В ходе предвыборной кампании и на самих выборах власти вновь мобилизовали административный ресурс, чтобы обеспечить победу Булгаковой: препятствия агитации за Леонову, «досрочка», организованный привод бюджетников на участки под контролем начальства и даже экстренный ремонт асфальта (!) перед домом с оппозиционно настроенными жителями в ночь перед выборами. Тем не менее, разрыв между двумя основными претендентками получился минимальным: 2179 голосов (46,7%) за Булгакову и всего на 203 голоса меньше – за Леонову. Хоть это и было поражение, кампания в Лётке ещё раз привлекла внимание тамбовчан к «Родине», показав, что партия способна добиваться высоких результатов даже в крайне неблагоприятных условиях. В то же время ЕР и городские власти своими методами дискредитировали себя в глазах многих жителей Лётки и других районов Тамбова.

В 2018 г. тамбовская «Родина» приняла участие в двух заметных электоральных кампаниях. Первая – ещё одни довыборы в областную думу – не принесла команде Косенкова успеха: хотя Елена Кулакова и заняла второе место с 19,87%, опередив кандидата от КПРФ, выиграл выборы единоросс, набравший почти половину голосов. А вот другая кампания, куда более скромная по масштабам, стала своего рода «репетицией» победы-2020. Речь идёт о выборах в Цнинский сельсовет – фактически местный совет посёлка Строитель в пригороде Тамбова. У посёлка хватает проблем, и их в своей агитации пыталась использовать ЕР – например, пообещала решить вопрос с ржавой водопроводной водой, который тянется ещё с 1990-х. Также накануне выборов ЕР смогла добиться отмены трёхнедельного отключения горячей воды, запланированного коммунальщиками. За два дня до выборов в присутствии главы Тамбовского района и депутатов облдумы была торжественно открыта пешеходная дорожка между двумя домами на юге посёлка (она начала разваливаться буквально через пару недель).

Злополучная пешеходная дорожка в пос. Строитель. Фото: ИА «Тамбов-Информ».
Злополучная пешеходная дорожка в пос. Строитель. Фото: ИА «Тамбов-Информ».

Такие спешные и неэффективные решения проблем, слишком откровенно приуроченные ко дню выборов, не впечатлили жителей посёлка. В то же время Косенков мог в полной мере использовать в этом пригороде свою тамбовскую популярность. На выборах в сельсовет «Родина» получила 11 мандатов из 15, причём каждый из её кандидатов набрал 1600-1800 голосов, в то время как трое единороссов и представительница СР – лишь по 700 с небольшим. Цнинский сельсовет стал своего рода «базой» для тамбовской «Родины»: его можно было предлагать в качестве «истории успеха» избирателям в других местах, часть соратников Косенкова получила наконец хоть какие-то мандаты или должности, а сам он стал замглавы администрации посёлка, что выглядело более подходящим для регионального политика, чем статус помощника депутата Госдумы Алексея Журавлёва.

Впереди была битва за Тамбов.

Две твердыни

Как можно заметить по описанным кампаниям, в Тамбовской области к 2020 г. не осталось оппозиционных сил, действительно угрожавших позициям ЕР, кроме «Родины». Наиболее популярная в прошлом системная оппозиция, КПРФ, хоть и участвовала в большем числе кампаний, чем «Родина», уже не могла добиваться сопоставимых результатов в условиях реальной конкуренции. Ещё в большей степени это касалось ЛДПР и «Справедливой России». Либеральные партии («Яблоко», Партия Роста, «Парнас», Партия прогресса) на Тамбовщине в принципе были малозаметны – видимо, их руководство считало регион бесперспективным с электоральной точки зрения и потому лишь поддерживало местных либералов, если тем требовалась партийная аффилиация для участия в выборах. При этом «Яблоко» изначально собиралось участвовать в выборах городской думы 2020 г., но затем неожиданно сняло свой список без объяснения причин, а их одномандатникам было отказано в регистрации – равно как и представителям Партии Роста и самовыдвиженцам из тамбовского штаба Навального. Из «новых малых» партий в городе проявляла какую-либо активность только «За правду» Захара Прилепина, чьё региональное отделение подконтрольно сенатору от Тамбовской области Александру Бабакову (43-е место в списке самых богатых представителей власти по версии Forbes). Однако набрать популярность за несколько месяцев «заправдинцам» не удалось, несмотря на активную агитацию.

