Гипертонический криз...результат споров морских инспекторов

15.05.2018

Работу судов в море, контролируют различные морские инспекции. Это конечно правильно, когда все в разумных приделах.

2003 год. Мне, этот год запомнился, неимоверным количеством проверок, морскими инспекциями. Было такое ощущение, что инспекторов в море больше, чем промысловых судов. Что не день, то проверка. Причем инспекции, все разные. Вернее, названия разные, а суть одна. Накопать побольше нарушений, выписать штрафов, а то и вообще применить уголовный кодекс. На самом же деле, все сводилось к деньгам. Будешь платить, будешь спокойно работать, не даешь взятку, получи проверку, и не одну.

За март месяц, у нас на борту, было 15 проверок. Наш капитан, принципиально, взяток не давал. По началу, все шло как обычно. Приехали, проверили, день, ну максимум два, и отвалили. Потом, стали оставаться на сутки, а то и больше. Доходило до смешного, одни еще не успели уехать, другие уже поднимаются на борт. Лишние люди на борту…Хлопот прибавляется всем, особенно поварам, и обслуге. Дополнительный расход продуктов, и медикаментов, в том числе. То у них голова болит, то жопа, то остеохондроз замучил, то давление. Конечно, когда человек действительно болен, вопросов нет, но, когда просто мозг делают, тут уж извините, конец рейса, медикаментов нет, спирт закончился. Лечимся горячим чаем. И не фиг, мне статистику портить. После рейса, медикаменты списываются, согласно амбулаторного журнала, фиксировать надо всех, следовательно, процент заболеваемости растет. А мне это надо? Нет. Поэтому разговор короткий, горячий чай, можно с лимоном, и не придумывайте никаких болячек.

Весь экипаж, ждал окончания путины, как манны небесной. Капитан, старпом, стармех, ревизор, зав, рыбмастера, майор, все на успокоительных, невзирая на то, что на борту у нас все в порядке, придраться не к чему. Тем не менее люди взвинчены. До конца минтаевой путины 10 дней. Квот осталось 300 тонн. Потом перегруз и домой. Не знаю, чем мы прогневали царя морского, но проверка № 16 по счету, все же нагрянула. Причем инспектора, магаданской рыбинспекции, численностью в 6 человек. У нас на борту, уже есть 6 инспекторов, которые, идут с нами в порт, а тут еще 6 магаданцев, на три дня. 12 инспекторов на одно судно! Не многовато ли? Всех надо разместить. Лазарет и изолятор, уже заняты. Освобождаю свою каюту, перебираюсь к мужу, там разместилось два инспектора, третьего штурмана, переселили к ревизору, еще двоим нашли ночлег. Одного поселили к повару, еще одного к майору. Расфасовали сельдь по бочкам.

Четное количество инспекторов на борту, не к добру, ох…не к добру. Квот осталось 50 тонн, одно траление, и все квоты выбраны.

С самого утра, не очень хорошее предчувствие. Стараюсь гнать плохие мысли прочь. Интуиция стоит на своем. И вот оно прилетело…

В составе магаданских инспекторов, два бывших дознавателя. Люди, совершенно далекие от моря, но хорошо умеющие выбивать нужные им показания. В организованном застолье, что-то не поделили с камчатскими инспекторами. Разгорелся спор. Магаданцы, стояли на своем, камчатцы, доказывали свою правоту. К консенсусу не пришли, и давай заново лопатить все судовые документы. Десять часов, в кабинете капитана продолжалась баталия инспекций. На уши поставили всех, вымотали нервы всему экипажу. Допросы всего экипажа, как ловили рыбу, сколько, какими тралами. Допрос экипажа ни к чему не привел. Магаданцы злятся, ничего не могут накопать, камчатцы торжествуют. У капитана, поднимается давление. И тут, на обум лазаря, магаданцы заявляют, что у нас перелов рыбы, на сегодняшний день, составляет 50 тонн. Огорошив, таким заявлением капитана, принялись проверять ССД.

Давление капитана, подскакивает до критического. Начинает шалить сердечко. Даже видя состояние капитана, эти две сволочи стоят на своем. Перелов, оформляем акт, и под суд. Хищение, в особо крупных размерах.

Видя такое дело, пришлось отбросить все условности, и вмешаться в проведение проверки, не только как судовой врач, но и как жена. Для начала, прошу всех, удалиться из кабинета капитана. Инспектора, пытаются игнорировать мою просьбу. Пришлось пригрозить статьей, о превышении полномочий. «Время уже 23-15, а согласно уголовно-процессуального кодекса, допрос подозреваемого, не может происходить после 19-00. Если вы не считаете это допросом, то тем более освободите кабинет, поскольку человек, чувствует себя плохо, состояние близко к критическому. Иначе, вызываю сан авиацию, отправляю пациента на берег в больницу. Все показания, к экстренной госпитализации имеются». Не хотя ушли.

Купирую гипертонический криз, привожу в норму сердечную деятельность.

Спрашиваю «что вообще происходит?» муж отвечает «да перелов откуда-то нарисовался, ничего понять не могу. По ССД одни цифры, по факту продукции в трюме, на 50 тонн вылова, больше. И квота не закрыта. Совсем заморочили». «Все правильно, говорю, ты ССД подаешь, когда? В восемь утра, закрываешь прошедшие сутки. А продукция в трюм легла, когда? В сегодняшних сутках. Значит завтрашним ССД, закроешь сегодняшний подъем рыбы, и квоту. Правильно?»

Муж смотрит на меня и говорит «а ведь ты права. Хорошо, что ты рядом, считай от тюрьмы спасла. Подпиши я, акт их проверки, срок бы сам себе организовал.

Утром, после подачи ССД, приходят эти клоуны, и за свое. Капитан, спокойно подает им документы, и спрашивает «где здесь перелов?» Этих двоих, аж покорежило «ну, ты, и наглый мужик. Так нас с хвоста, еще никто не сбрасывал. Ладно живи пока, но знай, обид мы не прощаем. На следующий год, нам лучше не попадайся».

А на следующий год, в магаданской спец мор инспекции, произошли сокращения штатов, и этих двух, ярых молодчиков, сократили.

Инспектора двух морских инспекций, разошлись во мнении, а отдувался экипаж судна, в результате капитан был доведен до гипертонического криза, не окажись рядом врача, инсульт обеспечен.

Четное количество инспекторов на борту, к неприятностям…как пить дать, к неприятностям…

____________________________________________________________________________________________________________

РЫБАЦКИЕ БУДНИ В РАССКАЗАХ