Новая химическая провокация

12.06.2018

Вчера Минобороны выпустило крайне странное заявление по поводу готовящейся провокации с химическим оружием в провинции Дейр-эз-Зор. Странное оно тем, что провокацию, по мнению военных, готовят американцы совместно с боевиками ССА. Проблема в том, что в Дейр-эз-Зоре боевиков ССА просто нет. Они там были до 13 года, после чего их выбил пришедший из Ирака ИГИЛ, и с тех пор никакой Свободной сирийской армией здесь и не пахнет. Уже поэтому заявление Минобороны вызывает вопросы: как ССА может организовать провокацию, если ее там просто нет?

Другой вопрос, что подготовка к выносу Ирана с этой территории идет, и идет довольно серьезная. У России есть проблемы и противоречия с Ираном, однако они касаются центральных административных территорий, откуда Кремль без особых церемоний начинает выталкивать своего "союзника". Однако в вопросе восточных территорий между Кремлем и Ираном полная любовь и согласие: Путину совершенно невыгодно, чтобы Иран вообще покинул Сирию: без его бандформирований Кремль остается один на один с полностью враждебным окружением при абсолютной нехватке сил "на земле", чтобы удерживать и контролировать оккупированную территорию. Поэтому разногласия касаются только части этой территории, но вот восточные рубежи зоны должны остаться за Ираном - и здесь Кремль даже оказывает посильную помощь своим заклятым союзникам, придерживая и в самом Дейр-эз-Зоре, и в Маядине, и в зоне пустыни как советников с приданными им силами сирийского Пятого корпуса, так и частных военных одного известного олигарха. А в случае необходимости даже может прилететь российская авиация, когда дела идут совсем неважно.

Смысла в заявлении Минобороны, конечно, нет ни малейшего. Две предыдущие истории с применением химического оружия (точнее, хлора) завершились ударами США по сирийским объектам, в результате которых родился мем о "кривизне земной поверхности", которая помешала нашим могучим системам ПВО сбить вражеские ракеты. Во второй раз военные не стали заморачиваться, а просто объявили о том, что сирийская ПВО проявила чудеса, сбив большую часть запущенных ракет, продемонстрировав результаты, которых не демонстрировала никогда до этого и после. В качестве доказательства привели какие-то несколько обломков, на чем историю срочно закрыли и забыли. Однако главное в произошедшем так и осталось: Кремль никак не отреагировал (кроме словесных эскапад) на удары коалиции по своему сирийскому "союзнику". Очевидно, что не будет реагировать и в любом другом аналогичном случае.

Уже поэтому смысла в подобных заявлениях просто нет. Одно дело, когда вы действиями демонстрируете готовность сбивать вражеские ракеты и их "носители", другое - когда вы объясняете, почему и в этот раз не стали этого делать.

Так или иначе, но подготовка к перекрытию сухопутного коридора снабжения иранских сил в Сирии продолжается. Теоретически удар по Ирану в Сирии можно ожидать после появления на территории страны сил Лиги арабских государств, которые намерены сменить американские войска на левом берегу Евфрата. Однако вполне возможно, что операция против иранских прокси начнется и ранее. Трамп сегодня одержал очень серьезную дипломатическую победу в Северной Корее вне зависимости от каких-либо конкретных договоренностей с Ким Чен Ыном. До Трампа на столь высоком уровне с северными корейцами удавалось о чем-то поговорить лишь президенту Картеру, да и то уже после завершения им своих полномочий. Действующий американский президент еще никогда не общался напрямую с северокорейским руководством. Это, действительно, важное и очень серьезное достижение.

Теперь Трампу нужно решить задачу, которую он ставил еще в период предвыборной кампании: привести отношения с Ираном в рамки совершенно иной ситуации, где Иран не соглашается на добровольное ограничение своей ядерной программы, а вынужден ее ликвидировать под угрозой неприемлемого ущерба в виде еще более жестких санкций, чем ранее. Военное поражение в Сирии - необходимое условие для выдвижения Ирану окончательного ультиматума.

Иран находится в сценарии Крымской войны России 19 века, когда Европа, не желающая далее видеть военно-политические упражнения России, собрала против нее военный союз, нанесла локальное поражение ей в ходе военных действий на периферии, после чего был продиктован ультиматум. Европе тогда удалось далеко не всё, однако цели своей она все-таки добилась - Россия из Европы ушла на 30 лет. Иран сегодня точно так же вызывает беспокойство своей экспансией в регионе, что и вызывало необходимость создания международной коалиции, целью которой является возвращение Ирана внутрь своей территории и его изоляция. И Сирия - очень удобное место, чтобы без прямого военного конфликта нанести Ирану сокрушительное поражение, что позволит потребовать от него выполнения ряда условий. Особых сомнений в том, что Ирану не удастся удержать позиции, нет - слишком несопоставимы ресурсы.

Путин не может рассчитывать на присоединение к антииранской коалиции, тем более, что он - следующий на очереди. Но присесть на краешек стула в будущем выдвижении условий Ирану он может попытаться, поэтому и старается выглядеть полезным в вопросах будущей войны с его прокси. При этом Иран нужен Путину совсем по другому вопросу - удержанию собственного положения в Сирии. Поэтому политика Кремля в Сирии и выглядит столь шизофренической - попытки усидеть сразу на многих стульях всегда выглядят так.