«Команда независимых кандидатов» от штаба Навального в Тамбове так и не была зарегистрирована. Фото: tambov2020.ru
«Команда независимых кандидатов» от штаба Навального в Тамбове так и не была зарегистрирована. Фото: tambov2020.ru

Одновременно в области проходили выборы губернатора, но в них не было никакой интриги: парламентская оппозиция выставила формальных кандидатов, а «Родина» и вовсе отказалась от участия, объяснив это тем, что муниципальный фильтр, контролируемый ЕР, всё равно смогут пройти только «номинанты на поражение». Поэтому главной кампанией ЕДГ-2020 в регионе были именно выборы в Тамбовскую городскую думу, где основная борьба ожидалась между ЕР и «Родиной».

«Единая Россия» выдвинула список, состоящий в основном из бюджетников. Общегородскую часть списка составили двое сотрудников перинатального центра и учительница лицея – люди, которые даже не принимали участия в праймериз тамбовской ЕР. Территориальные группы возглавляли типичные кандидаты от «партии власти» на городском уровне – главврачи больниц и поликлиник, руководители образовательных учреждений, директора строительных и управляющих компаний. Выбивались из общей массы исполнительный секретарь городской ЕР Сергей Хомутинкин, несколько депутатов действующей гордумы (включая вице-спикеров), предприниматель и депутат облдумы Александр Орионов и общественный префект Лётного городка Лариса Булгакова. Нужно отметить, что список кандидатов от ЕР сильно обновился по сравнению с выборами 2015 г.: только 6 фамилий из 57 остались неизменны. Средний возраст потенциальных думцев-единороссов был средним по меркам российской политики – 42,8 года. Женщины составляли чуть менее половины списка (42,1%).

Список «Родины» насчитывал 56 человек вместо «нормальных» 57 – одну из кандидатов, Елену Щербинину, пришлось исключить, поскольку она всё ещё формально числилась членом ЕР, хотя подала заявление о выходе из партии ещё в 2010 г. Из-за нехватки кандидата в одной из территориальных групп горизбирком отказывался регистрировать список «Родины», но партии всё же удалось его отстоять. Общегородская «тройка» состояла из уже знакомых нам Д. Кислинского и Е. Леоновой (не избравшись в Лётке, через год она получила должность замглавы администрации в Строителе), а также Любови Шаниной (была заммэра Тамбова ещё при Косенкове, на момент выборов – пенсионерка). Лидерами половины территориальных групп были бизнесмены и адвокаты. Большая часть рядовых кандидатов также работали в частном секторе – хотя были и сотрудники госструктур, вплоть до корреспондента ГТРК «Тамбов». Также список «Родины» включал в себя довольно много пенсионеров, в т.ч. военных. Тем не менее, средний возраст кандидата был примерно тот же, что у ЕР – 41,5 год. А вот доля женщин в списке «Родины» была заметно меньше, чем у «партии власти» (30,4%).

Кандидаты от «Единой России» на заседании регионального отделения партии. Фото: пресс-служба РО «Единой России».
Кандидаты от «Единой России» на заседании регионального отделения партии. Фото: пресс-служба РО «Единой России».

«Единая Россия» выдвинула кандидатов по всем 18 одномандатным округам Тамбова. В семи округах это были те же люди, что возглавляли соответствующие территориальные группы по списку. В остальных округах ЕР представляли примерно в равных пропорциях руководители государственных и муниципальных учреждений (больницы, школы и т.д.) и коммерческих структур. Среди кандидатов было восемь депутатов действующей гордумы, обычно на непостоянной основе. Средний возраст одномандатников ЕР был даже чуть ниже, чем у списочников (41,4 года), а вот женщин было всего две: Марина Македонская в округе №1, где не было кандидата от «Родины», и Лариса Булгакова в округе №15 (Лётка), где она была общественным префектом.

