Поездка Краснодар – Линц. День третий.

Когда мы были на белорусско-польской границе, то узнали, что из-за собаки нас не смогут пропустить дальше. Вернее, нас могут пропустить, но вот пограничники на территории Польши нас точно «завернут».

Я начал выяснять вопросы по документам с ветеринаром, чтобы понять в чем была ошибка. Все нужные справки я сделал в государственной ветеринарной клинике (как и положено). Именно эта клиника закреплена за Краснодарским ветеринарным управлением. Полагать, что там работают какие-то неучи, я не мог. Мало того, в нашем городе это единственное учреждение, которое выдает документы на перевозку животных за рубеж.

Из-за этой моей внутренней уверенности, а также из-за уставшего состояния после суток без сна, я начал немного напористо разговаривать с сотрудниками на белорусской границе, полагая, что это они все делают не профессионально. Если не спишь сутки и второй раз попадаешь в ситуацию, когда тебя не пропускают, начинают выплескиваться эмоции. Хорошо, что врач оказалась очень добрым человеком и профессионалом своего дела. Она за минуту смогла объяснить мне все четко и ясно. Знаете, это очень приятное чувство, когда общаешься с настоящим специалистом. Они не превозносят себя, а говорят по существу, аргументированно.

Ветеринарный врач пояснила, что мой документ составлен неверно. Если точнее, его в принципе существовать не должно. Получается, в Краснодаре мне выдали ветеринарный сертификат. Он подходит только для перемещения по России, а это значит, что для Белоруссии и стран ЕС нужен совершенно иной документ. В моем сертификате был расписан весь путь от Краснодара до Линца, а это, оказывается, нарушение. Если следовать правилам, то нужно было снова ехать в Россию и делать новые документы. Думаю, что мое эмоциональное состояние в тот момент описывать не нужно. Виля в эти моменты похоже чувствовала, что тучи сгущаются, отчасти из-за нее (а по факту из-за непрофессионализма людей), скрутилась клубочком и лежала без звука в машине. Но винить собаку я не мог. Винил я пока что только себя. Нужно было ещё больше где-то и что-то прочитать в сети, куда-то позвонить, сверить картинки из интернета с тем, что я получил. Во всяком случае, обычно такие советы дают люди друг другу. Но знаете, я не могу с этим согласиться. Я заказал услугу и пришел к врачу. Я оплатил все в полном объеме и четко объяснил все, что мне нужно, ни о чем не умолчал. Мы посещали эту клинику уже на протяжении двух месяцев, чтобы сделать прививки, вживить чип и т.д. НО, сотрудник сделал все “через одно место”. От этого мне не становилось легче, когда я стоял границе Белоруссии и Польши. Посыпать свою голову пеплом я не стану.

Кстати, через время я вспомнил ещё один важный момент. На российской таможне в Веселовке ветеринарный врач уже смотрел все документы, он уточнил куда и зачем я везу собаку и пропустил нас. Он тоже сработал не профессионально, и это факт. Возможно для тех, кто любит приспосабливаться к любому бардаку и непрофессионализму, это нормальная ситуация. Всегда можно обвинить во всем себя и начать раскаиваться, но это не правильно. Иначе в России и дальше будет все так, как сейчас. Но вернёмся на границу.

Врач, увидев мое уставшее и недоброе лицо, посоветовала нам поехать в ближайшее отделение государственной ветеринарной службы в Бресте и попросить там оформить необходимые (правильные) документы. Она дала нам адрес и четко объяснила, что нужно делать. В подавленном состоянии, нам нужно было вернуться в Брест на машине со сломанной шпилькой на колесе. Но я восхищаюсь нашей командой. Нам было грустно, но мы все старались шутить, подбадривали друг друга и вообще не ругались. Поверьте, это было сложно и, скорее всего, в последнюю очередь для меня.

Когда мы выехали из пограничной зоны, то отправились прямиком в ветеринарный кабинет. Он работал с 8 утра, и мы приехали одними из первых. Кстати, отыскать его мы смогли благодаря оффлайн картам Гугл, которые идеально сработали в Белоруссии. Не знаю зачем, но я ещё в Курске загрузил весь Брест (“Брэст” на белорусском, так мне даже больше нравится) себе на телефон. Так сказать, на всякий случай. Это очень помогло, так что рекомендую.

