Йемен. Война за выживание

Арабская коалиция ведет штурм порта Ходейда в Йемене. Попытки овладеть этим ключевым городом идут с конца весны, рано или поздно падение Ходейды произойдет просто в силу полного превосходства в ресурсах коалиции над северянами, и в этот раз она очень близка к успеху.

Падение Ходейды сделает положение Ансар Алла критическим, однако говорить о переломе в войне точно рано. Более того - она может принять совершенно иные, чем сейчас, формы.

Проблема заключается в том, что йеменский конфликт, в отличие от многих предыдущих в этой стране, существенно менее структурирован. Есть несколько примитивное представление о том, что некие силы добра воюют за свободу с иностранными интервентами и их марионетками - то есть, силами зла. В реальности каждая из номинальных сторон конфликта представляет из себя конгломерат, раздираемый своими собственными противоречиями. Кроме того, наличествуют и другие стороны конфликта, не примыкающие к двум формально основным.

Ансар Алла блокируется с частью йеменских вооруженных сил, которые на самом деле представляют из себя вооруженные племенные ополчения. Сам принцип организации йеменской армии - территориальный, то есть, племена делегируют в вооруженные силы страны своих мужчин, которые проходят службу на родовой племенной территории. В этом смысле йеменские подразделения и соединения по мере утраты хуситами территории будут поддерживать ту сторону конфликта, которая возьмет под контроль "их" территорию. Сжатие территории Ансар Алла будет означать для группировки и утрату племенной поддержки. Сами хуситы как группировка могут рассчитывать на поддержку и лояльность только небольшой части северных территорий Йемена - своих собственных, где движение Ансар Алла и зародилось.

С южанами ситуация не сильно лучше. Анти-хуситские силы - это конгломерат поддерживающих формального президента Йемена Мансура Хади сил и южных сепаратистов, цели которых серьезно отличаются друг от друга. При этом Саудовская Аравия поддерживает Мансура Хади, а коалиция во главе с ОАЭ - сепаратистов-южан. Кстати, наступление на Ходейду сейчас ведет именно коалиция ОАЭ и южане. Войска Мансура Хади и саудиты как бы присутствуют, но исключительно с точки зрения контроля за обстановкой.

Падение порта будет означать не только прекращение снабжения хуситов со стороны Ирана, но неизбежно потянет за собой новую цепь конфликтов - как среди йеменских племен, которые получают с порта свою долю поставок, так и внутри арабской коалиции. ОАЭ частично контролирует важнейший южный порт Аден, но взятие Ходейды позволит Эмиратам взять "под себя" ключевое побережье с возможностью контроля и Аденского залива, и Баб-эн-Мандебского пролива, и части маршрута по Красному морю в сторону Суэцкого канала. Учитывая колоссальную значимость этого маршрута и в ближневосточной, и мировой торговле, ОАЭ получит неубиваемые козыри на переговорах любого уровня. Эмир аль-Нахайян, и без того обладающий очень серьезным весом в арабском мире, станет величиной в мировом масштабе. Что, безусловно, никак не устраивает аль-Саудов. Чисто конспирологически можно продолжить дальше и выше - ОАЭ ориентированы на глобалистскую элиту и финасовые круги Великобритании, саудиты по определению - на США и ее "имперскую" элиту. Но на данном этапе это даже неважно, важно то, что падение Ходейды сделает конфликт по линии Ансар-Алла - арабская коалиция малосущественным. Хотя, конечно, война между ними продолжится и будет идти по плану, в конце которого хуситов запрут в северных горах, а их спонсор Иран будет вынужден подсчитывать убытки от очередной авантюры КСИР.

Нужно учитывать еще и тот момент, что президент Мансур Хади легитимен очень и очень условно - его полномочия истекли в 14 году, были продлены на год и на этом всё. Война позволяет ему продлевать срок своих полномочий по факту - ни о каких выборах в воюющей стране речи быть не может. А значит, его личный интерес, равно как и интерес стоящей за ним Саудовской Аравии заключается не столько в победе над Ансар Алла, сколько в продолжении войны и истощении ресурса ОАЭ, который велик, но не беспределен. Скорее всего, это стало причиной того, что кронпринц Мохаммед бин Сальман, бодро начав эту войну, по мере того, как контроль над ситуацией все сильнее перехватывали союзники из ОАЭ, стал притормаживать победоносную поступь, ограничиваясь приграничными стычками и строительством небольшой, но существенно более организованной армии Мансура Хади. Она, кстати, принимает участие в этой войне менее заметное, чем сепаратисты, которые рвутся водружать свой флаг над Сааной, чтобы объявить там о победе. Саудиты прекрасно понимают, что именно в этот момент произойдет окончательное размежевание в стане победителей, после которых нынешние союзники станут противниками. А потому не торопятся помогать партнерам и союзникам по коалиции.

Для самой страны происходящее, безусловно, является полной катастрофой. Гуманитарной в первую очередь. Медийным символом гекатомбы в Йемене стала девочка Амаль Хуссейн, фотография которой была опубликована в "Нью Йорк Таймс", и которая умерла от голода в возрасте 7 лет.

Однако удивить самих йеменцев нечем - в подобном положении половина страны, если не больше.

Разрушено всё - сельское хозяйство, промышленность, подъедены все запасы. Традиционная проблема Йемена - катастрофический дефицит воды - усугубляется продолжающимся перекосом: тотальная наркотизация населения, жующего легкий наркотик кат, заставляет выращивать его в ущерб пшенице. При этом кат потребляет на 40% больше воды, чем пшеница, делая дефицит воды её совершенной нехваткой. Антисанитария и деградация медицины добивают оставшихся. Эти проблемы были у довоенного Йемена, сейчас они стали носить тотальный характер. Треть территории страны, на которой проживает около половины всего населения, отнесена уже к зоне полной катастрофы.

Война добавляет свои факторы, усугубляющие и без того невыносимую обстановку: ранения и гибель мирного населения от боевых действий дополняет гуманитарные причины продолжающейся катастрофы.