«Родина» была представлена в 17 одномандатных округах, поскольку в округе №1 изначально выдвигалась всё та же Е. Щербинина, снятая из-за формального членства в ЕР. Девять одномандатников одновременно возглавляли соответствующие территориальные группы по списку, ещё по трём округам шли списочники из общемуниципальной «тройки». Остальные кандидаты по округам – двое предпринимателей, сотрудница Цнинского сельсовета, работник автопредприятия и военный пенсионер. Поскольку «Родина» не была представлена в гордуме, действующих депутатов среди её кандидатов не было. Одномандатники «Родины» были в среднем более возрастными, чем у ЕР – 46,8 лет, зато 5 из 17 кандидатов были женщинами – примерно та же доля, что и по спискам.

К августу состав обеих «команд» окончательно определился – и началось, пожалуй, самое впечатляющее дерби за весь ЕДГ-2020.

Предусмотреть всё

15 августа стартовал этап предвыборной агитации. Она у обеих сторон была довольно простой, без изысков. Наиболее популярными методами были встречи с избирателями, билборды на городских улицах, листовки на досках объявлений. Основные нарушения в ходе предвыборной кампании были связаны именно с расклейкой листовок: оппоненты уничтожали агитацию «Родины» или заклеивали стенды целиком своей, называя порчу АМП «традиционными русскими играми».

Партия «За правду» беспрепятственно размещала агитацию в общественном транспорте – что, однако, не помогло ей пройти в гордуму. Фото: телеграм-канал «Тамбовский колхозник» (t.me/tambovkol)
Партия «За правду» беспрепятственно размещала агитацию в общественном транспорте – что, однако, не помогло ей пройти в гордуму. Фото: телеграм-канал «Тамбовский колхозник» (t.me/tambovkol)

Что касается содержания агитматериалов, то ЕР использовала классический (если не сказать банальный) формат лозунга из трёх слов: «Порядок, развитие, открытость», а также основанный на первых буквах этих слов хэштег #pro – явно слишком популярный в соцсетях, чтобы быть уникальным. Агитация «Родины» тоже была простой, если не сказать примитивной: подавляющее большинство билбордов несли лозунги вроде «Партия «Родина» – команда Косенкова» или «Поддерживаешь Косенкова – голосуй за «Родину»!» И если сдержанность единороссов была привычной и логичной для правящей партии, то «родинцы» во многом отошли от канонов оппозиционной агитации. Вместо обещаний или атак на оппонентов «родинцы» фактически превратили кампанию в референдум о доверии лично М. Косенкову. Достоинства отдельных кандидатов были не важны: важно было лишь то, что их, как и партию в целом, поддерживает экс-мэр. Впрочем, при рейтинге «Родины» на начало кампании около 50% большего и не требовалось.

Тамбовское восстание
Типичные билборды «Единой России» и «Родины». Фото: личный архив автора, «ПроТамбов».
Типичные билборды «Единой России» и «Родины». Фото: личный архив автора, «ПроТамбов».

Несмотря на такие стартовые позиции, назвать подход тамбовской «Родины» к выборам легкомысленным нельзя. В частности, кампанию «косенковцев» вёл Юрий Анциферов, московский политтехнолог родом из Тамбова, специалист по избирательным кампаниям в Интернете. Возможно, благодаря ему соцсети тамбовской «Родины» (ВК, ОК и Facebook) даже по состоянию на декабрь 2020 г. в сумме охватывали около 4000 чел. – примерно 1,7% избирателей Тамбова. Впрочем, в основном кампания всё же шла оффлайн, а не онлайн – даже несмотря на коронавирус. Важным элементом здесь было личное участие лидеров партии в агитации. Так, на встречи кандидатов «Родины» с избирателями приходил лично Косенков как лицо партии в регионе и городе – сам он утверждает, что за время кампании успел посетить более ста таких встреч. Перед самыми выборами, 8 сентября, в Тамбов прилетал лидер федеральной «Родины», депутат Госдумы А. Журавлёв – и тоже лично встречался с избирателями. Примерно в те же дни область посетили спикер Госдумы Вячеслав Володин, однако его визит пошёл в копилку не столько местной ЕР, сколько губернатора Никитина. Кажется, областные власти в принципе сосредоточились на том, чтобы получить высокий процент на выборах главы региона, а на кампанию в областном центре смотрели вполглаза.

