Тест — две полоски (Из цикла рассказов «Деревенские посиделки»)

На автовокзале небольшого провинциального городка встретились две землячки.
— Матрёна, здравствуй!
— Здравствуй, коль не шутишь, Танюха! Вот билет взяла на автобус, а ты чего такая бледная, прям как поганка. Уж не заболела ли ты?!
— Ой, и не спрашивай — с аборта иду, хоть бы до дому доехать.
— Да ты чё, залетела? Вот те раз...
— Да не раз, я уж с счёту сбилась, в который раз скоблят...
— Ну, ты, Танюха, даёшь! Угораздило тебя в нашем-то возрасте, уж не молоденькая, а всё туда же!
— А чё, могу, вишь ещё оказывается... А ты чё своему-то боле, не даёшь ли чё ль?..
Матрёна чуть замешкалась от смущения, но всё же в ответ утвердительно кивнула головой.
— То-то же, и я даю, а давать не бушь, так другие дадут, баб-то сколь одиноких у нас в деревне, сама знашь!
— Что верно, то верно… — умудрённая горьким опытом подтвердила слова землячки Матрёна.
— Я по началу-то грешила на климакс, а тут вот оно как вышло-то, ладно хоть бабы мне подсказали тест купить, а то бы...
— Ну и родила бы, чай с мужем живешь!
— Живу, живу... Дети-то взрослые, на кой ляд ещё-то рожать? Внучку четыре года да внучке полтора, а тут на тебе — бабушка на сносях! Ну, куда это годно, Матрёна?
— Жизнь твоя, тебе и решать.
— Что правда — то правда… Дело сделано, а на душе шибко тяжко…
— А ты как думала, грех всё ж таки… После этого завсегда так — бабья доля у нас такая, грешим, а опосля — каемся… А чё муж-то за тобой не приехал, коль такое дело? — спросила Матрёна пытаясь уйти от неприятного разговора.
— Так я чё-то сама сглупила, не дотумкала, что меня сегодня-то отпустят, с наркозом-то я впервые аборт делаю.
— Да ты чё?! Вот страсть-то какая! И как? Шибко больно, аль нет?
— А тебе Матрёна на кой это знать, тоже ли чё ль собралась?
— Да вроде нет пока, — замялась Матрёна, а потом смущённо добавила. — У меня-то, кажись — климакс самый настоящий, я, правда к врачу ещё не ходила, когда ходить-то? Сёдня творог да сливки продавала на базарчике... Хозяйство, скотина сама знашь, кручусь как веретёшко, когда по врачам-то разъезжать?
— Верю, верю, Матрёна...
— У меня тоже не лучше тебя, то мажет, а то нет... Тест-то купила, опробовала, да еле-еле разобралась чё к чему, где какие такие полоски? Вижу-то вблизи не особливо хорошо, ну не у робят же своих спрашивать? Стыдобище-е!
— И то правда, я-то у баб на ферме спросила, объяснили и веришь, нет, как снег на голову — две полоски!.. Руки затряслись, давление подскочило моментально.
— Ну, так года своё берут!
— Ещё как берут… Ты-то всё же моложе меня, а я как-никак полтинник разменяла. Пойдём хоть в тенёк сядем, жарко шибко, а автобус-то ещё почти час ждать.
— Щас гляну на часы-то, даже поболе чуток... Вон лавочка свободная, глянь! Пойдём?
— Пошли и то ль, Танюха.
— Давай я хоть сумку тебе подсоблю нести, а то на тя прям лихо смотреть, того гляди тут в обморок шмякнешься, и чё я с тобой делать-то буду?
Женщины сели в тенёк на скамейку.
— Так ты мне, Танюха, про наркоз-то расскажи, как хоть ты перенесла-то его, а?
— Ой, и не спрашивай... Ну, чё, укол в руку поставили и всё дело сделано... Очнулась малёхо, слышу песню, поют бабы!
— Каки-таки бабы?
— Ну, медсестра с гинекологом да санитарка надо полагать, да славно так поют, я тебе скажу: «Под крылом самолёта о чем-то поё-от зелёное море тайги-и!» А кушетка-то подо мной поднялась, словно хвост самолёта! Ба-а... Я испужалась-то как, Матрёна-а! Веришь, нет?
— Да ты чё, а пошто так?
— Так это от наркоза тако быват! Поблазнилось мне, что лечу! Да ещё песню-то про самолёт как раз медики пели. Весёлые девки-то, молодые! А меня-то потом как давай на изнанку-то выворачивать. Ой, Матрёна, чё было-то! Трясло как лихорадочную. Думала, прям там помру, а им чё весело, они уж привыкли, и знай себе поют!
— Так чё нам бабам сделаться-то? Мы ж как кошки живучие!
— Вот и я отлежалась в палате, а как полегче стало, думаю, чё лежать-то? Коровушку мою кому-то доить надыть, а она у меня сама знашь, какая взбрёшная, не каждого подпустит к себе, смаялась я с ней, Матрёна.
— Знаю, Танюха, и правда — жить-то как-то надо. Куда денешься? Горемычные мы бабы. А я тебе так скажу, сами мы себя гробим. Вот жизнь-то какая...

© 13.06.2012 Елена Халдина