дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Эпизод первый. Кого там несет?

9 November 2019

Честно говоря, я думал, что этот текст, начатый мною несколько лет назад и также несколько лет назад "благополучно" заброшенный, безвозвратно потерян в череде смены рабочих и домашних ноутбуков. Ан, нет!

Я нашел его на переносном жестком диске несколько часов назад. И решил: а почему бы и нет? Да, текст не окончен, мало того, он наверное не добрался и до половины.

Я буду публиковать его частями и возможно, он начнет потихоньку продвигаться вперед.

А если Бог даст, возможно будет и окончен.

Вступление

Думаю, что каждому человеку в жизни необходима опора. Эта опора служит стартовой площадкой для его мечты, его целей, его действий, его смысла жизни. Этой опорой для каждого служит его собственная философия, собственное мировоззрение. Есть люди ищущие, которые остро чувствуют неудовлетворенность текущим состоянием дел. Люди с «шилом в заду». Думаю, что это «шило» - дар Божий. Такие люди ищут опору, так как без опоры чувствуют себя никчемными.

Мои поиски начались в 19 лет. С тех пор прошло почти 20 лет. Несколько лет назад я понял, что все мои поиски сводились, в основном, к одному: я хотел испытывать кайф от жизни. Кайф для себя. А потом до меня, слава Богу, дошло, что этот кайф оплачивается болью, слезами и даже здоровьем моих близких.

https://pxhere.com/ru/photo/805996
https://pxhere.com/ru/photo/805996

Потом Господь по своему милосердию дал мне легкого пинка, и я пришел в церковь. Раскаялся в грехах и ощутил свое, мягко говоря, несовершенство. А если по-честному – словно нырнул по пояс в контейнер с помоями.

Я много читал, молился, обдумывал. Однажды я задался вопросом: какую книгу я хотел бы встретить лет так …надцать» назад? Такую книгу, которая позволила бы мне найти верный путь и не совершать опасных ошибок, что сделало бы лучше не только мою жизнь, но и жизнь моих близких, всех, с кем приходилось встречаться. Эта книга должна быть написана простым, человеческим языком. Она была бы простой и искренней, заслуживающей доверие. Она, конечно, не ответила бы на все вопросы, но обозначила путь. Эта книга была бы практичной и увлекательной. Она была бы понятной. И не очень объемной.

И еще – эта книга, наверное, продавалась бы не только (и не столько) в церковных лавках, сколько в обычных книжных магазинах, а желательно - среди бестселлеров. Тогда ее могли бы прочитать не только воцерковленные православные, а тысячи моих соотечественников, испытывающих такую же неудовлетворенность, как и я.

И так как я не встретил такую книжку, я дерзнул ее написать.

«Вот увидишь, скоро настанет время, когда быть православным в России станет не так модно, как сейчас. Подрастет поколение, воспитанное телешоу, компьютерными играми и политиками-крикунами. Им будет плевать на трепетное отношение к Церкви и ее иерархам. Они захотят повертеть святыни в руках, чтобы найти в них признаки подделки. И, помяни мое слово, они найдут и заявят об этом во всеуслышание. И наши церковные начальники будут неловко оправдываться. Послушают их, послушают и скажут: «А ну-ка, господа хорошие, знайте свое место!». И Церковь аккуратненько затворит парадные ворота в мир, так удачно распахнутые прежде и будет поглядывать в дверной глазок, время от времени запуская внутрь своих и выпуская их, по нужде, обратно.
Однако существует одна проблема. В Церкви есть сокровище. И его так много, что им невозможно не делиться. Мало того, Хозяин сокровища требует, чтобы оно было роздано всем желающим! Этому сокровищу не нужны трусливые сторожа. Ему нужны хорошие распространители. И они, конечно, появятся. Пойдут в мир, чтобы делиться богатством. И выйдут они из Церкви не в главные ворота, а в боковую дверцу – прямо к спальным районам больших и маленьких городов».

Из записной книжки отца Петра.

Старый знакомый

Я сидел в своем рабочем кабинете и уныло смотрел на заваленный бумагами стол. С интервалом в 2-3 минуты звонил мобильный. В зависимости от того, кто звонит, я или не брал трубку или лихорадочно придумывал, что соврать, или пообещать. А ещё с тревогой прислушивался к шагам в коридоре - не спешит ли кто ко мне с очередной проблемой.

Все чаще я ненавидел свою работу, все чаще опаздывал, все чаще прыгал за руль служебной машины и мчался решать какие-нибудь мелкие проблемы – почему-то лишь за рулем я чувствовал себя уверенно. Все чаще доводил дела до крайней точки, а потом, в мыле, носился, как угорелый. Никаких надежд на повышение. Плюс – постоянная нехватка денег, долги, и отвратительные отношения с супругой, которая обвиняла меня в эгоизме и сетовала на мой вечно угрюмый вид. Даже маленькая дочка, которая еще совсем недавно души во мне не чаяла, будто стала избегать моего присутствия.

https://c.pxhere.com/photos/c2/db/adult_biscuit_business_cake_cookie_delicious_eating_employee-938133.jpg!d
https://c.pxhere.com/photos/c2/db/adult_biscuit_business_cake_cookie_delicious_eating_employee-938133.jpg!d

Время от времени, точнее раз в две недели, мы с товарищами-коллегами собирались в бане одного местного бизнесмена, пили и ругали начальство. Вот уже третий год я обещаю жене начать строительство собственного дома, но даже не приступил к разметке фундамента. Вот уже год собираюсь в спортзал. Пока же - кофе, работа, телевизор, пиво, кровать. Клевая житуха, правда?

Я чувствовал себя загнанным в угол. Все это мне смертельно надоело. Кстати, я работаю чиновником средней руки в администрации провинциального муниципалитета. Отвечаю за благоустройство территории района. Денег в бюджете нет, поэтому моя работа и состоит в умении красиво обещать, а также составлять графики, планы и программы. Глава района периодически вызывает меня во время приема граждан, отчитывает, тычет в меня пальцем, но после того как посетитель уходит, говорит извиняющимся тоном: «Андрей Владимирович, знаю, что денег нет, но сам понимаешь – народ надо успокоить, поговорить, поругать подчиненных. Терпи, такая наша работа…»

Тупо рассматривая висящую в кабинете репродукцию неизвестного пейзажиста, я услышал за окном шум распахивающейся входной двери. «Очередной проситель…» - подумал я, и уже начал придумывать, как бы отказать ему повежливее, или дать уклончивый ответ. Ну, вот и шаги у кабинета…

Продолжение