Где еще снимались актеры из «Игры престолов»? Часть II

13.07.2018

«Песнь Льда и Пламени» Джорджа Мартина стала невероятно популярна после появления сериала «Игра престолов». Актеры, успевшие поучаствовать в съемках эпической саги, получили мировую известность, независимо от того, как строилась их карьера до этого. Но они засветились также в экранизациях других не менее замечательных книг.

Самые интересные их работы — в нашей подборке.

Питер Вон (мейстер Эймон Таргариен) в фильме «Остаток дня»

За 75 лет своей карьеры Питер Вон сыграл множество ролей. Он участвовал в экранизациях произведений Джона Фаулза и Оскара Уайльда, Чарльза Диккенса и Виктора Гюго, побывал и долговязым Джоном Сильвером из «Острова сокровищ», и российским послом, и даже главой КГБ(!). Но наибольшую известность ветерану британского кинематографа принесли две роли: Гарри Граута из «Овсянки» и Эймона Таргариена из «Игры престолов».

В 1993 году на экраны вышел фильм Джеймса Айвори по роману букеровского лауреата Кадзуо Исигуро «Остаток дня». Крепкий сценарий и профессиональная игра актеров на фоне настоящего особняка викторианской эпохи хоть и не принесли фильму желанного «Оскара» (ни в одной из 8 номинаций), но все же заворожили благодарных зрителей. Блистательные Энтони Хопкинс (дворецкий Стивенс) и Эмма Томпсон (экономка мисс Кентон) отлично справились со своей задачей. Украсил картину своей игрой и Питер Вон, которому досталась роль отца Стивенса, умершего в отсутствие помешанного на долге и приличиях сына.

Ричард Мэдден (Король Севера Робб Старк) в сериале «Электрические сны Филипа К. Дика»

Снимаясь в кино с 11 лет, Ричард Мэдден, кроме одного из убитых самым неожиданным образом персонажей «Игры престолов» Робба Старка, успел побывать принцем диснеевским и вполне себе реальным — сыном основателя династии Медичи. В 2017 году он появился в пилотной серии «Капюшонщик» нового фантастического сериала по мотивам рассказов Филипа К. Дика. Его агент Росс, пытающийся поймать изобретателя защитного капюшона от чтения мыслей «в интересах государства», из второстепенного героя превратился чуть ли не в центральную фигуру повествования. А висящая в кабинете Росса картина Магритта «Влюбленные» становится символом его собственной судьбы.

У каждого эпизода «Электрических снов Филипа К. Дика» свой сценарист и режиссер. Как это обычно происходит с экранизациями произведений классика научной фантастики, концовки историй снова изменены (взять хотя бы фильмы «Вспомнить всё», «Бегущий по лезвию» и «Особое мнение»), зато зрителей ждет немало сюрпризов-отсылок. Например, в «Невозможной планете» четко видится «Двухсотлетний человек» и «Интерстеллар», а в экранной версии «Отца-двойника» директора школы зовут Филип Дик.

Николай Костер-Вальдау (Сир Джейме Ланнистер) в фильме «Охотники за головами»

В экранизации романа Ю Несбё «Охотники за головами» Николай Костер-Вальдау неотразим и крайне опасен. Именно с этим почти идеальным мужчиной сталкивается герой Акселя Хенни, хедхантер-коротышка Роджер Браун (со всеми вытекающими отсюда комплексами). Он увидел в Класе Граафе отличную добычу. Дело в том, что в свободное от подбора кадров время Браун крадет картины у соискателей. А у Граафа как раз имеется шедевр, способный обеспечить его вместе с красавицей женой до конца их дней. Правда, вдруг выясняется, что Грааф — бывший солдат удачи и шутки с ним плохи. Настолько, что этот самый конец может наступить очень скоро.

В целом, у норвежского режиссера Мортена Тильдума получился тот же криминальный триллер-детектив, что и на бумаге, с достаточно большим количеством жестких и вызывающих отвращение сцен. Фильм взял «Сатурн» и был номинирован на призы Британской и Европейской киноакадемий. 50 стран купили «Охотников» для показа, а Голливуд уже готовит ремейк.

Иэн Глен (Сир Джорах Мормонт) в фильме «Розенкранц и Гильденстерн мертвы»

Иэну Глену не всегда доставались роли «королей френдзоны» вроде сира Джораха. Приходилось ему играть и Ричарда Львиное Сердце и даже Гамлета. Его принц датский без сожаления манипулирует своим окружением, оставаясь при этом марионеткой, в экранизации пьесы Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы».

Фильм, созданный в 1990 году, сам по себе — уникальный случай. Когда автор исходного произведения, сценарист и режиссер — один и тот же человек, который не замыкается в собственном мирке, а ведет оживленную и увлекательную беседу со зрителем, это дорогого стоит. Отдельное удовольствие осознавать, что у всех персонажей уморительно-философской истории, кроме троих, на устах исключительно шекспировский текст. Своими словами в этой реальности могут говорить только Розенкранц и Гильденстерн (Тим Рот и Гэри Олдмен), чтобы их глазами мы могли посмотреть на происходящий вокруг абсурд, а также Актер (Ричард Дрейфус), который, кажется, вышел за рамки обоих произведений и вместе с Шекспиром и Стоппардом заставляет нас кожей чувствовать, каково это, когда «весь мир — театр», а роль, увы, не перепишешь.

Киаран Хайндс (Манс Налетчик) в сериале «Террор»

Образ Киарана Хайндса, он же Манс Налетчик, уже сам по себе стал ассоциироваться с выживанием в условиях экстремального холода и мистической опасности. Стоит ли удивляться, что на роль Джона Франклина — главы печально известной британской арктической экспедиции — выбрали именно его. В совсем свежем сериале по книге Дэна Симмонса «Террор» нашлось место и исторической правде, и эскимосским мифам. По версии автора, в поисках северного морского пути команды кораблей «Террор» и «Эребус» столкнулись не только с голодом, холодом и болезнями, но и с огромным духом медведя Туунбаком, который ни за что не выпустит нарушителей покоя из ледяного плена живыми.

Помимо Хайндса, в картине участвует Тобайас Мензис (он же Эдмур Талли), а также Шон Брук и Джаред Харрис, известные нам по британской и американской версиям «Шерлока». В сериале есть практически все компоненты захватывающего зрелища: сонный быт, внезапно разрушенный монстром, как в «Дракуле» Стокера, сразу несколько направлений триллера, плюс немного лавкрафтовского сюра и предостаточно хоррора в стиле Эдгара Аллана По. По кровожадности он может соперничать и с той же «Игрой престолов», и с «Остаться в живых». Не хватает только одного — пронизывающего холода из романа Симмонса, но, учитывая остальное, это можно простить создателям этой ледяной картины.