Общество требует жертв

2 December 2017

– Не отделяйся от коллектива! — Назидательно говорит мне ровесница в красном галстуке. Она сидит на парте, свесив тонкие ножки, и читает нотацию. Не помню, что вызвало недовольство образцовой пионерки, но её устами говорило общество, с подозрением воспринимающее тех, кто стоит в стороне.

Диктатура массы

Восьмидесятые годы принято считать агонией тоталитарного режима, который старался задушить любую индивидуальность. Наше время, напротив, декларируют как океан свободы: новые технологии, диспуты в блогах, скандальные выставки, матерный рэп, школьники со смартфонами, все делают бизнес, даже если называют так перепродажу накладных ногтей, сделанных в Китае.

Но манера общества вламываться в частную жизнь не изменилась — изменились его требования. К старым темам: «Ты уже поступил в институт? Вы скоро поженитесь? У тебя зарплата какая? Вы квартиру купили? Ещё нет? А почему? А когда?..» Добавились новые вопросы. От общества нельзя укрыться даже в монастыре — сколько историй есть о том, как в наши дни парень или девушка уходят в обитель, а следом за ними туда врываются папы и мамы, дабы вернуть чадо в грешный мир.

Соблазн учить ближних велик, особенно если ближний вежливо слушает. Мы сталкиваемся с требованиями общества ежедневно, и многим оно калечит жизнь — выходят замуж, потому что пора, меняют работу, потому что жена требует денег, платят за обучение, а потом оказывается — диплом не нужен. В результате — разочарование, конфликты, депрессия. Подростки, болезненно восприимчивые к мнению ровесников, за компанию садятся на иглу, начинают пить, совершают суицид, потому что затравили в соцсетях.

Многие находят друг с другом компромисс ценой деградации. Но угождая людям, можно оскорбить Бога, учит церковь. Общество хочет подменить его собой. Поэтому, когда я читаю о том, как замечательны коллективизм, консолидация, единение, воспринимаю это скептически. Недаром даже из монастырей, из религиозных общин подвижники уходили в пещеры и чащи.

«На всех путях, какими ходят люди в мире, не обретают они мира, пока не приблизятся к надежде на Бога», — учил преподобный Исаак Сирин.

Креативные и неприкаянные

Какой человек нужен современному российскому обществу? Ответ растиражирован в интернете — позитивный, креативный, многофункциональный, мобильный, который легко осваивает новые технологии, меняет профессии. В итоге никто не работает по специальности, но разве потому, что энергия бьёт ключом и творческий потенциал неисчерпаем?

Обыденная ситуация для провинции: получил парень профессию агронома, а в селе нет работы, он уехал в Подмосковье, устроился в строительную бригаду, освоил навыки плиточника, маляра, сварщика. Получается, и мобильный и многофункциональный. Полжизни строит чужие виллы, а собственный дом за тысячу километров стоит заколоченный.

Нужны примеры из жизни интеллигенции? В 2015 году московский учитель не стал унывать из-за сокращения, а начал взрывать банкоматы, чтобы купить жильё. В 2016 году находчивая калининградская учительница занялась стриптизом для подработки. Вот такой карикатурный креатив.

Сколько молодых специалистов, чтобы выбраться из нищеты, мечется, хватаясь то за одно, то за другое дело. Но если человек постоянно меняет занятия, то нигде не добьётся настоящего успеха — для этого необходима сосредоточенность на одной цели, а не погоня за двумя зайцами. Общество требует притворяться не теми, кто мы есть, заниматься не своим делом и при этом радоваться. Но в результате страдает и наука, и образование, и медицина, не досчитавшись профессионалов. Что говорить о духовной жизни, на которую нет времени, а если находится, то религию заменяют концертом или тренингом.

«Величайший враг нашей души, враг больший, чем даже диавол, это мирской дух», — говорил преподобный Паисий Святогорц.

Под социальной маской

В беседе с родственницей — продавщицей столичного магазина, я посоветовала ей палатку на рынке, где хороший выбор джинсов. Зарплата у неё невысокая, к тому же снимает жильё. К моему удивлению, девушка ответила, что покупает вещи только в фирменных магазинах, поскольку, если наряды на ней будут дешёвые, коллеги сразу это поймут и осудят. На её работе нет дресс-кода, но его заменяет коллективное: «фи!» и насмешка таких же небогатых, но стремящихся быть гламурными девиц.

