Урок 36. Девочка из Дании меняет мою судьбу.

      Судьбу любого человека может изменить какое-то даже незначительное событие. Мою же судьбу изменил человек, четырнадцатилетняя очень смелая девочка из страны Ганса Христиана Андерсена! Но начнём рассказ с самого начала.

        Мне было 12 лет, когда моя чрезмерно активная мамочка сумела всучить датчанину, спросившему ее, как доехать до Красной площади, наш адрес и попросить его передать этот адрес любой девочке из Дании, чтобы я могла с ней переписываться на английском языке. Датчанин оказался директором школы и просьбу выполнил незамедлительно. К нам стали приходить письма в необычных длинных конвертах с очень красивыми почтовыми марками, в одном из которых оказалось не только письмо, но и фотография рыжей веснушчатой девочки, почти моей тезки. Нет, ее звали не Елена, а Lene, но это не имело для меня никакого значения, я была в полном восторге и от нее, и от ее имени, и от того, что моя подруга - датчанка. Моим родителям снимок девочки из далекой в те времена Дании пришелся по вкусу, а я с огромной радостью переводила ее письма и сочиняла в ответ свои корявые послания. Старенький учебник английского языка был изучен досконально и все мало-мальски подходящие по смыслу предложения немедленно и очень старательно переписывались мною и отсылались моей новой подруге в Данию. Английский язык я в то время практически не знала, но общаться ужасно хотелось. Меня не смущало даже то, что письмо шло месяц туда и ещё месяц нужно было ждать ответ. На дворе был 1990 год.

       Вместо пятого по счету письма в ужасно холодный день 31 декабря раздался звонок в нашу дверь. Мы никого не ждали, готовились к встрече Нового года, а семья у нас была в тот момент не особенно большой, папа, мама, огромная черная овчарка, небольшая дворняжка, две кошки, говорящий попугай и я. Брат был в армии и мы с нетерпением ждали его весной.

     Мама открыла дверь и застыла в оцепенении. У нашего порога в легонькой брезентовой курточке цвета хаки стояло продрогшее рыженькое существо с той самой фотографии...

     И при существе этом был преогромный яркий чемодан со сногсшибательными наклейками...

     Да, это была наша маленькая датчанка, Лене Ларсен, собственной персоной.

     Мы затащили её в квартиру, одели в мои шерстяные вещи и носки, напоили чаем и уже тогда стали расспрашивать, каким образом она свалилась нам на голову.

      Оказалось, что она прилетела, так как больше всего на свете мечтает выучить русский язык и даже уже знает целых пять слов, и поэтому просит оставить её у нас дома на год, чтобы, так сказать, доучить оставшееся! Причём ее родители спокойно разрешили ей пожить в Москве, у совершенно незнакомых людей. Чудненько, правда? Сказать, что мои родители были в шоке - ничего не сказать. Представьте себе на минуточку, только что наступил 1991 год, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

     А Lene стала просить нас оставить её, чуть ли не плача. С собой у неё был обратный билет и сто долларов на всё про всё и, если мы не согласны, она улетит домой.

     Наш вежливый и спокойный папа, профессор экономики, ни слова не понимал, но сказал, что собаки на девочку не лают, кошки от нее не прячутся, одна даже села к ней на колени, поэтому пусть живет. 

     Я же была готова на все, лишь бы мама разрешила Лене остаться. А мама, слегка придя в себя, начала высказывать свои требования. Лене должна была стать членом семьи, как и все, гулять с собаками, убирать за кошками, мыть посуду, ходить в магазин за продуктами, чистить овощи. Мама говорила довольно строгим голосом, но рыжая мордашка уже радостно улыбалась, она поняла, что ее не выгонят на мороз, и что она уже здесь поселилась.

 

     Вот так, решительно преодолев все препятствия, четырнадцатилетняя девочка из Дании определила не только свою, но и мою судьбу.

     Собаки в доме быстрее, чем наш папа, заговорили по-английски, понимая уже и " come here", и "darlings ", и выражая дикую радость от произнесенной фразы "Let's go for a walk".

     Забегая вперед, я скажу, что через год я не только очень бегло говорила по-английски, но и осознавала, что судьба моя уже предопределена, и что будет она связана с этим языком, впрочем, как и судьба самой Лене, которая через много лет стала, как вы уже догадались, преподавателем русского языка.

     А пока мне 12 лет, а Лене - 14, и мы лежим рядышком у меня в комнате на кровати и по очереди читаем вслух. Перед нами раскрыта единственная в доме двух язычная книга - Библия, по ней и учимся. И ведь выучились! Пути Господни неисповедимы!

      Кто хочет чего-то добиться, тот добьется. Вот так рыжая маленькая очень смелая девочка из Дании изменила и свою, и мою жизнь. Спасибо тебе, Леночка!

 

Следующая статья: Урок 37. Предлог.

Предыдущая статья: Урок 35. Английская спецшкола: pro et contra.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

© Елена Фонина 2017