Приехав в ветеринарный кабинет, я пошел уточнить по поводу документов и возможности их получения. Может быть кто-то не поверит, но это чистая правда. Человек, который выдавал такие документы, был в отпуске! Это означало, что они не могут выдать нам нужные справки. Что ж, история нашего приключения была настолько слезливая, что как только я ее рассказал врачу в этой клинике, он проникся и дал другой адрес. Врач объяснил нам как можно сделать нужные документы и сказал, что в другой клинике нам ТОЧНО помогут. Возможно, после нашего ухода он туда позвонил, так мне показалось в тот момент.

Это неверный документ. Но меня все же убедили.
Это неверный документ. Но меня все же убедили.

Что ж, проехав ещё раз через весь город, мы вновь оказались в ветеринарной клинике, но она была больше похожа на место скопления чиновников разных мастей. Там был прием ветеринара, но это было похоже на второстепенную услугу. Я обратился к сотруднику на ресепшн, она ответила, что нужный специалист нас уже ждёт. Честно сказать, это была первая хорошая новость за 27 часов без сна. От этого даже появилась какая-то вера в то, что этот страшный квест когда-то закончится.

Врач посмотрела наши документы и попросила привести собаку, а сама начала оформлять бумаги. Как оказалось, документы действительно были сделаны неверно, но она, как настоящий профессионал, смогла все очень быстро “разрулить”. Первое, что мы сделали, это вписали в паспорт хозяина собаки (меня). Да, в Краснодаре мне четко сказали, что я имею право перевезти животное к хозяину, то есть моей жене в Линц, и мне не нужно дополнительно оформлять какие-то справки. На мои ссылки на документы в интернете, мне сказали что это все не важно и не обязательно, т.к. я муж, а не чужой человек.

Вся процедура выписки правильного документа заняла минут 20. Напомню, что справку в Краснодаре я получал где-то часа 3-4,  и этот сертификат, в конце концов, оказался неправильным. Заплатив где-то 500 рублей, я вышел счастливым и довольным. Врач уверила меня, что с этими документами я точно пройду границу и смогу въехать в Евросоюз.

Это верный документ. Рекомендую.
Это верный документ. Рекомендую.

Теперь нужно было решать две другие задачи. Первое, это конечно же машина, а второе —  уже очень нужно было поспать. Сломанная шпилька на колесе официально могла являться поводом для отказа на въезд в Польшу. Поэтому мы решили ее поменять в Бресте, если нашли бы автомастерскую. Сон мы отложили на потом (снова).

К счастью, поиск автосервиса не занял много времени. В ближайшем автомагазине нам  посоветовали СТО, где можно было купить шпильку. Жаль, но мы не сразу поняли, что это не самый лучший автосервис. Приехав туда, мы записались в очередь на 12 часов дня. А прохождение границы, согласно онлайн очереди, было запланировано на 15 часов. Такой большой запас времени нам пришлось сделать лишь по одной причине. Замена шпильки, по плану этой СТО, занимала 1,5 часа. Я себя никогда не относил к специалистам по автомобилям, но высверлить шпильку дело 15-ти минут. Я это знаю точно, потому что месяц назад в Краснодаре я менял шпильку на своем авто.

Выбирать не было сил, пришлось ждать очереди в этой СТО. Мы поехали в город, чтобы найти кафе с wifi и розетками, наконец поесть, зарядить гаджеты и написать родным, что мы живы. Сидя в кафе, я осознал, что уже совершенно не хочу спать. Злость все же придает сил и стремления биться во что бы то ни стало. Я написал жене, чтобы она перебронировала очередь для прохождения границы на 15 часов (до этого было 12:00), и попросил ее найти гостиницу ближе к границе. Приятной новостью было то, что в часе езды от Бреста был отель Ибис (совсем не реклама). Кто знает сеть отелей Accor, тот поймет мои чувства и мысли. Мысль о подарке в виде сна и потрясающего отдыха в Ибисе меня очень мотивировала пройти границу как можно скорее (в этот день).

Но пока мы еще были в Бресте, и наша команда очень хотела спать, даже Виля. Перекусив и напившись кофе, мы поехали в автосервис к назначенному времени. Когда нашу машину начали делать, я понял почему эта услуга, по их расчетам, занимала так много времени. Шпильку они не высверливали, а выбивали! Это выглядело не очень профессионально, если сравнивать с такой же услугой в Краснодаре. Машина ходила ходуном, сотрудник просто бил молотком по ступице. Я не знаю как она ещё не сломалась. Мои мечты о сне в комфортной гостинице понемногу рушились. Но нужно было держаться.

Мой друг, который толком не спал несколько дней подряд, предложил остаться на ночлег в Бресте, выспаться и утром поехать к границе. Но обсудив этот вариант, мы решили все же еще раз попробовать пройти границу. Дело в том, что у меня уже не было 100% уверенности, что все наши документы тоже в порядке, что наша машина устроит пограничников на территории Польши и что утром все будет хорошо. Ребята поддержали эту идею, так что в 15 часов мы должны были снова начать проходить таможню.

