Неоправданные надежды

Аккадская Держава, в отличие от всех предыдущих месопотамских государств, была реформирована в централизованную деспотию, тем самым, не оправдав надежды и чаяния большей части населения.

Города-государства были лишены каких бы то ни было традиционных автономий и превратились в обычные провинции, у власти которых стояли бывшие энси, фактически превратившиеся в чиновничий аппарат, ответственный перед царём.

Жречество же было лишено всех земель, а их храмовые владения были переданы в государственное имущество, которым управлял царь самолично.

Советы старейшин и народные собрания перестали существовать как органы власти, хотя со своими воинами Саргон совещался. Количество государственных «работников», которым предоставлялись наделы земли, было снижено до приближенных царя, а тех, кто работал за «зарплату», – увеличено.

Это образовало вертикаль власти, при которой Саргон являлся единственным лугалем, что как раз и олицетворяет деспотичность государственной системы.

Население в целом почти ничего не выиграло от победы Саргона: бесконечные войны между городами-государствами и эксплуатация знати сменились не менее тяжелыми дальними походами и массовой и масштабной податной системой со стороны огромного военно-бюрократического государства.