Тайна Антония Томишко

Кем был архитектор знаменитых «Крестов»? И почему его призрак до сих пор не покидает стен тюрьмы?

Уроженец Богемии, Антоний Томишко, был приглашен в Москву для обучения в Училище живописи, ваяния и зодчества некой проезжей русской меценаткой. Но положение вольнослушателя не устроило целеустремленного и решительного юношу – через год он переехал в Петербург и поступил в Академию художеств на отделение архитектуры.

Успешно совмещая академические занятия с зарабатываем средств на жизнь, он получил звание классного художника по архитектуре и право на чин и для государственной службы принял подданство России.

Как отразилась блестящая карьера архитектора на жизни Антония Осиповича?

Почему его вторая жена, Софья Михайловна, в прошлом гувернантка его дочерей, оказалась приписана в адресной книге Петербурга к мастерским Академии? Как и от чего погибла его первая любовь, Анастасия-Вероника, которую он привез из четырехлетней поездки по Европе вместе с многочисленными альбомами зарисовок? Анастасия Вячеславовна родила ему 9 детей за 15 лет совместной жизни, но почему же они так часто переезжали и жили порознь?

Уже через 5 лет после досрочной сдачи экзаменов с большой золотой медалью Антоний Осипович представляет проект греческого храма на 3 тысячи человек и получает звание академика архитектуры. На родине архитектор известен в первую очередь строительством Храма-памятника Рождества Христова на Шипке, где были захоронены останки русских и болгарских солдат.

В Петербурге же большую известность архитектору принес не приморский дворец Государя Императора в Александрии, близ Петергофа, а здание тюрьмы Кресты, которое венчал храм Александра Невского. Именно в ней впервые в России было использовано электричество и центральное отопление, а само расположение корпусов в виде креста, по словам самого архитектора, давало заключенным выбор «принять православный крест и очиститься или поставить его на своей жизни».

Закончил ли свои дни архитектор в Крестах в таинственной камере №1000, о которой ходят легенды, или на строительстве Великокняжеской усыпальницы, но его призрак был зафиксирован на видео надзирателями СИЗО в 2008 г., а могила на Никольском кладбище не сохранилась. Возможно, душа архитектора так и не нашла покоя.