Сегодня кричат о том, как свободен россиянин. Но он зависим даже в выборе джинсов!

В наши дни коллеги бдительно следят друг за другом в блогах и стучат начальству на тех, кто смеет «своё суждение иметь». В ВУЗах ректоры надзирают за студентами. В политических организациях вычисляют недовольных руководителями. Поэтому многие вынуждены носить маску лояльности. Но маска со временем прирастает к лицу, человек вживается в лицемерие.

В блогах на вопрос «Чего от Вас требует общество?» Россияне отвечали так: «Требует покорности, равнодушия и управляемости»; «Требует притворства»; «Требует подчинения коллективным мифам».

Как правило, эти мифы враждебны религиозному пониманию бытия. Причисляя себя к определенной социальной или политической группе, ты вместе с минимумом благ получаешь обузу чужих представлений о мире.

Хочешь большей свободы? Стань фрилансером, не вступай в партии, будь вне общественных организаций.

«От Бога нас отделяет ложь, и только ложь… Ложные мысли, ложные слова, ложные чувства, ложные желания — вот совокупность лжи, ведущая к небытию», — размышлял святитель Николай Сербский.

Когда народ становится толпой

А что нужно человеку от общества? Понимания, справедливости, уважения. В трудные для страны времена Анна Ахматова написала: «Я была тогда с моим народом». Но что делать, когда народ становится толпой? Управляемой, жестокой? Философ Гюстав Лебон в своей работе «Психология масс» отмечал, что человек в толпе способен на такое падение, на какое не решится в одиночку. Когда-то толпа решила судьбу Христа, крича Пилату: «Да будет распят!».

Христианство, с точки зрения официозной, считается учением объединяющим, смиряющим, унифицирующим. На самом деле биографии святых и подвижников говорят обратное: христианство — религия личностей, которые могли сказать обществу: «Нет!». Знаю историю женщины, которую в 30-е годы исключили из училища, потому что она не вступила в «Союз воинствующих безбожников». Тогда ей было шестнадцать. Решительная девушка предпочла вернуться в село, а вскоре туда пришла весть, что ей можно вернуться к обучению — заступилась авторитетная пожилая преподавательница, тайно верующая.

Сколько священников, монахов и просто мирян разных сословий пострадали в годы постреволюционных репрессий, но не отступили, не отреклись от своих убеждений. И в благополучные исторические периоды трудились во славу Божию немало людей, которые не шли на поводу у толпы.

Независимо от силы общественного давления, у нас всегда есть выбор — раствориться в массе, поклоняясь её идолам, или сохранить своё «я».

Во-первых, верующий человек не может быть подельником современного общества, одержимого заблуждениями и пороками. «Мчатся бесы рой за роем» в социальных сетях, считая себя правыми, но одобряя вражду и рознь, осуждая и оскорбляя. Не стоит отказываться от критического мышления и за компанию проклинать или воспевать кого-либо по указке политтехнологов.

Во-вторых, верующий человек обязан заботиться о своём добром имени, не забывая о том, что носит образ Божий. Нельзя быть праведным только в церкви. Давно стал символом лицемерия «чиновник со свечкой», позирующий перед телекамерами. Бог рядом с нами не только на церковной службе — он повсюду, и видит, что мы творим и говорим в офисе, на публичном мероприятии и в дружеском кругу. Можно обмануть окружающих, но не его.

В-третьих, верующий человек должен менять общество к лучшему, если не предпочёл отречься от мира. Поступать соответственно десяти заповедям. Думаю, это основное: если уж «не убий», то действительно не убий, а не с оговорками и самооправданиями нарушить этот запрет. Но как умело мы находим объяснения своим порокам и ошибкам, перекладывая вину на ближних и дальних!

«Страшное будет зрелище, когда Судия потребует отчета у свободной воли», — сокрушался преподобный Ефрем Сирин. Это о нашем поколении.

Марина Струкова, специально для "ЕлицыМедиа"