ЗОЛОТАЯ ЦЕПОЧКА. В поиске гена гениальности

Один человек добился успеха, другой всегда остается в тени. Можно ли винить в этом природу? Какие ловушки таят в себе цепочки ДНК? Все точки над i расставляет — психофизиолог и популяризатор науки Илья Захаров.

Сложные вопросы, над которыми годами бьются генетики, можно разложить по полочкам легко и просто, если вы — аспирант кафедры психофизиологии факультета психологии МГУ Илья Захаров. Психофизиолог и известный популяризатор науки ответил на каверзные вопросы ЕТВ.

Илья Захаров делает науку ближе 
Фото: Luc Viatour, lucnix.be/ из личного архива Ильи Захарова
Илья Захаров делает науку ближе Фото: Luc Viatour, lucnix.be/ из личного архива Ильи Захарова

Каждый день среда

Людям свойственно объяснять свои недостатки неудачной генетикой. Справедливо ли это? Генетика начиналась с изучения родословных: еще до открытия ДНК ученые исследовали семьи и наблюдали в них закономерности,связанные, например, с высоким интеллектом.
И все же не нужно забывать, что помимо генов есть еще и воспитание. Разделить генетику и влияние среды сложней, чем может показаться.

Jupzje, deviantart.com
Jupzje, deviantart.com

Мы видим, что близнецы больше походят друг на друга по всем показателям, а значит, все показатели нашего поведения — от успехов в школе до удовлетворенности работой — всегда связаны с генетикой.  И все же нет ни одного показателя, который был бы связан с генетикой на 100%. Среда всегда оказывает достаточно сильное влияние на наше поведение. Генетические и средовые факторы всегда взаимодействуют, так что этот вопрос — что важнее — нужно перестать задавать. Мы долго сравнивали природу и воспитание и пришли к выводу, что они взаимодействуют друг через друга.  

Стресс выключает гены

Могут приобретенные качества передаваться по наследству? Это спор, который ведется с самого появления теории эволюции. Ламарк говорил, что у жирафа длинная шея, потому что он все время тянется к веткам, а Дарвин — что выживают те жирафы, у которых шея длинная. В споре победил Дарвин, и всем долго рассказывали, почему был неправ Ламарк. И только в конце XX века открыли эпигенетику — механизм наследования приобретенных признаков. 

В цепочке ДНК последовательность генов — как буквы в коде. При эпигенетике внешний кусочек вещества над молекулой как бы говорит, что определенную часть цепочки читать не нужно. Такое может произойти, например, в результате стресса. В какой-то момент исследователи выяснили,что такие приобретенные признаки, которые «висят над ДНК», могут передаваться потомству. Это не то, о чем говорил Ламарк, и не меняет саму ДНК. Если тянуть шею, она не станет длиннее. И все же генетика и среда взаимодействуют. Эпигенетика может менять вариабельность. Но это обратимое наследование: марка, повешенная на генетический код родителя, может выключиться у ребенка. Поэтому Дарвин все еще прав. 

Аka-vaka, deviantart.com
Аka-vaka, deviantart.com

Ванга с микроскопом

Генетика продвинулась вперед, но стоит ли людям проводить генетические исследования, чтобы узнать уязвимые места своего здоровья? Я не врач, но знаю, что врачи-онкологи выступают против тестирования на онкомаркеры. Развитие рака связано со стрессами, и сам факт того, что человек знает о своей предрасположенности к заболеванию, приводит к стрессу. Получается самосбывающееся пророчество: ожидание факта приводит к тому, что событие происходит.

Тысяча сообщников

Еще одна неправильная мысль про генетику — что может делать один ген. Со школы мы помним, как Мендель смотрел на горошек, который был желтым и сморщенным, если присутствовал один аллель, и зеленым и гладким, если был другой. На самом деле в природе такое наследование почти не встречается: Менделю дичайше повезло, что он нашел признак, который четко подчинялся одному гену. 

Наследование сложных признаков устроено по-другому. На один признак влияет множество генов. Скажем, на интеллект оказывает влияние тысяча генов, и каждый не более, чем на 1%. Возьмем, скажем, теорию «физиков и лириков» — типичный стереотип, создающий математическую тревожность. Она вредит обществу, потому что люди в основном имеют средние склонности и к точным, и к гуманитарным наукам, важнее не предрасположенность, а хороший учитель. Более верно утверждение о том, что талантливый человек талантлив во всем.

Натуральный = дикий

Стоит ли бояться ГМО? К счастью, появляется все больше людей, которые не опасаются генно-модифицированных продуктов. По сути, ГМО ничем не отличается от обычной селекции, это чуть более новый механизм, который работает по тому же принципу. При селекции мы тоже выводим непонятные, непредсказуемые признаки. И если бы существовал магазин, где продают продукты и даже одежду из ГМО, я бы ходил только туда. 

Почему? Качество товаров в таком магазине должно быть гораздо выше. Общество до сих пор боится ГМО, а значит, число регуляторов, которые за ними следят, должно быть намного больше. Поверьте, такой проверки, как у ГМО, нет сейчас ни у кого. Во-вторых, так называемые «экологически чистые» продукты опасней, потому с ними передается большее количество вирусов.

Давайте будем честны: если мы хотим вернуться к диким продуктам, нужно отказываться от антибиотиков, врачей, принять увеличение детской смертности. ГМО — это следствие прогресса. Любая новая технология во все времена вызывала отторжение, но прогресс не пойдет в обратную сторону. 

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШ КАНАЛ