Ведьмы русского Севера. Пинежские "икотницы".

27 February 2019
Ведьмы русского Севера. Пинежские "икотницы".
Ведьмы русского Севера. Пинежские "икотницы".

Русский Север - самые загадочные края на карте России. Здесь и поныне живы веками копившееся суеверия, изжить которые не смогли ни православная церковь, ни технический прогресс. Одной из самых мистических считается Архангельская область, славящаяся тем, что там чаще всего случаются эпидемии таинственной болезни "икотка"...

В Пинежском районе Архангельской области "икотка" бушевала вплоть до 1970 года - ревели бабы деревенские дурными голосами, икали без передыху, лаяли по-собачьи, мычали как коровы, мяукали как кошки, и не было с этим складу. Так что пришлось даже обкому КПСС вмешаться.
"Икота, икота, уйди на Федота..."

"Икотка" - болезнь древняя и веками считалась следствием порчи и вселения злого духа в человека. Об этой загадочной болезни ещё в XIV веке упоминал креститель народа коми Стефан Пермский, боровшийся с языческими верованиями. Карелы, мордва, мокшане, вятичи, зыряне и пермяки называли "икотку" по-своему - "шева", по имени злого духа, который вселялся в человека. С "икоткой" были знакомы многие коренные народы Сибири и Урала, и практикой её "подсадки" в совершенстве владели шаманы. В глухой сибирской тайге староверы строили храмы, где лечили от "икотки".

В Архангельской губернии первое упоминание об "икотке" датируется 1768 годом, когда епископ Архангельский и Холмогорский Вениамин в письме Синоду описал особую форму порчи и одержимости злым духом, связывая эпидемии "икотки" с верованиями древнего народа чудь, идолопоклонников, живших когда-то на берегах реки Пинеги, которые так и остались в народе. Веками в "икотку" верили так же свято, как в Святую Троицу и Христа.

Самыми проклятыми в Пинежье считались деревни Пинег и Мезень, где "икотка" бушевала десятилетиями, наводя ужас на окрестные деревни. Подвержены ей были только женщины, а подсадить могли и мужчины. Поругались соседи, к примеру, сосед из мести и подсадил "икотку" жене своего недруга. И орет она дурным голосом день и ночь, или воет как собака, или кукарекает, мяукает так, что спасу нет. В 1815 году в Пинеге даже суд по делу о "напускной икотке" был. Михайло Чукрая, обвиняемого в подсадке "икокти" своей двоюрной сестре Афимье, приговорили к 45 ударами плетьми за наведение порчи на сродственницу. Но "икотка" и её насылающие колдуны до того замучили Пинежье, что в 1812 году случились в Пенеге и Мезени народны бунты. Народ деревенский поджигал дома колдунов, которые портили местных женщин. Правительством были стянуты войска на усмирение бунтов, а местные православные батюшки потом проводили с каждым бунтовщиком беседы.

Наследие народа чудь

Церковь на Русском Севере выполняла роль и воспитателя, и психолога, и врача. С её разрушением люди осиротели
Церковь на Русском Севере выполняла роль и воспитателя, и психолога, и врача. С её разрушением люди осиротели

Исторические документы свидетельствуют, что эпидемии "икотки" по всей северо-восточной России случались с XVIII вплоть до начало XX века и в других областях. В 1737 году императрица Анна Иоанновна даже издала указ о кликушах, как называли тогда бьющихся в истерике людей. Духовенству подлежало их разыскивать и передавать в суд.

В 1877 году "икоткой" болели женщины села Преображенское Тобольской губернии, а в 1912 году случилась "икотка" в Алтайском уезде в селе Чистюнька. В газетах тогда писали про эту навязчивую болезнь, что одержимые "икоткой" говорят не своими голосами, а то и на других языках говорят, предсказывают будущее и описывают прошлую жизнь кого-то из людей. Стоило появиться "икотке" у одной женщины в селе, как через несколько дней эпидемия уже охватывала всю деревню и соседние села. Согласно поверьям "икотка" - дух, похожий внешне на плесень, и колдуны выращивают её на остатках еды и питья. (Причем в самогоне или водке "икотка" не приживается.) Считалось, что если зараженная женщина сначала начинает икать, то её можно ещё спасти, если сразу хорошо напугать - "икотка" боится громких звуков и резкого света.

