Согласно карточки судового расписания

30.03.2018

Стоим у причала. Пароход готовится к выходу в рейс. У нас новый старпом. Молодой Парниша, лет 30-ти, с нордическим складом характера. Приступил к работе. Первое, что он сделал, переписал индивидуальные карточки судового расписания. В этих карточках перечень действий, каждого члена экипажа, в случае аварийной ситуации. Получаю свою карточку, читаю и не могу ничего понять. По общесудовой тревоге, согласно расписанию, я должна бежать на промысловую палубу, и задраивать крышку сетевого люка. Пожимаю плечами, где этот люк находится, и как его задраивать, кто его маму знает! Да, ладно, махаю рукой, вешаю карточку, как положено, в каюте над шконкой, и иду работать. Здесь надо уточнить, что работаю я шеф-поваром, и в старой карточке у меня были совершенно другие обязанности, во время судовых тревог. После обеда ко мне подходит буфетчица Ирина, и спрашивает «новое судовое расписание получила?» «конечно» отвечаю, «прочитала?» прочитала говорю, «бред какой-то, и где все это находится не знаю». Ирина, протягивает мне карточку своего расписания, и спрашивает «ну как тебе мое?» Она по судовому расписанию должна заводить какие-то подкильные концы. Что делать, устав есть устав, его надо выполнять! Идем с ней к майору (старшему тралмастеру), и просим «Паша, покажи где находится сетевой люк, и подкильные концы, и как их заводить?» Паша смотрит на нас с удивлением и говорит «вы девчонки что, белены объелись?» Мы настаиваем на своем. «Ладно говорит Паша, не знаю, что у вас на уме, но вижу спорить с вами бесполезно. Пойдемте покажу». Крышка сетевого люка, оказалась очень тяжелой, килограммов 200, в аккурат раза в четыре больше меня весит, но это потом, главное я знаю теперь, где она находится, и куда надо бежать в случае судовой тревоги. Подкильные концы, оказались металлическими тросами, хранившиеся в аварийной кладовой. И тоже, очень тяжелые. После экскурсии, пошли работать, и ждать тренировочных судовых тревог.

И этот день настал! В 16 часов, играют тренировочную общесудовую тревогу. Капитан на мостике, остальная команда на местах, согласно судового расписания. Я на промысловой палубе, возле сетевого люка, пытаюсь ее опустить, но не тут-то было, крышка даже не сдвигается с места. Крышка, оказывается опускалась и поднималась палубной лебедкой, но кто бы знал? Кручусь около сетевого люка, не знаю, что делать. И тут голос капитана, «шеф-повару покинуть промысловую палубу, и занять свое место согласно судового расписания!» Стою, не двигаюсь с места. Капитан повторяет свой приказ, еще раз. Опять стою, благо, карточку с расписанием, взяла с собой. Терпению капитана, приходит конец. В гневе, спускается с мостика, подходит ко мне, и спрашивает «глухая что ли, или рассудок помутился?» Молча протягиваю ему, мою карточку. По мере чтения, карие глаза капитана превращаются в черные, и расширяются до невероятных размеров. Повисло молчание. Капитан молча развернулся, и пошел проверять действия других членов экипажа. Увидев, Ирину у аварийной кладовой, пытающуюся вытащить подкильные концы, капитан пришел в ярость. Дал отбой всем тренировкам, и объявил сбор всему экипажу в столовой, со своими карточками судового расписания.

На следующий день, вернулся прежний старпом. Свой отпуск, ему пришлось отложить еще на один рейс. Карточки судовых тревог были переписаны, согласно занимаемым должностям.

Нас с Ириной, команда траловой вахты, заочно, зачислила к себе в штат, постоянно нас подкалывая, «авангард вы наш».