«Людк, а Людк!»: самые знаменитые цитаты из фильма «Любовь и голуби»

Россия скорбит о кончине знаменитой актрисы Нины Дорошиной, исполнившей главную роль в картине, фразами из которой говорят все

Фильм «Любовь и голуби» был снят режиссером Владимиром Меньшовым в 1984 году и изначально задумывался как двухсерийный. Однако советская цензура заставила сократить материал до простой полнометражки.

Основные нарекания к фильму со стороны чиновников были из-за «пьянства» персонажей. В картине действительно нередко фигурирует алкоголь. И так вышло, что на момент выхода ленты на экраны борьба с алкоголизмом стала в Советском Союзе основным трендом. Критики обвинили Меньшова в «ошибочном представлении крестьянского быта» и отсутствии верного понимания жизни простых людей.

Тем не менее, время расставило все по местам. Фильм «Любовь и голуби» очень популярен и сейчас, а диалоги персонажей давным-давно разошлись на цитаты и фактически превратились в «народные».

Роль главной героини фильма, Надежды Кузякиной, стала звездной для актрисы Нины Дорошиной. Примечательно, что именно Нине Михайловне эта картина обязана своим появлением. Пьеса «Любовь и голуби», где опять-таки играла Дорошина, успешно шла на сцене театра «Современник». И однажды Меньшов пришел посмотреть спектакль, и, потрясенный игрой Дорошиной, загорелся идеей сделать на основе постановки фильм. И не прогадал. «Любовь и голуби» стали настоящей классикой российского кинематографа.

* * *

– Кто галстук выбирал?
– Так это.. Надюха.
– Надюха... мой компас земной...
– А куда деньги дел?

* * *

– Потом вышел врач, говорит: умерла, дедушка, твоя бабушка.

* * *

– Шаг сделаю – не держат ноги. Как вата, ноги. До сих пор трясутся... руки.

* * *

– Инфаркт Микарда! Вот такой рубец! Вскрытие показало.

* * *

– Проститься с другом имею право! Ну, Василий, мягкого тебе полёта.

* * *

– Как это место называется?
– Курорт органов движения.

* * *

– Товарищ Кузькин?
– Ага, Кузякин.
– Владимир Валентинович?
– Ага, Василий Егорыч.
– А, ну правильно, у меня профессиональная память.

* * *

– Я извиняюсь, вы тоже на курорт органов движения после травмы?
– Боже сохрани. Мне этот климат посоветовала моя экстрасенс.
– Экстра-кто?
– Сенс! Она будущее провидит.

* * *

– А то ведь как экстрасенса выявляют – его сразу на учет ставят. Он тогда работает в государственном масштабе. Провидит, что происходит за рубежом.

* * *

– Раиса Захаровна, а баба-то эта жива?
– О, еще как жива! Прекрасно себя чувствует. Правда, не узнает никого. Память почему-то отшибло. Но важен не результат, а процесс!

* * *

– Как ему не стыдно, поросёнку?!.. Кобель!.. Вот ведь какой кобель, батя ваш!
– Чего реветь-то?
– Ой, чё делать – не знаю! Ой, горе-то како! Лёшк, поросятам дал!?..
– Дал.

* * *

– Соль — это белый яд.
– Так сахар же — белый яд!
– Сахар — это сладкий яд.
– Раиса Захаровна, может, с хлебушком, а?
– Хлебушек — это вообще отрава!
– Нет, я бы сейчас горбушечкой отравился бы... Ну правда жрать охота!
– Не «жрать», а «есть».
– Че?
– Да не «че», а «что»!

* * *

– Вообще-то, знаете, у нас текучки нет.
– А у нас текучка. Ох, кака страшна у нас текучка!..

* * *

– Вы его любите?
– Чё?
– Любите ли вы этого человека?
– Ой... да какой человек. Да был бы это человек, да разве б он так поступил?

* * *

– Бог-то не тимошка, видит немножко.

* * *

– А если это любовь, Надя?
– Кака любовь?!
– Така любовь! Вот о чём должны вы были сначала подумать, Наденька!

* * *

– Людк, а Людк! Глянь, че делается!

* * *

– Это ведь она! Ах ты, сучка ты крашена!
– Почему же крашена? Это мой натуральный цвет!

* * *

– Девушки, уймите вашу мать! Тихо. Тихо. Зараза!

* * *

– «Людк, а Людк!..» Тьфу! Деревня!

Виктория Фоменко для eg.ru