Люди, занимающиеся военными вопросами

13.07.2018

Советник рахбара Хаменеи Али Акбар Велаяти, прибывший в Москву формально для участия в "Валдайском клубе", а фактически - для встречи с Путиным, довольно жестко ответил журналистам на вопрос о возможном уходе Ирана из Сирии. Велаяти заявил, что Иран выведет военных советников только если сирийское правительство об этом попросит его официальным образом.

И вопрос задан, и ответ прозвучал совершенно не случайно: единственной причиной визита Велаяти к Путину мог быть вопрос дальнейшего пребывания "советников" Ирана в Сирии. Путин в преддверии встречи с Трампом пытается создать впечатление о полном взаимопонимании с Ираном. Что, конечно, бесконечно далеко от истины.

Иран, нужно отметить, ранее практически вообще никак не комментировал наличие и присутствие своих военных в Сирии. В 13 году в ходу была версия о "шиитских паломниках", которые массово стали посещать святыни в Сирии, однако с течением времени эта версия стала выглядеть слишком смехотворной, особенно после того, как боевики самых разных группировок в самых разных частях Сирии стали выкладывать фото и видео с убитыми офицерами и даже генералами КСИР, включая и их личные документы. Тайная война перестала быть таковой. Что-то примерно похожее происходило и на Донбассе, когда лично президенту приходилось врать про "заблудившихся" в тумане военнослужащих, после чего точно так же их количество, попавшее так или иначе в пределы внимания и зафиксированное разными наблюдателями стало совершенно неприличным. Поэтому в ходу появилась версия о "вчера уволенных из рядов", ну и наконец, возникла формула: "люди, занимающиеся военными вопросами". В реальности, что Иран в Сирии, что Кремль на Донбассе практически полностью держит кадровых военных на всех без исключения командных постах в своих прокси-структурах.

Ответ Велаяти в каком-то смысле как раз сродни ответу Путина про "людей, занимающихся военными вопросами": скрывать уже невозможно, поэтому нужно сделать вид, что все идет по плану. Да, мы и не скрывали никогда, какие к нам вопросы?

Так или иначе, но ясно, что Иран выводить свои войска не намерен. Понять иранцев можно: КСИР ценой очень серьезных потерь сумел захватить на земле огромные территории в Сирии. Очень осторожная оценка потерь КСИР, наемников и Хезболлы с 13 года дает порядок чисел не менее 120 тысяч погибших и раненых в ходе боевых действий. Только через бандформирование афганцев-хазарейцев "Фатимиюн" за эти годы прошло порядка 80 тысяч человек, треть из которых легла в Сирии. Ливанская Хезболла потеряла с 13 года не менее 25 тысяч человек. Потери кадровых офицеров КСИР засекречены, но по разным оценкам, они составляют не менее 6-7 тысяч человек убитыми.

Естественно, заплатив такую цену и добившись вполне серьезных результатов, Иран совершенно не намерен подчиняться "мировому сообществу" и выводить свои войска из Сирии. Другой вопрос, что без поддержки российской авиации успех КСИР был совершенно не гарантирован, и не зря генерал Сулеймани сделал в 15 году все возможное, чтобы втравить Кремль в сирийскую авантюру.

Однако теперь пути "союзников" будут все сильнее расходиться. У КСИР есть свое видение послевоенного устройства Сирии. Иранцы вполне прагматично намерены решить проблему лояльности оккупированных ими территорий через полную замену нелояльного суннитского население переселенцами-шиитами. Именно поэтому в массовом порядке все нелояльное население "освобожденных" районов Сирии практически принудительно сгоняется в Идлиб и Алеппо, на их место идут семьи про-иранских боевиков - только беженцев из Афганистана в Иране скопилось более полутора миллионов человек, которые создают проблемы в восточных провинциях страны, и без того пребывающих в состоянии социальной катастрофы. Боевики "Фатимиюн" (а также других шиитских группировок) воевали не только за деньги, но и за возможность пустить корни в другом месте.

Асад совсем недавно издал совершенно драконовский закон, по которому все недвижимое имущество должно пройти перерегистрацию, причем владелец обязан явиться лично. Естественно, что миллионы беженцев не в состоянии пройти эту процедуру, что создает правовую основу для экспроприации их имущества (если оно, конечно, осталось). Вот это имущество (здания или земля под ними) и станет фондом, который будет бесплатно раздаваться ветеранам-шиитам по программе переселения. Сунниты Сирии на оккупированной Ираном территории, вне всякого сомнения, будут сегрегированы в зависимости от лояльности к властям. За основу будет взят принцип нулевой терпимости к нелояльным сирийцам. В каком-то смысле Иран на своей оккупированной территории пойдет очень близко к грани геноцида, если уже не за ней, но иного решения, похоже, не будет.

Готов ли Путин, в стране которого живет 14 миллионов суннитов, оставаться союзником Ирана, который будет проводить такую политику в отношении сирийских суннитов? Кто знает, невежество нынешней российской власти уже давно не вызывает никакого удивления. Вполне возможно, что российское руководство вообще слабо разбирается в ближневосточных реалиях - зачем оно ему? Путин мыслит галактическими масштабами, на такие мелочи у него просто нет времени.

Однако сможет ли Путин выполнить условие Запада и Израиля, которые ждут от него пресечения активности Ирана в Сирии? Это тоже весьма неясный вопрос. Откровенно говоря, даже если он очень захочет, у него просто нет инструмента влияния и давления на Иран. Кроме того, у иранцев нет ни малейших иллюзий в отношении предательских мотивов Кремля, поэтому они сделают все возможное, чтобы у Путина и не появилось таких инструментов.

Возможен вариант, что Путину может быть выгодно продемонстрировать Трампу неуступчивость иранцев: ну извини, Дональд, я с ними и по-хорошему, и не очень, сам видишь, какие они упёртые. Однако этот вариант не слишком хорош: если Путин продемонстрирует, что он не в состоянии ничего сделать с Ираном, то зачем он тогда Трампу? Ценность Путина как партнера по Сирии, резко упадет. Так что такая демонстрация Путину, скорее всего, не нужна.

До чего именно смог договориться Кремль с Тегераном, пока неизвестно. Возможно, что-то более конкретное всплывет после встречи Путина с Трампом. Пока же понятна только позиция США: Трамп намерен ликвидировать "ядерную сделку" с Ираном и создать барьер для его экспансии. При этом заплатить за всё должны будут как страны региона, так и разные приблудные граждане, которым страсть как хочется поиграть во взрослые игры. А США при этом должны быть арбитром и разводящим, как и положено сверхдержаве. Позиции остальных участников гораздо более туманны хотя бы потому, что им так или иначе, но придется вписываться в ту картину, которую рисует Трамп.