Для борьбы с возможными нарушениями в ходе голосования «Родина» установила контакт с движением в защиту прав избирателей «Голос». Его местное отделение, в свою очередь, пригласило в Тамбов коллег-наблюдателей из Карелии и Санкт-Петербурга. Это позволило организовать в городе мобильную группу по наблюдению за выборами, которая могла быстро перебрасываться на нужный УИК, если местные наблюдатели сигнализировали о проблемах. В составе мобильной группы находился оператор ютуб-канала «Афанастас Тамбовский», который снимал и сразу же монтировал сюжеты по материалам выездов. Не всегда нарушения были топорными манипуляциями с урнами, кабинками и сейф-пакетами. Как это часто бывает, власти одновременно с выборами организовали голосование (ни к чему не обязывающее) по вопросу местного значения – в данном случае о том, стоит ли в условиях пандемии проводить традиционную ежегодную ярмарку. Но если обычно такие «недореферендумы», как и различные конкурсы, призваны лишь заманить избирателей на участки, то в Тамбове участие в голосовании «за ярмарку» было де-факто принудительным. «Уведомления» о нём выдавали бюджетникам по месту работы, и в них предписывалось после голосования отчитаться, позвонив по определённому номеру. Понятно, что предметом интереса организаторов была вовсе не ярмарка. Тем не менее, присутствие наблюдателей из разных регионов, непривычное для Тамбова, всерьёз напугало многих председателей комиссий и явно отвратило часть из них от фальсификаций.

Наблюдатели, ЧПСГ и лично Максим Косенков следят за подсчётом результатов на УИК №790. Фото: телеграм-канал Mr & Mrs Zhilkin (https://t.me/zhilkins)
Наблюдатели, ЧПСГ и лично Максим Косенков следят за подсчётом результатов на УИК №790. Фото: телеграм-канал Mr & Mrs Zhilkin (https://t.me/zhilkins)

Нужно упомянуть и ещё об одном факторе, игравшем на руку «Родине»: 16 из 17 её кандидатов были поддержаны «Умным голосованием». Лишь в округе №5 навальнисты сочли более сильным кандидатом Артёма Александрова из КПРФ (в итоге он всё же уступил «родинцу» Андрею Ермаку). Ещё одного коммуниста они поддержали в округе №1, где не было кандидата «Родины». Насколько УмГ повлияло на результаты выборов – вопрос дискуссионный. Команда Косенкова отрицаетего сколько-нибудь значимое влияние на выбор тамбовчан – в партии, похоже, с самого начала считали поддержку со стороны Навального медвежьей услугой. В то же время представители штаба Навального в Тамбове указывают на то, что разрыв между кандидатами от «Родины» и ЕР в трёх округах был примерно равен числу писем с рекомендациями по голосованию, отправленных местным подписчикам сайта УмГ. Видимо, истина в данном случае находится где-то посередине: в некоторых округах УмГ могло действительно решить исход противостояния, но результаты выборов в целом зависели, конечно, не от него.

