В стельку пьяный начштаба полка зарычал: «Какого лешего вы, сачки, не атакуете фрицев? Командир? Сейчас же строй всех и вперед»

Однажды ранним утром к нам в батальон «ввалился» в стельку пьяный начальник штаба полка. С порога он начал крыть трехэтажным матом нашего командира батальона: «Какого лешего вы, сачки, не атакуете фрицев? Командир! Сейчас же всех своих архаровцев по машинам и вперед колонной! Не дай бог кто-то приказа ослушается! Всех постреляю без суда и следствия!». Мы до последнего надеялись, что это был лишь пьяный бред начальства, но когда мы увидели, как к нам из леса выехали «студебеккеры», стало ясно, что шутки на этом закончились. Комбат скомандовал: «Поротно! По машинам бегом марш!». До того как мы расселись по машинам нам выдали по пол килограмма хлеба каждому, я сразу не стал его кушать, разломил напополам и в карманы засунул. Так получилось, что я вместе со своей ротой оказался в самой первой машине, к которой была прицеплена пушка калибром 45-мм. Кузов машины загрузили боеприпасами. В том месте ,в котором мы шли на прорыв, нейтральная полоса была примерно пару километров шириной.

И вот прямо среди белого дня, мы колонной в открытую едем в сторону врага. Я представляю реакцию и недоумение фашистов, когда они увидели эту картину.

Наверно они предположили что, либо русские совсем сошли с ума, либо они настолько отмороженные, что им ничего не страшно. Других вариантов у них не было. Что нас просто выгнал на поле боя пьяный офицер у них даже мыслей не могло возникнуть. Им откуда было знать, что в Красной Армии все без исключения приказы выполнялись беспрекословно, даже такие бредовые, как этот.

Тем не менее мы ехали навстречу к верной погибели. До вражеских укреплений мы не доехали каких-то 300 метров, нас встретили гранатами из траншеи боевого охранения немцев. Плотный огонь и взрывы гранат сразу вывели из строя три первые машины. Многие товарищи сразу погибли, кто-то был серьезно ранен. Уцелевшие машины пошли на разворот и, прибавив скорость, пустились назад к нашим позициям. Нас осталось всего 10 человек. Выбора, кроме как ворваться в траншеи врага, у нас не было. Если бы мы побежали обратно, непременно были бы убиты выстрелом в спину.

Мы ворвались в траншеи врага бешеным вихрем. Такой яростной драки фашисты явно не ожидали, многие отошли к назад к своим, оставив товарищей. Траншеи боевого охранения мы заняли, залегли. А дальше, что!? Таким немногочисленным составом вперед не попрешь, а немцы с минуту на минуту контратакуют и выбьют нас без особых хлопот. Ожидание самое противное, что может быть на войне.

Я опустился на дно траншеи, вынул из кармана хлеб, и стал не торопясь, его жевать. В тот момент я думал, что в последний раз чувствую вкус хлеба, потому что был уверен, что живым выбраться из этого окопа мне не удастся. Время шло, а фашисты так и не наступали, что казалось мне очень подозрительным. Они же прекрасно видели, что нас с десяток человек то не наберется. Через некоторое время напряжение спало, я приготовил одну гранату и стал спокойно ждать развития событий. До наступления темноты развития событий так и не произошло. Но вскоре приполз наш солдат и сообщил нам, что командование отзывает наступление, и всем выжившим можно отойти назад к своим. Только пушку нельзя было оставлять врагам. Мы осторожно повылазили из своих укрытий, отсоединили «сорокапятку» от покореженной машины и быстро покатили ее в противоположную от немцев сторону. Через пару минут подбегает другой боец и сообщает о новом распоряжении: «Срочно занять оборону возле ручья!». А ручей этот ровно на середине между немцами и нами. Нам это облегчило задачу, катить пушку оставалось совсем немного. К тому моменты как мы подошли, нас там ожидали уже два расчета противотанковых пушек. До утра фашисты предприняли попытку нас отбить, но мы удержали свои позиции, а утром сами пошли в атаку.

Многие из солдат, потерявших в тот день товарищей, долго еще обсуждали этот нелепый приказ майора. Его пьяная выходка стоила жизни многих хорошим ребятам. А он сам через несколько дней от пьянки же и погиб. Взялся обеими руками за знамя и с криком: «Вперед за Родину!», один побежал на немцев. Метров 20 успел пробежать… Точное попадание…