"Рядовой для Афганистана - 2"

25 November 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

/главы из романа/

Купить книгу >>> "Рядовой для Афганистана 2"

<<< В начало романа

(Стр. 7)

К сожалению Гориллы, шмон дембельского чемодана рядового Леонида Сердюкова и чемоданов его друзей результатов не дал.

Старшина в ярости начал скидывать с полок чемоданы всех солдат и сержантов второй роты, но и в них джинсов и кроссовок не оказалось. Были проверены все углы и заначки во всех помещениях роты, штанов и кроссовок нигде не было. В три часа ночи нам было разрешено отбиться. Горилла напоследок окинул меня злобным взглядом и, заикаясь, прошипел что-то невнятное: «Мо-мо-лись чижок! За все ответишь, зачмырю…»

Спал я крепко, на моем лице блуждала улыбка сумасшедшего. Мне снова приснилась медсестра Маша из медицинского пункта Каунасского учебного батальона и снова мы играли с ней в любовь.

Под утро, меня легонько толкнул Лёнька Сердюков и тихо спросил:

— Эй, Шура, живой? Проснись на минутку!

— Чего тебе, Лёньша? — спросонья спросил я.

— Я за тебя на мусорку поехал! Нормально братан?

— Не знаю, Лёнь, — ответил я, думая, что Леонид зло шутит надо мной, как шутят «деды» над «слонами».

— Спи, Одуванчик, мне все равно уже не уснуть, поехал я! Спасибо тебе, в цирке так смешно не бывает, как в нашей каптерке во время аттракциона с Гориллой!

— Лёня, а Кунар это что?

— Это такое ущелье на границе с Пакистаном, мы же тогда вернулись с него, а ты три дня как прилетел из Союза…

— Кунар, это страшно, Лёньша?

— Страшно?.. Нет, обидно, когда у тебя еще женщины по-настоящему не было, а помирать уже пора. Какой ты еще зеленый, Одуванчик, спи…

Сегодня «День рождения ВДВ», а это не просто праздник, это проверка боевой готовности гвардейской 103-ей воздушно-десантной дивизии, парадный строевой смотр всех боевых полков и батальонов. Я стою в строю на плацу 350-го парашютно-десантного полка. Того самого полка, в ряды которого я меньше всего мечтал попасть.

Для меня, в общем-то еще довольно молодого солдата, честь и удача стоять сейчас с родным «акаэсом» на груди в рядах 742-го отдельного гвардейского десантного батальона связи. «Как говорит наш старшина: «В самой боевой второй роте радистов-переносников, где больше всего раненых и убитых, но героев Советского Союза пока не было…» Чертов прапорщик, может быть, он хочет, чтобы я стал таким героем? Солнышко сегодня дуреет и жжет не на шутку, думаю, есть полтинник по Цельсию, автомат горячий, даже руку на него спокойно не положить.

То, что я сейчас стою в этом железном строю покорителей другой цивилизации, факт из фантастической телепередачи «Очевидное — невероятное». Академик Капица молодец, хорошо сказал: «То, что вчера было невероятным, сегодня становится очевидным…» Вот и со мной приключилась такая же финтифлюшка судьбы, фортель так сказать, зигзаг удачи. Или роковая ошибка судьбы? В десятом классе у меня резко испортилось зрение, с чем это было связано я не знаю, но оба глаза ушли в сторону от нормы на полтора диоптрия. Пришлось даже приобрести очки. Мама успокоилась, что не возьмут теперь сыночка ни в ВДВ, ни еще черт знает куда. В Афган тоже не возьмут, ведь там нужно будет стрелять и стрелять метко. Военком так прямо мне и сказал: «Поцелуй, Саня, десантуру в задницу! Очкариков в ВДВ не берут!..» И вот к моменту окончательного призыва зрение мое восстанавливается почти до идеального показателя. Единица на один глаз и ноль-восемь на второй. Я стал годен без ограничений. Ура! Сбылась мечта идиота, он попал в самый опасный и непредсказуемый род войск…»

— Товарищ солдат! Гвардеец! Эй, рядовой! Живой хоть!..

Я приоткрыл глаза, которые жмурил от солнца и увидел перед собой командира дивизии Грачева, трех полных генералов в фуражках с красными околышами и нашего комбата Лебедева. Странное состояние, выходит, что я сейчас спал по стойке «смирно»? Мозг спал, а само тело стояло по стойке «смирно», словно пружина! Я робот?..

