Элизиум Теней. Глава 4. Часть 3.

Ей потребовались ночь и почти целый день, чтобы успокоить взбунтовавшийся разум. Всю ночь, она металась в кровати и ее кошмары, перемешиваясь, обретали отголосок ее Чудовища. Только к утру она смогла взять себя в руки и успокоится, стараясь стереть из своих воспоминаний вынырнувший из темноты лик. Его сменил заполонившие голову вопросы, на которых не находилось ответов. Почему он так выглядит? Кто он такой? Сколько он пробыл здесь? И почему именно здесь? Бесчисленные вопросы оседали на стенке ее разума, вызывая неуемное любопытство. Весь день она ходила тихая, задумчивая, слоняясь по комнатам, не хуже, чем ее безмолвный надзиратель, впрочем, не ощущая его близкого присутствия. Он не причинит ей вреда. Это она знала наверняка. Если бы хотел, уже давно бы сделал. В голове зазвонил не прошеный колокольчик о котором она успела забыть. «Еще ни один жилец из этого дома не вышел живым. Сколько было хозяев, столько и отправились на тот свет при странных обстоятельствах». Так же сказал Джек, верно? Вечные самоубийства. Но не казалось, что ее Чудовище способно на убийство. Она сжала голову руками. От этих вопросов на которые она не находила ответов, начинала болеть голова. Единственным спасением от них, была лишь возможность спросить у виновника "торжества". У нее не было уверенности, что он согласиться, после неудавшихся прошлых попыток. В любом случае, попытка – не пытка. Она спустилась в гостиную, щелкнув выключателем. Свет мигнул и остался гореть, наполняя комнату жужжанием. Это несказанно обрадовало ее. Она птицей взлетела вверх по лестнице, ворвавшись в свою комнату и схватив коробку с доской, ринулась вниз. Дрожащими руками, она разложила ее на столе, зажгла свечи и уселась на диван. Подняв глаза к потолку, она едва слышно, уверенная в том, что он ее услышит, позвала:

- Чудовище.

Ее голос вывел его из бесцельного хождения по комнате. Он сумрачно опустил глаза в пол, улавливая тонкую нить ее эмоций. Вот она, его красавица, сидит с прямой спиной, навострившись, устремив взгляд в пространство. Он цокнул языком и слившись с тенями, оказался в гостиной перед ней. Пташка обосновалась на диване, перед ней раскрытая треклятая доска, доставившая ему такую нестерпимую боль. Он поморщился, проведя пальцами по своему лицу. Он полночи и все утро ломал голову над тем, что ее напугало и над ее брошенной фразой «Я увидела тебя». Что она означала, он никак не мог понять. Он видел застывшее ожидание в ее глазах и едва уловимый аромат лилий, неприятно щекотал нос. Зачем он ей понадобился? Зачем ей потребовалось говорить с ним, если она боится его. Ему осточертела и эта доска и ее страх. Он рывком подтянул к себе стул, заставив его со скрежетом встать против стола и вспрыгнул на него, усевшись на корточки. Зачем ей свечи, если электричество горит во всех лампочках и даже в настенных светильниках? Это тоже его разозлилось и он щелчком пальцев заставил их погаснуть, пытливо уставившись на нее, ожидая эффекта от своего злого представления. Она смотрела на спинку стула, в лице ни кровинки. Она не двигалась, казалось, даже не дышала и это разозлило его еще больше. Схватив со стола пластмассовую стрелку, злясь и на нее, и на себя самого, и на свое существование в целом, он дрожащей от гнева рукой, впервые вывел не косноязычное предложение.

« Что тебе нужно?»

Сейчас с доской, так же как и со своими мыслями справляться было проще и он бы порадовался этому обстоятельству, если бы не вскипевший еще сильнее гнев, похожий на разряд молнии, когда его пташка, непроизвольно вжалась в спинку дивана. Он стиснул зубы, пытливо смотря на нее.

- Ты злишься, мое Чудовище… - наконец осторожно проговорила она, уставившись на доску, немигающим взглядом. – И мне жаль, мне правда жаль, что я вчера поддалась неправильным эмоциям. Кому понравиться, когда его боятся? Но пойми, это… - она замялась, пытаясь подобрать слова. - …это было неожиданно. Я не хотела. Я прошу у тебя прощения.

Он вздрогнул, после ее первых слов, и чем дальше она говорила, тем глуше становилась злость и тем ярче загоралось удивление. Она просит прощения у него? Еще одна странность в копилку удивительной пташки. Неожиданно, он почувствовал что – то очень близкое к стыду и неловкости. Тряхнув головой, отогнав от себя чуждые чувства, он по буквам вывел:

«Не злюсь. Что ты хочешь?»

- Помирится. – ее лицо озарилось улыбкой. – И скрасить вечер беседой.

«Вопрос – ответ» - он фыркнул, выводя это предложение.

- Можно и так. – она продолжала улыбаться, а ее плечи заметно расслабились. – Я начну первая, хорошо?

Он кивнул, но потом спохватился и подтолкнул стрелку к ней, показывая, чтобы она продолжила. Грейс поджала под себя ноги, склонив голову на бок и убирая с лица, выбившуюся прядь волос.

