Партизаны изредка постреливали, а потом и вовсе отошли. Я тогда зарекся общие операции с партизанскими отрядами не проводить...

06.04.2018

Однажды нас в качестве пополнения направили в разведку. Сформировали из новичков диверсионный взвод. Нашей задачей было шастать по тылам немцев и разведывать различные сведения. Линия фронта была довольно размытая, поэтому нередко мы попадали в населенные пункты где все еще существовала советская власть и были действующие коллективные хозяйства.

Помню зашли в одно село, попросили у местных жителей воды, так они все свои закрома повыносили: молоко, сало, картошку вареную. Накормили нас от души. Было приятно, когда совершенно незнакомые люди так тебя принимают. Тяжело было всем в то время, каждый из них понимал в каких условиях мы вынуждены воевать. Старались помочь всем чем могли.

В один из дней мы проводили совместную с местными партизанами операцию. В десяти километрах от нас располагалась станция, на которой немцы держали советских военнопленных в качестве рабочей силы. Задача нам была поставлена простая на первый взгляд. Совместно с партизанами устроить облаву на станцию и освободить пленных.

Утром наша группа направилась в условленное место встречи с партизанами. Встретились, обговорили детали облавы. Было решено устроить хорошую заворушку, которая позволила бы пленным сбежать. На деле вышло все иначе. По станции решили открыть огонь с двух сторон, чтобы застать врага врасплох. Мы открыли огонь первыми, за нами должны были начать стрельбу партизаны. Однако стрельбы, кроме редких одиночных выстрелов я с другой стороны станции не слышал. Вся мощь врага переметнулась в нашу сторону. Началась ожесточенная перестрелка Партизаны изредка постреливали с противоположной стороны, а потом и вовсе отошли. Я тогда зарекся общие операции с партизанскими отрядами не проводить, надежды на них нет никакой.

Что у нас получилось в итоге, нас было намного меньше чем немцев, пришлось отступать. Самое интересное, что из пленных даже не предпринял попытку сбежать. Я не понимал в чем дело!? Или они были настолько обессилены, что попросту не могли бежать, или испугались, или просто сами этого не хотели. Операция была полностью провалена. Ни одного пленного не освободили, зато двое бойцов из состава группы были ранены. Так ни с чем мы и вернулись в часть. Я доложил в штаб обо всем. После этого мы с партизанами осторожно сотрудничали. Они сами по себе воевали, мы сами по себе... Но осадок конечно остался плохой после этой вылазки...