— Я! Гвардии рядовой Александр Одуванчиков! Вторая гвардейская рота радистов-переносников! Отдельного батальона связи… — громко гаркнул я.

— Вольно, рядовой! — рассмеялся высокий генерал-полковник с гвардией на груди. — Скажи-ка мне, братец, как на духу, как лично тебе служиться? Не обижают ли тебя сослуживцы? Есть ли какие тревоги? Дают ли отдыхать? Как кормят?

— Все по уставу, товарищ гвардии генерал-лейтенант! Кормят вкусно и даже очень! Особенно манная каша на сгущенном молоке, а еще кофе с концентрированным молоком! Вкусно! Знаю, что у пехоты паек послабее будет, так что грех на что-то жаловаться!

— Ну, а служба? Тяжело на жаре, в горах? — хитро продолжил генерал.

— Я в ВДВ и если будет тяжело, справлюсь! Также, как и все мои товарищи по дивизии…

— Ха! А хорошо сказал, давно в Афганистане?

— Ни как нет, всего три месяца! — отчеканил я, и, увидев улыбки Грачева и Лебедева, продолжил свой оптимистический рассказ.

— На боевых уже были? — спросил другой генерал небольшого роста.

— Был, пока по мелочи! На Панджшере и в окрестностях Кабула…

— Не струсил, боец?

— Ни как нет! Нет…

— Где учебку заканчивали? — с каким-то удовольствием спросил генерал.

— В Литовской ССР, в городе Каунасе! Отдельный парашютно-десантный учебный батальон связи!

— Что же до сих пор не сержант? — засмеялся маленький генерал.

— Не могу знать! — заорал я словно подорванный.

— Добро, боец Александр Одуванчиков! Пошли дальше, комдив! Ну и солдаты у вас, подполковник Лебедев. Честно говоря, я приятно удивлен… С такими молодцами отстоим Афганистан и разобьем все бандформирования к чертям! Как считаешь, Грачев?

— Так точно, должны разбить… Что же нам еще остается?..

— Ты нос то не вешай, Паша, я в Москве так и доложу: «Десантников менять нельзя! Потеряем Кабул и весь Афганистан без десантуры»! Ну, а теперь, в баню хочу! Солдат по казармам и отдыхать! Смотри, жара-то какая?

— Есть! Дивизия, смирно! Командирам полков и батальонов развести личный состав к местам постоянной дислокации! Сдать оружие и отдыхать! Командуйте…

В этот же вечер командир роты — «папа» — приказал старшему прапорщику Гаврюшову весь «неуставной сифилис», найденный в чемоданах и дипломатах «дедов» и «черпаков», сжечь в окопе, а обгоревшее дерьмо выкинуть в прицеп для мусора. Горилла выполнил приказ с особым старанием и без лишних эмоций. От «дедов» на «казни дембельской мечты» присутствовали трое сержантов и грустно смотрели, как в огне горят их плавки, открытки, карты с голыми дамами, пластиковые часы, фотографии с боевых, недоделанные погоны и аксельбанты. Все превратилось в пепел, теперь ни чеков, ни сувениров из древнего Афгана. В полночь медленно и молча все разошлись.

Миша заметил Лёне и конечно мне, что, мол, это из-за нас все так получилось, что именно мы в этом одни виноваты. Не знали наивные «дедушки», что «папа» давно планировал провести зачистку дембельских чемоданов, а тут появился такой удобный случай — выставить врагами роты двух солдат и снять с себя часть солдатской и сержантской злобы.

© Александр Елизарэ

Стр. 6 <<< В начало <<< | >>> Продолжение >>> Стр. 8

Читать роман >>> "Рядовой для Афганистана"

Вам может быть интересно:
"Вхождение в Афганистан - 56 ОДШБр"
"Мистрали должны затонуть, или Как русская внешняя разведка всех обманула"
"Боевое Братство" — существует ли в природе?
"При поступлении в военные училища назначали стукачей"

Благодарю за лайк ! Подписывайтесь на канал ELIZARE—inform, комментируйте, буду рад ответить на ваши вопросы!

Обложка книги. Фото автора.
Обложка книги. Фото автора.