Партий больше нет

В интервью через два дня после выборов лидер списка «Родины» Д. Кислинский признавался: «Знали, что победим. Не знали, с каким результатом». Это, пожалуй, лучше всего характеризует настроения, которые ощущались в ходе выборов и в штабе «Родины», и на избирательных участках, и в городе в целом. Из корректности г-н Кислинский, пожалуй, умолчал об одном важном аспекте: ни кандидаты, ни остальные горожане не знали, дадут ли Косенкову победить. Лидер «Родины» в ходе предвыборной кампании постоянно повторял, что большинство в гордуме позволит ему избавиться от приставки «экс» и вернуться к рычагам городской власти. Понятно, что такие перспективы не радовали ни региональное отделение «Единой России», ни губернатора. Однако, несмотря на отдельные нарушения в ходе голосования, победа «Родины» свершилась. В наши дни, увы, это удивительный факт.

По партийным спискам команда Косенкова получила 44,14% голосов, что конвертировалось в 9 мандатов в городской думе. «Единая Россия» набрала почти в два раза меньше голосов (23,51%) и получила соответствующее число мандатов (5). Ещё 10,55% голосов достались КПРФ, что дало ей два мандата. ЛДПР и «Справедливая Россия» набрали примерно по 7% каждая и получили по одному креслу в гордуме. Такие итоги впечатляют сами по себе: обычно более 40% в областном центре может набрать только ЕР (либо КПРФ или ЛДПР, если регионом управляет «их» губернатор). Однако вкус настоящей сенсации этой победе придавали результаты по одномандатным округам.

На выборах 2015 г. ЕР без труда взяла все 18 одномандатных округов. В 2020-м ей удалось победить лишь в одном – и то лишь потому, что кандидата от «Родины» там не было. Остальные 17 округов завоевали выдвиженцы Косенкова. В сумме это давало «Родине» 26 мест в гордуме из 36 – говоря в терминах Госдумы, конституционное большинство. Ещё недавно господствующая в городском парламенте, «партия власти» с её шестью мандатами смотрелась на этом фоне откровенно блёкло. Хуже того, такие результаты городских выборов делали несколько сомнительными итоги выборов губернатора.

Состав Тамбовской городской думы по итогам выборов, слева направо: ЕР, «Родина», КПРФ, ЛДПР, СР. Источник: Википедия.
Состав Тамбовской городской думы по итогам выборов, слева направо: ЕР, «Родина», КПРФ, ЛДПР, СР. Источник: Википедия.

Александр Никитин, возглавляющий не только регион, но и местную «Единую Россию», набрал по области в целом 79% – особо ретивые участки уже через час после закрытия отчитались о победе с результатом более 90%, в родном для губернатора Мичуринске даже итоговый результат составил 95%. В Тамбове победа инкумбента вовсе не выглядела такой уверенной – он набрал лишь около 43%: оппоненты Никитина связывают это с наличием в губернском городе достаточного числа обученных наблюдателей. Ведомая же губернатором ЕР получила в столице региона ещё почти вдвое меньше голосов, из-за чего вопросов по поводу админресурса в остальной области стало только больше. КПРФ, чей кандидат шёл вторым, в итоге вовсе отказалась признавать результаты губернаторских выборов; это, впрочем, ни на что не повлияло.

Косенков теперь контролировал гордуму, даже не занимая никаких должностей. Однако было понятно, что городская власть, лишённая многих полномочий и зависимая от субвенций со стороны области, не сможет долго находиться в состоянии конфликта с губернаторской администрацией. Впрочем, Косенков ещё в ходе кампании предупреждал, что не собирается враждовать с главой региона в случае победы. Да и областная власть сразу после выборов дала понять, что возможности победителей во многом определяет именно она. Сразу трое избранных депутатов от «Родины» лишились своих мандатов из-за того, что вовремя не уведомили избирком о приостановлении адвокатского статуса (сами они уверены, что это требование по закону касается только депутатов на постоянной основе). И если списочница Светлана Лакоценко просто уступила место следующему за ней Николаю Самозванкину, то в одномандатных округах, где победили Д. Кислинский и Наталья Коршикова, в 2021 г. пройдут довыборы. Особенно чувствителен этот удар для Кислинского, второго человека в тамбовской «Родине» – ему прочили кресло спикера новой гордумы.

