"Заговор верховников" и приход к власти Анны Иоанновны

6 June

Данная статья является продолжение цикла статей, посвященных императрице Анне Иоанновне. Предыдущую статью о жизни Анны Иоанновны до восшествия на российский престол можно найти и почитать здесь.

Шел 1730 г., Анна Иоанновна жила в Курляндии в качестве герцогини и в ее жизни, кажется, наступила белая полоса. В тот период, когда всё наконец наладилось и стабилизировалось, в России умирает император Петр II. Верховники (члены Верховного Тайного Совета, созданного еще в 1726 г.) тут же собирают срочное совещание для решение вопроса о наследнике. Долгоруковы, которые так долго шли к власти и обрели в Петре II мощного покровителя, не могли смириться с тем, что земля уходит из под их ног со смертью юного правителя и подделали его завещание, согласно которому власть переходила Екатерине Долгоруковой – невесте Петра II.

На совещании верховников данное поддельное завещание было просто осмеяно и, конечно же, не принято. По завещанию Екатерины I, в случае смерти Петра II до достижения совершеннолетия, власть передавалась дочери Петра I Анне Петровне и ее детям. Таким образом, правителем России должен был стать сын Анны Петровны и герцога Гольштейна Карла Фридриха Карл Петр Ульрих (будущий Петр III), которому на тот момент было 2 года. В итоге верховники решили и вовсе не принимать во внимание завещание Екатерины I, считая ее просто «лифляндской прачкой», а найти преемника из числа дочерей Ивана V (так как прямая мужская линия Романовых пресеклась со смертью ,Петра II). Выбор пал на Анну Иоанновну, которая, по мысли верховников, была вполне добра, имела нужный им мягкий характер и еще могла породить потомство.

Однако, было решено не просто пригласить Анну Иоанновну на престол, но сделать ее власть формальной, еще более расширив полномочия Верховного Тайного Совета. Реализовать это предполагалось при помощи специального документа – «Кондиций», который Анна Иоанновна должна подписать при вступлении на престол. Важно отметить, что уже с самого начала среди верховников не было уверенности в возможности реализации этой идеи, и, тем не менее, Д.М. Голицын сумел убедить Совет в успехе данного мероприятия.

Кандидатуру Анны Иоанновны знать приняла с большой радостью, но о «Кондициях» за пределами Верховного Тайного Совета никто не знал. Верховники предполагали преподнести герцогине Анне «Кондиции» как волю российского общества, а подписанные Анной «Кондиции» показать российскому обществу как волю самой Анны.

В историографии данный «заговор верховников» оценивается как олигархический переворот, в результате которого вся власть должна была бы принадлежать двум аристократическим родам – Голицыным и Долгоруковым. План держался в такой секретности, что в стране народ до сих пор не знал о смерти Петра II. Однако, уже с первых минут создания «заговора» у него возникли и противники среди самих дворян и бывших сподвижников Петра I. В частности, против «Кондиций» выступал вице-канцлер А.И. Остерман и идеолог самодержавия времен Петра I Феофан Прокопович. От них, на опережение «верховников», были направлены гонцы к Анне Иоанновне, чтобы сообщить о заговоре.

Согласно «Кондициям» будущая императрица России без согласия Верховного Тайного Совета практически не могла осуществлять никаких реформ, объявлять войну или заключать мир, награждать или наказывать представителей дворянства, выходить замуж, а главное – выбирать наследника.

Однако, заговор не удалось сдержать в секрете и вскоре о «Кондициях» узнали все. Дворянство в основной своей массе и в еще большей степени простой народ не поддерживали верховников. Дворяне видели в абсолютной монархии гарантию своего привилегированного положения. Лучше, как считалось, подчиняться одному правителю, пусть даже самодуру, чем целому совету таких самодуров в лиц ненасытных до власти и денег верховников. Среди простых людей со времен Смуты и даже раньше была крайне сильна вера в «доброго царя-батюшку» (или матушку), которая стала, фактически, частью русского менталитета.

Когда «Кондиции» были официально зачитаны дворянству, вместо привычных возгласов «Ура!» или «Виват императрица!» в зале повисла мертвая тишина. Неловкое молчание решил нарушить Д.М. Голицын, восторженно заявив, что то, что происходит, есть проявление самой воли Господа во благо Отечества. Но и эта торжественная речь не смогла расшевелить недоумевающую знать. Присутствующие запросили время подумать и посовещаться. Верховники согласились.

Переговоры и обсуждения затянулись на несколько дней. Время играло против верховников, так как противников «Кондиций» становилось всё больше, а их аргументы и позиции всё сильнее.

Анна Иоанновна, тем временем, направилась в Москву. На всех этапах пути верховники стремились максимально изолировать будущую императрицу от каких-либо внешних контактов, чтобы ни что не повлияло на ее согласие соблюдать «Кондиции», которые она уже подписала. Однако, Анна Иоанновна смогла встретиться с сестрами, а также вступить в переписку с А.И. Остерманом, благодаря чему узнала о реальных настроениях, царивших в Москве.

В Москве Анна Иоанновна узнала, что не только народ в целом, но и вся гвардия на ее стороне, что люди хотят видеть в ней императрицу-самодержицу, а не марионетку верховников.

В феврале 1730 г. войска и высшие чины России присягнули Анне Иоанновне, она начала править на основе подписанных ранее «Кондиций», однако, борьба за восстановление абсолютной монархии продолжилась. Сторонники самодержавия составили челобитную, в которой просили императрицу упразднить Верховный Тайный Совет и «Кондиции», восстановить абсолютизм.

Верховники впали в ярость, узнав о челобитной. Началась словесная перепалка. Покои императрицы по ее личному приказу охраняли в тот день гвардейцы, которые просили лишь приказать и они тут же готовы кинуть к ногам ее величества головы «тиранов», имея в виду верховников. Верно уловив народные настроения, Анна Иоанновна разорвала «Кондиции» в присутствии дворян, гвардейцев и верховников. Как замечают очевидцы, верховникам очень повезло, что они догадались в тот момент не оказывать никакого сопротивления, иначе разговор гвардии с ними был бы очень коротким.

В марте 1730 г. присяга Анне Иоанновне была произведена вторично, но уже как самодержавной императрице. В следующей статье рассмотрим реформы Анны Иоанновны во внутренней политике и внешней политике.

Смотрите также:

1. Полный курс истории. Теория и практика.

2. Было ли татаро-монгольское иго на Руси?

3. Каким на самом деле был Иван Грозный?

4. Когда Россия была на пике своего могущества?

5. Александр I и старей Федор Кузьмич: удивительные факты жизни и смерти императора.