Турция. Победа Эрдогана

Избирком Турции после подсчета почти всех бюллетеней объявил победителем президентских выборов действующего президента Эрдогана. Он сумел победить в первом туре, что, в общем-то, и было главной интригой выборов. В целом расклад остался прежним: город Турции - за кемалистов, курды - за Демирташа, деревня - за Эрдогана.

Если сравнить вчерашние результаты с предыдущими выборами, они практически прежние:


Турция попала в переходный период, совершенно характерный для любого общества, переживающего урбанизацию: в традиционном обществе социально активное население сосредоточено в основном в городах, глубинка консервативна, но социально пассивна, поэтому кемалисты до массового переселения людей в города в 70-80 годы прошлого века, до начала урбанизации, находились в преимущественном положении: город был за них, деревня была пассивна.

Переселение людей в города резко изменило социальную картину: в городе образовалась мощная прослойка маргиналов: уже не деревенских, но еще не городских жителей. Обычно этот процесс занимает два-три поколения. И городские маргиналы приобрели социальную активность, оставаясь приверженцами консервативных ценностей. Мало того - они перенесли эту активность на свою малую родину, подключив деревню к социально активной позиции.

Именно в этот момент и выстрелили исламисты, получив мощный активный электорат на фоне кризиса, с которым столкнулись светские власти, которые уперлись в стратегический тупик развития. И ситуация пока остается прежней: кемалистам нечего предложить кроме прежней обанкротившейся стратегии, поэтому они остаются чужды и деревне, и горожанам первого-второго поколения.

Объективно, по мере развития Турции (а исламисты сумели преодолеть тупик, в который попали светские власти и запустили процесс развития страны - при всех сложностях и проблемах, которые есть сегодня, их достижения несомненны) и по мере "врастания" вчерашних деревенских жителей в городскую среду, светские политики получат вполне серьезную социальную базу в среде своих сегодняшних политических противников. Другой вопрос, что кемалистам нужно сформулировать новую концепцию, которая будет отличаться и от прежних неработающих подходов, и от стратегии развития клерикального общества. Пока именно здесь светские политики Турции не демонстрируют чего-то серьезного. Они не хотят (или не могут) работать в среде чужого электората. У них не получается предложить ему что-то иное и более привлекательное. Поэтому и проигрывают.

В общем-то, это одна из вполне классических проблем любого общества на период перехода от одной системы социального устройства к другой. Точно так же возникают серьезные проблемы и перекосы в период перехода от первой (традиционной) системы воспроизводства населения с высокой детской смертностью и высокой рождаемостью ко второй системе воспроизводства с низкой детской смертностью и невысокой рождаемостью. Пока идет переход, существенно улучшается социальная обстановка, здравоохранение, люди начинают гораздо лучше питаться, как следствие - резко падает детская смертность, при этом рождаемость остается на прежнем уровне. В стране возникает переизбыток молодежи - возникают принципиально новые социальные перекосы. Египет - прекрасный пример. За 40 лет население увеличилось с 20 миллионов до 85, власть не справилась - режим Мубарака рухнул.

Турки в этом плане проходят другой период перехода - переход от традиционного к урбанизированному обществу. И светская власть просто не вытянула его, исламисты партии справедливости и развития на фоне кризиса целеполагания кемалистов сумели взять власть и удержать ее. Однако по мере закрепления урбанизации возникнет новая ситуация, и как светские силы сумеют на нее отреагировать - вопрос к ним.

Для Кремля итоги выборов в Турции двойственны. Эрдоган - ситуативный партнер. Причем скорее противник, чем партнер. Стратегические задачи Турции во многом идут вразрез стратегическим задачам России при любом режиме в Кремле. Даже нынешняя абсолютно антинациональная и антинародная клика - и у той есть непреодолимые противоречия с Турцией в плане реализации своих шкурных интересов. Никаких иллюзий относительно Эрдогана у них нет. Но любой другой политик в Турции - еще большая проблема, так как является серьезным фактором неопределенности. Любой нормальный системный политик крайне негативно относится к криминалу, тем более криминалу во власти. Отношение светских турецких политиков к криминальной России гораздо более негативное, чем у Эрдогана, который в данном случае просто использует российскую братву с ее примитивными интересами, прекрасно понимая, как можно управлять такой убогой публикой. Именно поэтому Эрдоган в хвост и гриву причесывает кремлевских братков, которые попали в критическую зависимость от него по целому ряду предельно важных для них проектов. Будут ли светские политики столь циничны, как Эрдоган, или поведут себя с Кремлем гораздо более жестко - неизвестно. Поэтому привычное зло для Кремля все-таки лучше неизвестности.