Различалось три вида "икотки". Первая - немая, когда у женщины начиналась неудержимая зевота и появлялся тремор конечностей. При ревущей "икотке" из-за спазма мышц гортани менялся до неузнаваемости голос. Больные говорящей "икоткой" помимо продолжительного икания ещё выкрикивали отдельные фразы и слова, нередко ругательные и нецензурные.

Но вернемся в Архангельскую губернию, в Суры, на родину православного святого Иоанна Кронштадского, места, веками намоленного, где в 1834-1835 годах была эпидемия "икотки". Только напрасно веками православная церковь пыталась изжить здесь язычество. Так уж вышло, что вера в Бога здесь намертво сплелась с верой в языческую "икотку". В эту жуть в Суре верят до сих пор, только предпочитают не говорить, чтобы не сглазить самих себя. От сурян и сегодня шарахаются, как от прокаженных, считая, что в Суре одни "икотницы" живут. И крестятся случайно, повстречав женщину из Суры: "Упаси меня Господь!"

"Не буди лихо, пока оно тихо"

Русские северные деревни - места загадочные и непостижимые. И болезни здесь "темные" и трудноизлечимые
Русские северные деревни - места загадочные и непостижимые. И болезни здесь "темные" и трудноизлечимые

Чуркаются сурян жители других мест не зря. Ведь в 1970 году именно в одной из деревень Сурского сельского совета была страшная эпидемия "икотки". И много позже случалось "икотка" в тех краях, но в 1970 году это была настоящая эпидемия. В деревне Шуйга кричали женщины едва ли не через двор. Учителя, врачи, мдсестры, воспитательницы детского сада, продавцы сельмага... Казалось бы, люди образованные, а вон оно как вышло. При одном только упоминании имени "икотника", того, кто мог подсадить заразу, женщины и начинали кричать. На "икотников" подавали в суд на полном серьёзе, их пытались выселить из деревни. Были случаи нападения и попытки удушить, побои и истязания, попытки поджога домов "икотников". Словом, началась самая настоящая охота на ведьм, как в Средневековье. Пришлось Архангельскому обкому КПСС и милиции с прокуратурой вмешаться, чтобы не начались бунты и погромы со смерто-убийствами. Ведь народ свято верил, что излечение от "икотки" возможно, только если убить того, кто её наслал.

Власть обратилась за помощью к медикам, чтобы те помогли разобраться в ситуации и оказать медицинскую помощь всем заболевшим этой болезнью. Зараженных "икоткой" женщин из Шуйги везли на грузовиках в Суру, в больницу. Всю дорогу они голосили как сумасшедшие, наводя жуть на тех, кто попался в пути. В больнице их лечили гипнозом, давали снотворное и успокоительные. Добровольно пройти лечение желающих было очень мало.

Болезнью "икотка" была признана ещё в XIX веке с подачи все того же Епископа Вениамина, который пришёл к выводу, что икота не колдовство, "но натуральная болезнь", и лечили её успокоительными препаратами. Но в порчу, насланную "икотниками", на Русском Севере верят и по сей день даже молодые. И носят при себе защиту - соль в кармане, молитву за пазухой, крещеный крестик православный. Защитой может стать даже отборный русский мат. Существует поверье, что "икотник" или "икотники" не могут умереть по старости или по болезни, не передав кому-либо свои поганые знания. Годами будут мучатся, пока не передадут своим детям, а то и случайному человеку, если детей не дал Бог. Да и затаились они давно ото всех, боятся теперь людей, но люди-то все равно знают, что они есть, и тоже боятся их.

Но говорить об этом нынче не принято-не буди лихо, пока оно тихо. Так что, несмотря на то что "пинежская икота" давно признана болезнью и включена в международный список психиатрических заболеваний, жители Русского Севера по-прежнему верят в "икотку". К слову, последние упоминания об "икотке" датированы 2009-2010 годами, и случалось она в деревне Карагай Пермского края. Там же, где и до революции её эпидемия бушевала.

Уважаемый гость, если вам понравился материал, ставьте лайк и подписывайтесь на канал. Ждём вас снова на нашем канале.