Африн. 10 марта

10.03.2018

Турки в Африне вышли, что называется, на оперативный простор. Их наступление приобрело совершенно иной темп, и, похоже, что в ближайшую неделю-две общая ситуация в кантоне будет окончательно в пользу "Оливковой ветви". Турецкие прокси из ССА уже активно публикуют фото входа в Африн, до которого остается буквально полтора-два километра.

Ситуация выглядит двояко: с одной стороны турок вполне устроило, если бы Асад взял под контроль территорию, но с условием полного разоружения курдских отрядов, сняв с Турции проблему контроля и обеспечения кантона. С другой - ликвидация курдского анклава в нынешней версии боевых действий гарантировано исключает наличие в нем любых антитурецких вооруженных группировок. Но вынуждает Турцию заниматься устройством как самой территории, так и проблемой возвращения беженцев.

На территорию "Щита Евфрата" уже вернулось из Турции порядка 150 тысяч человек, в Африн могут вернуться до 200 тысяч. Это, конечно, серьезно снижает нагрузку на приграничные турецкие провинции и само по себе является весомым плюсом с точки зрения подведения итогов двух военных операций Турции на сирийском севере.

Есть и очевидный минус: организационные возможности сирийской "оппозиции" невелики, контролировать обстановку она вряд ли сумеет без помощи извне, а главное - немалое число боевиков ССА придется переформировывать в милиционные отряды по поддержанию контроля в Африне, а значит - они будут исключены из будущей силовой операции в районе Манбиджа.

Турки не скрывают, что Африн - промежуточный этап для решения общей задачи - создания полноценной буферной зоны на всем протяжении сирийско-турецкой границы. Однако теперь начинается принципально новая фаза: все оставшиеся территории находятся под протекторатом США, а потому создание буфера становится предметом торговли и договоренностей именно со Штатами.

США получают возможность ликвидировать или существенно изменить баланс отношений между Турцией, Россией и Ираном. По сути, турки теперь не нуждаются в союзничестве ни с тем, ни с другим. Появляются, скорее, причины для конфронтации. Здесь в первую очередь можно назвать идлибскую зону - конфликт противоречий в ней носит трехсторонний характер, в Алеппо противоречия в основном касаются Турции и Ирана (так как именно Иран контролирует Алеппо), в зоне Манбиджа возможен конфликт с Кремлем. И, естественно, остаются территории на севере Латакии, а также анклавные точки в Хаме, Хомсе и Дамаске, в первую очередь, так называемый "Ар-Растанский котел" - по сути, точно такое же образование, как и Восточная Гута, существующее аж с 2011 года и оформившееся окончательно к лету 2012.

США имеют возможность торговать передачей под постепенный контроль приграничной зоны с Турцией, так как для турок стратегически это приоритетная задача. В обмен американцы могут столкнуть Эрдогана как с иранцами, так и с Кремлем. Насколько жестким может быть такое столкновение - сказать сложно, но Штатам важно иметь такую угрозу, чтобы вести свою собственную игру как с кремлевскими, так и с Тегераном.

Однако пока Африн не зачищен, всё это - лишь перспективы. Уже довольно близкие, но не более того. Ближайшая неделя должна будет показать - насколько они близки.