Потешные полки Петра Первого

31.07.2018

Майские события 1682 года удалили вдовствующую царицу Наталью и младшего царя Петра из Москвы и принудили их поселиться в селе Преображенском. Здесь молодой царь предался еще неслыханной при Московском дворе, игре, спорту, или, как тогда говорили, потехе. Он приказал набрать из молодых придворных, дворцовых сокольников, конюхов и других «чинов» людей, человек 300, и образовал из них воинскую часть «потешных». Если для царя Петра это была игра, потеха - спорт, то для набираемых им людей это была служба, и звание «потешного» стало особым чином: «Пожалован я в Ваших Великих Государей чин — в потешные конюхи», пишет в своей челобитной один современника

Потешные полки Петра 1
Потешные полки Петра 1

Образованная царем Петром воинская часть была разбита сначала на два батальона, потом полка, получивших свои названия от сел, в которых были расквартированы: Преображенский и Семеновский. Одеты они были в, иностранного покроя мундир, и строй их был «регулярный», по «заморскому образцу».

Не в этом была их новизна. Уже со времен царя Михаила Федоровича на Москве было много полков регулярного, иноземного строя. В 1689 году кн. В. В. Голицын повел в поход 63 полка такого образца. Не ново было и присутствие в рядах «потешных» иностранных офицеров - таких случаев было много на Руси в XVII-ом веке.

Ново было, во-первых, то, что в рядах «потешных» перемешались люди всех сословий, и с ними смешался сам молодой царь Петр, ставший им войсковым товарищем. Кого только не было в их рядах: молодые люди таких знатных фамилий, как кн. Куракины, Бутурлины, кн. Голицыны (будущий фельдмаршал кн. М. М. Голицын за малолетством, был записан в «барабанную науку»). Были там царедворцы, средние и мелкие служилые люди, а в их числе из придворных конюхов Данила Меньшиков — отец «Алексашки». Били и просто «охочие» из самых разных слоев московского общества.

Солдат Семеновского полка
Солдат Семеновского полка

В этом было огромное новшество, ибо первый раз на Москве войско потеряло свой строго сословный характер и стало «всесословным».

Второе, еще большее, новшество состояло в том, что в «потешных» люди выдвигались вперед не по «отчеству», т. е. по заслугам предков, а по качеству личной службы. Молодой царь Петр возвел знание и хорошую службу в большее достоинство, чем знатное происхождение. Никакой род службы, как бы он ни был низок на чиновной лестнице, не унижал личного достоинства "потешного" и сам царь начал проходить службу с рядового.

Так родились славные Преображенский и Семеновский полки, и оба эти новшества — всесословность и повышение за службу, а не «по отчеству», — которые они принесли с собою, послужили краеугольным камнем для образования будущей Петровской армии.

Немало иностранных офицеров охотно пошло па службу в «потешные» полки, но главным их командиром был назначен русский — Автамон Михайлович Головин. Как писал о нем семеновец кн. Куракин: «человек, знавший солдатскую экзерцицию». Царь Петр с малолетства не любил отдавать высшее командование в иностранные руки и, в дальнейшем, опыт под Нарвой окончательно утвердил его в этом правиле.

Тяжелая подготовка, пройденная «потешными» в подмосковных лагерях, выковала из них образцовое войско, переименованное потом в гвардию, и при создании Петровской армии Преображенский и Семеновский полки явились школой для подготовки офицерских кадров.

Закон 26 февраля 1714 года решительно запрещает производить в офицеры людей «из дворянских пород», которые не служили солдатами в гвардии и «се фундамента солдатского дела не знают. Военный устав 1716 года гласит о том же.

К Преображенскому и Семеновскому полкам в 1719 году был добавлен драгунский «Лейб-регимент», будущая Конная Гвардия. Эти гвардейские полки, через которые проходили солдатами будущее офицеры армии, имели в своих рядах и простых рекрутов, что заставляло молодых дворян, будущих начальников, на деле изучать тех, кем они призваны будут командовать. Напрасно думать, что молодые дворяне пользовались большим послаблением при прохождении службы. При царе Петре об этом не могло быть и речи. Иностранные резиденты с удивлением смотрели, как князья Голицыны, Гагарины и другие шагают с ружьем на плече и ничем не отличаются от простых солдат. Они жили в казармах, получали солдатский паек и исполняли век обязанности рядового.

Солдаты Преображенского полка
Солдаты Преображенского полка

Но и после смерти Великого Петра школа гвардейских полков долго оставалась действительной и суровой. Поэт Державин, сын дворянина и полковника, в своих записках рассказывает, как уже при Петре III он проходил службу солдата в Преображенском полку, жил в казарме с рядовыми из простонародья, ходил с ними на работы, бегал на посылках у офицеров и т. д.

Тяжела была школа, но хороши были и результаты. Приведем два: Румянцев — преображенец, Суворов — семеновец.

Петровская гвардия, как представительница дворянской Poccии, невольно стала и политическим орудием. В руках своего создателя это было орудие на пользу государству, в руках его слабых наследников оно стало на пользу своего класса.

С ХVIII веком кончилась эпоха дворцовых переворотов, и гвардия, как политическая сила, сошла со сцены. К тому же очень увеличенная в своем составе (нисколько десятков полков) и потерявшая свое значение школы для подготовки офицерских кадров, она утратила сама тот облик, который ей дал Петр Великий.

Но видно крепко заложил в своих «потешных» Великий Преобразователь настоящий военный дух, и его создание — Преображенцы и Семеновцы до самого конца несли высоко свои знамена на всех полях сражений. Нарва, Полтава и Прут суть подвиги первой величины, которыми они гордятся.

Великая эпопея Наполеоновских войн видит на полях сражений, их сомкнутые непоколебимые ряды. Лев Толстой в «Войне и Мире» приводит Кутузова после кровопролитных боев праздновать победу перед рядами преображенцев.

Исчезает рекрутская армия. На ее место Царь Освободитель вызывает к жизни армию всеобщей воинской повинности — армию народную. Преображенцы и семеновцы в своем новом составе выступают в поход за освобождение братьев славян и победоносно переходят Балканы.

Но вот наступает роковой срок и в кровавой борьбе войны 1914-1917 годов исчезает Императорская Армия. Она уходит с исторической сцены и с нею, казалось, гибнет и ее былая слава. Как некогда под Нарвой, эту былую славу, эту воинскую честь отстаивают Петровские потешные. Сообщение Верховного Командования за 8 июля 1917 г.:

«На Юго-западном фронте наши войска при обстреле покинули свои позиции, только в районе Тарнополя полки Преображенский и Семеновский исполняют свой долг перед Родиной».

Понравилась публикация? Не стесняйтесь ставьте лайки (ручка вверх) подписывайтесь на канал и делитесь с друзьями.