Один из снарядов вскоре угодил прямо в дерево, под которым мы сидели. Прозвучал громкий хлопок... Меня ударом повалило с ног...

24.06.2018

В конце войны фрицев мы хорошо гнали. Город за городом освобождали от захватчиков. Но порой немцы здорово давали нам отпор и мы были вынуждены отступать на пару сотен метров, но все равно потом брали свое и отбивали фрицев.

Проблемы были в районе Прибалтики, где почва была мягко говоря как желе водянистая. Рыть окопы начинаешь, а там вода сразу бежит. Невозможно было рыть совсем, а такие окопы полные воды были ни к чему. Пришлось вражеские траншеи занимать, а там все равно воды по колено, ни полежать, ни присесть. Фашисты оставили эти полузатопленные траншеи и отступили на высоту, которая располагалась неподалеку. Там в небольшом селе немцы снова обустроились и затихли.

Командование дало приказ обойти с тыла. Так мы и поступили обошли через густой лес и расстреляли с далека село. Только большой пользы это нам не принесло, слишком далекое было расстояние, пожалели что не подошли ближе. Решено было тяжелую артиллерию подключить.

Комбат меня к себе подозвал:

- Артобстрел сейчас начнется! Ты ближе подберись к селу и наблюдай в каком направлении будут отступать немцы! Если будут конечно. С Собой пулеметчиков возьми! Мало ли что!

Я взял с собой пулеметчиков и пополз в сторону села. Остановиться решил возле большого дерева, это было единственное оставшееся укрытие на пути к селу. Дальше двигаться было опасно. Пулеметчики остановились рядом и стали неспешно собирать «Максим» и заряжать ленту с патронами.

Оказывается фашисты нас заметили и когда наши начали обстрел, фашисты стреляли в ответ и по нашим позициям и по нам, спрятавшимся за деревом. Застрекотал «Максим», но стрельба велась практически вслепую. Фрицев мы не видели, только вылетающие снаряды. Видно стреляли четко по координатам, потому что один из снарядов вскоре угодил прямо в дерево под которым мы сидели. Прозвучал громкий хлопок... Меня ударом повалило с ног и прижало к земле, спину будто кипятком ошпарило. Пулеметчики, сидевшие рядом были тоже ранены. Один из них в руку, второй в ногу. Я с трудом встал на ноги и подошел к раненым товарищам. В это время к нам подошла подвода и нас забрали в штаб.

В санчасти мне распороли гимнастерку, оказывается мне в спину влетел осколок и рана сильно кровоточила. После перевязки ко мне подошел комбат и поблагодарил за службу. В госпитале я пролежал около 4 месяцев, после чего вновь встал в строй...