Ты не цветочница Анюта, а я не гинеколог

Когда долго работаешь на одном месте, хочется создать какой никакой уют и комфорт. А на судах тем более. Обустраиваешь каюту, рабочее место, и место приема пищи, и отдыха. Иной раз после работы, хочется прийти, сесть расслабиться. На судне таких мест два. Столовая и кают-компания. Для меня лучший релакс, это ухаживание за растениями, и созерцание их буйного цветения.

Работала я на одном судне, около трех лет. За это время в кают-компании и столовой, вырастила целую оранжерею. С начало, замучила боцмана, строительством всяких полочек и креплений, под цветочные горшки, что бы не падали во время шторма, потом добыванием земляного грунта. Пока стояли в порту, боцман привез мне земли с собственного участка. К выходу в рейс, подготовительные работы были закончены. Притащила всяких отростков от цветов, семян и посадила. Через четыре месяца, кают-компания и столовая, были похоже на оранжерею. Оказалось так, что не только я получала релакс, от растений, но и экипаж тоже. В столовой, и в кают-компании стали чаще собираться люди, и проводить больше времени, общаясь между собой. За глаза, меня прозвали цветочница Анюта. Ничего плохого я в этом не видела, и адекватно отнеслась к этому прозвищу. Так прошел год. Собираюсь в отпуск, оранжерею надо на кого-то оставить, прошу буфетчицу присмотреть за цветами. Соглашается, только говорит «тебя не будет семь месяцев, и я через рейс тоже в отпуск. Ну да ладно, что-нибудь придумаем». В назначенный период, уходит в отпуск буфетчица, и передает оранжерею, своей преемнице. Какой был договор, не знаю, только выйдя из отпуска я нашла свою оранжерею в плачевном состоянии. Поливали цветочки, только те, у кого совесть еще осталась. Многие совсем погибли. Я к буфетчице, "Лиля, ты что же так цветы загубила? Причем везде». На что был получен ответ «я вам не цветочница Анюта, цветы на пароходе, это слишком большая роскошь, и позволить себе ее я не могла. И вообще, какая сексуально не удовлетворенная дура, развела здесь эту ерунду?» смотрю на нее и спрашиваю, «почему ты так называешь человека, и делаешь такие выводы?» Да потому, что на пароходе работы выше крыши, да и отдохнуть не одной хочется, пока есть возможность, а тут цветы эти. Время на них тратить». Понятно, очередная сексуальная скорая помощь не очень разборчивым мальчикам, из экипажа. С кем приходится работать. До выхода буфетчицы Ирины, еще целый рейс. Ладно посмотрим, что будет дальше.

Начинаю снова ухаживать за цветами. Они, как будто почувствовали мое возвращение, и быстро начали выздоравливать и поправляться. Лилька, стерва такая, стала закрывать кают-компанию, и ключ уносить с собой. Пришлось жаловаться старпому, на закрытую дверь. Причем жаловалась не я одна. После жалоб, дверь в кают-компанию, запирать буфетчица перестала.

Недели через три, приходит ко мне в амбулаторию Лиля, с жалобой на резкую боль внизу живота. Осматриваю, и прихожу к выводу, что там воспаление женских придатков. Озвучиваю диагноз, и говорю, «боль сниму, а лечить надо в стационаре. Готовлю рапорт капитану, на себя, ответственность брать не буду за твое состояние». Смотрит на меня не понимающим взглядом, «так здесь же гинекологии нет?» «Да- говорю-ты не цветочница Анюта, а я не гинеколог. Так, что поедешь на берег в стационар, удовлетворенная ты наша». Потом, еще десять раз перекрестилась, что отправила на берег.

Заболевание, оказалось достаточно серьезным, пришлось делать срочную операцию.

Рыбацкие будни в рассказах