Пока мы ждали наш автомобиль, Виля очаровывала всех клиентов автосервиса. Мужчины подходили, гладили ее и разговаривали с нами. Один из таких собеседников спросил куда мы едем. Я рассказал, что уже три дня мы едем к границе с Польшей, чтобы затем попасть в Прагу. На что он, как “граммар-наци” белорусско-польской границы и человек, который, по его словам, переходит ее по 5 раз в неделю, очень посочувствовал. Он сказал, что именно сегодня польские таможенники бастуют, и таможня работает просто отвратительно. Поэтому обычно он ездит через другой пост, который находится в 45 км от Бреста. Я слушал его сам, без моих друзей, и осознавал, что сон в Ибисе все больше отдалялся. В тот момент я решил не рассказывать друзьям о возможной забастовке на границе, чтобы не убивать надежду. Эта негативная информация могла их окончательно “добить”.

Нашу шпильку выбили довольно быстро. И даже не разбили ступицу, что не могло не радовать. Я до сих пор уверен, что все проблемы с колесами возникли именно из-за того, что я ехал не 50 км/ч по брянской разбитой дороге, а все 100. Но друзья меня поддержали, и мы приняли решение, что во всем виновата собака Виля, которая продолжала вести себя идеально.

Чуть ранее двух часов дня мы уже были на границе с Польшей. Мы решили приехать раньше и поспать в очереди, чтобы набраться сил. Когда мы подъехали к посту, то девушка на пункте пропуска заметила, что мы уже были сегодня утром и что мы уже три раза меняли время очереди. Я в двух словах рассказал про нашу поездку, и она так прониклась, что пропустила нас по старому времени, а именно в 13.00. Мы проехали как опоздавшие. Огромное спасибо этой сотруднице, благодаря ее помощи номер нашего автомобиля появился на табло через 5 минут после того, как мы заехали на стоянку для ожидания.

Приехав на таможню, мы сразу же стали в красный коридор, уже как “бывалые” путешественники. Через полчаса нас уже досматривали на  белорусской стороне. Отмечу, что досмотр был очень легким. Вещи выкладывать было не нужно, сумки открывать не требовали. А в Веселовке все это было обязательно.

На таможне я сразу попросил ветеринарного врача проверить все документы и справки на собаку. Была уже новая смена, и к нам вышел другой специалист. Но он тоже уже нас знал. Мы были местной знаменитостью. Ему все рассказала врач из предыдущей смены. Они оба были очень рассержены на своих коллег из Краснодара. Он мне сразу же сказал, чтобы я не поленился и написал большую жалобу в Краснодарское ветеринарное управление, поскольку ветеринарная служба сработала крайне непрофессионально. Он успокоил меня и ребят, что все должно быть хорошо. Белоруссия пропустила нас на территорию Польши, и я немного выдохнул.

Польская сторона работала довольно быстро. Таможенники видимо не знали, о том что они бастуют. Мы также не вытаскивали сумки из машины. Сначала взяли наши паспорта, а после ещё проверили страховку на машину (зелёную карту).

По Виле вообще было все очень и очень просто. Подошел польский таможенник, погладил её, сказал, что она очаровательная собачка. Говорил на русском языке. Спросил, везём ли мы водку, сигареты. Нас не стали досматривать и даже разрешили выйти с собакой погулять по территории, чтобы она смогла удовлетворить свои первичные потребности. На белорусской стороне мне это сделать запретили.

Прохождение досмотра на польской границе заняло у нас часа полтора-два, и это было самым добрым и приятным из всего того, что происходило с нами в течение этих 30 часов без сна. Сотрудник, который нас проверял, сначала подготовил все документы для Вили. Он не забыл пошутить, что собака может уже ехать, а нам еще нужно дождаться паспортов. Я в первый раз за все сутки смеялся от души, а не из-за желания поддержать боевой дух.

Я начинал испытывать чувство радости. Ура, мы были уже почти в Европе. Уже появлялось ощущение безопасности, спокойствия и размеренности. Все это можно назвать счастьем, но скорее всего тогда во мне говорила усталость.

Нам отдали документы и пожелали счастливого пути. Шлагбаум открылся, и мы оказались в Польше. Казалось, что теперь точно будет все хорошо, ведь мы ехали в направлении комфортной гостиницы. Но мы ещё многого не знали на тот момент.

Продолжение следует….