Встреча Никитина и Косенкова, в ходе которой последний был назначен и.о. мэра, 30 октября 2020 г. Фото: tvtambov.ru
Встреча Никитина и Косенкова, в ходе которой последний был назначен и.о. мэра, 30 октября 2020 г. Фото: tvtambov.ru

В итоге лидеры двух пропрезидентских партий, похоже, пришли к консенсусу. Косенков на заседании нового созыва гордумы назвал себя «системным человеком» и заявил о готовности работать в контакте с губернатором, а его команда проголосовала за повышение тарифов на водоснабжение (пусть и чуть меньшее, чем планировали власти изначально). В свою очередь, Никитин не стал чинить препятствий, когда «Родина» потребовала от действующего мэра Наталии Макаревич, де-факто назначенной губернатором чуть больше года назад, уйти в отставку. Макаревич получила сомнительную славу в начале пандемии коронавируса, когда улетела отдыхать во Вьетнам перед самым карантином, одновременно получив от депутатов гордумы премию в 400 тыс. рублей. Должность и.о. главы администрации Тамбова (до проведения конкурса) губернатор предложил Косенкову – и тот не замедлил согласиться. Новым же спикером гордумы стала Е. Леонова – та, что боролась за победу в Лётке.

Депутаты нового большинства и сам Косенков постоянно подчёркивают, что борьба партий продолжалась исключительно до объявления результатов выборов, а теперь «Родина» и ЕР, городские и областные власти будут тесно сотрудничать ради блага всех тамбовчан. Было бы странно, если бы они говорили что-то иное. Впрочем, под тем же соусом «преодоления партийности» Косенков создал в гордуме собственную фракцию из одномандатников – формально независимую от федеральной «Родины» и всем обязанную лично и.о. мэра. Сколь долго он пробудет в этом статусе – вопрос открытый. По закону Косенков не сможет занимать выборные должности до 2032 г. из-за судимости по особо тяжкой статье – а должность главы администрации Тамбова как раз считается выборной, пусть и не напрямую. Сам Косенков публично выступает за возвращение прямых выборов мэра и явно может на них победить, если ему удастся добиться отмены приговора. Пока же экс-мэр сможет вернуть себе кресло, только если его большинство в гордуме пойдёт наперекор его же предвыборным обещаниям, сделав этот пост назначаемым. Поэтому, скорее всего, будет избран сценарий посёлка Строитель: на должность мэра депутаты изберут фигуру, приемлемую и для Косенкова, и для губернатора, а уже новоиспечённый мэр назначит Косенкова своим заместителем.

Так или иначе, Максиму Косенкову удалось сделать то, что многим казалось невозможным – и региональные власти признали эту победу, не в силах противостоять очевидному. Но эта история – не о том, что партию «Родина» рано списывать со счетов, и даже не о том, что в тихой патриархальной провинции иногда может победить человек, известный стране главным образом по гей-скандалу в прессе. Это история о борьбе за сердца и умы горожан длиной в пять лет – борьбе, которую Косенков упорно вёл, невзирая на поражения, противопоставляя себя и своих людей «партии власти» везде, где был шанс победить. Горожане, безусловно, помнили «того» Косенкова из 2000-х – но они видели и политика, который добивается их поддержки здесь и сейчас. Поэтому удивительна не победа Косенкова, а то, как медиа упускают из виду несколько лет его побед и поражений, видя только конечный результат – подобно тому, как все видят лишь финальный рывок спортсмена и его место на пьедестале, но не видят годы боли и пота. Мы привыкли к тому, что побеждает тот, у кого больше денег, более креативная агитация, за кем стоит админресурс, наконец. Поэтому каждая победа, сделанная из иного материала, становится сенсацией. Примерно так же СМИ реагировали на победу Сергея Фургала в Хабаровском крае в 2018-м и всё, что произошло вокруг него в 2020-м: мало кто писал о том, как Фургал побеждал на думских выборах и не сдавался после поражения на своих первых губернаторских. История Косенкова чем-то похожа на историю Фургала – с той разницей, что у Косенкова тюремный этап биографии уже всё-таки позади.

Автор: Илья Дорханов