- Как ты оказался здесь? В этом доме. – осторожно проговорила она, а затем быстро добавила. – Если ты не может ответить, скажи «не знаю» и мне сразу станет ясно.

Грейс помнила, неудачный прошлый опыт, и потому решила попробовать обезопасить и себя и свое Чудовище. Он же копался в глубинах своей памяти, стараясь сосредоточится. В голове начал появляться белый туман, предшественник прошлой боли. Он тряхнул головой, отгоняя его от себя, но с таким же успехом можно было бороться с ветряной мельницей. Как – то. Просто появился. Просто существовал здесь. Этого осознания хватило, что бы прогнать треклятый туман, который снова собирался раскрошить его разум в мелкую гальку.

« Как – то» - вывел он, а затем добавил, чтобы ответ не звучал так грубо. – « Не помню». Это было самым близким понятием к истине.

- Хорошо. – Грейс покладисто кивнула и добавила. – Твой вопрос?

Он на мгновение задумался. Что же он, зря ломал себе голову почти сутки?

«Что ты испугалась?» - аккуратно и вдумчиво, чтобы не ошибиться, вывел он.

Грейс почувствовала, как краска заливает ее лицо:

- Я увидела тебя.

Опять эта фраза, значения которой он не понимал.

«Не понимаю» - быстро ответил он, пока она не задала свой вопрос.

- Когда ударила молния… - выдавила она. – Я увидела, как ты выглядишь.

Он поднял вверх брови. Час от часу не легче. В зеркалах, да и в любых других поверхностях он не отражается, да и вообще не задумывался о таких вещах. Но видимо, когда – то надо начинать.

«Как?» - последовал его новый вопрос.

- Это трудно описать… - замялась она.

«Страх, пришел из-за вида? Потому что Чудовище?» - он старался писать, как можно понятнее, быстрее, чтобы, наконец, разобраться в произошедшем.

- Нет, нет, нет. – быстро проговорила она, стискивая пальцами низ рубашки. – Это от неожиданности и только.

Он прищурился, пытаясь уловить в ее словах ложь, но не нашел ее, и почувствовал, как его сущность расслабляется. Он откинулся на спинку стула, чувствуя, как по губам змеится ухмылка. Она молчала, ожидая еще вопросов, но видимо, она сумела расставить все точки над «i».

- Сколько ты живешь здесь?

Он приоткрыл один глаз, и ответил:

«Долго». – помявшись, он добавил. – «Очень».

- Я до сих пор, не знаю, кто ты такой. – она едва улыбнулась, чувствуя, что подошла к опасной теме.

«Тот, кого боятся» - не задумываясь, ответил он, с облегчением понимая, что туман снова заклубился, а затем пропал. Видимо он научился обходить опасные темы.

- Весомо. – она хихикнула, скрыв это за кашлем. – Твой вопрос?

«Твой сон». - вывел он и замер, ожидая ответа. Это был второй вопрос по важности о его пташке.

- Просто кошмар, который я надеюсь, ни когда не сбудется наяву. – она почувствовала, как горло перехватил спазм. Он же хмыкнул, чувствуя недомолвку. Его красавицу это расстраивает, а она должна веселиться и радовать его своим видом. Он в кой – то веки решил сделать благородной жест, написав:

«Сторожу»

- Мой сон? – она подняла вверх брови, и в ее глазах замерцали искорки веселья.

«Да.»

- Я благодарна тебе. Твое присутствие помогло мне уснуть. – она тепло улыбнулась, смотря на доску. – Теперь мой вопрос. Что ты делал до того, как сюда въехала я?

«Ходил» - задумавшись о своем ответе, он снова дописал. – «Смотрел».

- Мало у тебя было развлечений. – она снова прыснула в кулак, пытаясь придать лицу серьезный вид.

«Нет». – ответил он. – «Играл»

- Играл? – она подняла вверх брови. – Во что?

«Куклы»

- Куклы? О чем ты? Я не понимаю. – она нахмурилась, внимательно смотря на доску. Может быть она что – то не правильно прочитала, не уследила.

«Куклы приходили. Боялись. Злился. Играл.» - скупо выдал он поток информации, которые не желали облекаться в слова. Она почувствовала, как кровь, начала медленно леденеть в жилах.

- Куда потом делись твои куклы?

«Ломал». - он отвечал ей правду, так как умел, но с каждым его ответом, ее лицо менялось.

- Как сломались твои последние куклы? – осторожно спросила она, не уверенная в том, что хочет знать ответ.

Он видел, как она побледнела, и понял, что отвечать на этот вопрос нельзя. Ни в коем случае.

«Много вопросов. Не сейчас. Сейчас покой».

Грейс судорожно сглотнула. Может быть, она не правильно понимает его. Потом, когда она станет понимать его лучше, она спросит. Не сейчас, не сегодня и даже не завтра. Хотелось это знание открыть для себя, как можно позже. Он прав. Сейчас нужен покой.

Продолжение следует...

Предыдущая часть здесь:

Начало здесь: