Сбежавшие "президенты"

В то время, как Красная Армия ломала хребет немецкому зверю в тиши и спокойствии Лондонского предместья заседали правительства оккупированных Польши и Чехословакии. Они ждали того момента, когда их вновь призовут править теми народами, которые они когда-то бросили. Политические клоуны, считающие свои планы "историческими" и "единственно реальными". Вот перед нами доктор Эдвард Бенеш "президент" Чехословакии.

Эдвард Бенеш президент Чехословакии.
Эдвард Бенеш президент Чехословакии.

После Мюнхена он не попытался возглавить чехословацкую армию, для защиты родины, не призывал народы своей страны к битве за независимость и неприкосновенность территорий. Он просто упаковал свои вещи и перебрался на Британские острова, где интригуя по мелкому, пытался вернуться на пост президента Чехословакии. Это человек, я повторюсь еще раз, предал интересы своей Родины (он был президентом Чехословакии в тот Мюнхенский период), но почему-то считал, что вся Чехословакия ждёт его и борется за его возвращение. А пока, сидя в Англии, он иногда подзарабатывал, выезжая с лекциями о демократии в американские университеты. (Что-то это мне напоминает).

Бенеш и Черчилль
Бенеш и Черчилль

Борьбу за освобождение Чехословакии этот уважаемый лектор рассматривал как своего рода дипломатические махинации, в которых Гаха и другие, пошедшие на сотрудничество с немцами, должны были ему ловко "подыграть".
Наверное, доктор Бенеш испытал нервный шок, когда прослышал о попытках переговоров между западными державами и гитлеровскими сатрапами (а это был 1941!). И вот что он пишет 20 марта того года Гахе и Элиашу - двум коллаборационистам:

«План Гитлеровского руководства, если придется, то освободить некоторые западноевропейские страны, например Западную Польшу, но будет настаивать на сохранение в составе рейха Познани, Польского поморья, чешских земель и Австрии. Уступки немцев очень соблазнительны и могут быть приняты, и это будет самый критический момент войны. Прошу вас подготовьтесь к этому... пусть президент Гаха и правительство в случае принятия этого предложения покинут свои места в протекторате в знак протеста и несогласия. Мы же здесь (в Лондоне) сможем истолковать этот шаг как проявление чувств всей нации, которая требует полной свободы и не приемлет компромисса с Германией».


Гаха и Элиаш конечно не хотели отдавать власть, пусть и иллюзорную, но все-таки власть, но продолжали вести переписку с Бенишем, "на случай", если вдруг что-то начнёт меняться в расстановке сил в Европе. Кое-что вскоре изменилось, но не там где они ожидали. Гейдрих был назначен на пост имперского протектората в Чехии и Моравии. Он просто и непринужденно показал и Гахе и Элиашу, что те не являются партнёрами, даже младшими в управлении протектората, их обязанность - прислуживать победителям. Гейдрих вскоре будет убит агентами английской разведки, но комбинация Бенеша будет развалена.
Так же в Лондоне подкармливалось и "польское правительство" во главе с Сикорским. Те вообще, похоже, искренне считали, что союзники воюют за их интересы.

Владислав Сикорский
Владислав Сикорский

Красная Армия уже неотвратимо двигалась на запад, а "польские министры" продолжали вести ультимативные переговоры с Черчиллем, требуя восстановления на востоке границ довоенной Польши (отторжения территорий, которые СССР вернул в результате пакта Молотов-Риббентроп), а на западе присоединения новых немецких территорий. По поводу западного направления - все с этим были согласны, а вот по поводу западной Украины и Белоруссии... Ссориться со Сталиным ради Польши никто не собирался. Тогда Сикорский и компания заявили, что они вообще перестают вести переговоры с Англией и США! Понятно, отчего пропал самолёт с "польским президентом". Правда, остальные продолжали вести такую же политику. И Черчилль в конце концов объявил им, что великие державы договорились с коммунистами Польши, а "эмиграционное правительство" больше не имеет юридической основы для союзников.
лондонским правительствам не удалось вернуться к власти, но кое-какую гадость они всё же сделали. Чехи и Поляки взяли за основу предложения Бениша о выселении немецкого населения с территорий Польши и Чехословакии. И чехи, и поляки от души поизмывались с изгоняемыми немцами. Дошло до того, что советское правительство прозрачно намекнуло, что если депортация будет проводиться так же жестоко и с такими же грабежами, то не посмотрим, что зоветесь коммунистами. Не надо идею позорить.
В нынешние времена преступления польских и чешских националистов просто называют "коммунистическими" и перекладывают на Россию