Эполет
1517 subscribers

Как юнкера "французскими булками хрустели"

5,2k full reads
6,6k story viewsUnique page visitors
5,2k read the story to the endThat's 79% of the total page views
4 minutes — average reading time
Юнкер Чугуевского военного училища на занятиях в поле ест ту самую французскую булку, запивая "сельтерской" водой.
Юнкер Чугуевского военного училища на занятиях в поле ест ту самую французскую булку, запивая "сельтерской" водой.
Юнкер Чугуевского военного училища на занятиях в поле ест ту самую французскую булку, запивая "сельтерской" водой.

Большинство людей, интересующихся историей царской России, пребывают в плену стереотипов и мифов. Взять хотя бы тему юнкеров, которых сперва советская пропаганда сделала "белой костью", а затем попсовая песня накрепко связала с "балами, красавицами, лакеями и французскими булками". И плевать, что чуть ли не подавляющая масса юнкеров была из крестьян, рабочих и других "неблагородных" сословий, а пресловутая "французская булка" считалась дешевой уличной едой для бедных.

Об этой самой булке, которую юнкерам обычно давали к вечернему чаю, они часто вспоминали с иронией, подчеркивая свое полуголодное существование в стенах училища. Потому что стоила такая булка 2 копейки, а выдавали ее не целиком, а по половинке. Так, по крайней мере, было в провинциальных юнкерских училищах, стоявших по рангу ниже столичных военных. В начале ХХ века, после реформы юнкерских училищ, ситуация с питанием юнкеров улучшилась, а до того несколько десятилетий юнкера питались немногим лучше обычных солдат в полках.

О том, каким было это питание, сохранилось достаточно много свидетельств. Вот как, например, писал о нем в воспоминаниях профессор Василий Николаевич Болдырев, учившийся в Чугуевском пехотном юнкерском училище в начале 1890-х годов:

"Кормили нас неважно: пища была слишком уж однообразна. Каждый день в течение двух лет юнкера получали на обед щи и гречневую кашу, а на ужин одну и ту же гречневую размазню. По праздникам вместо каши за обедом выдавали котлеты безо всякой приправы. Постами была та же пища, но щи варились с рыбой, а масло в каше давали постное. Котлеты заменялись рыбой. Кроме того, утром и поздно вечером давали чай и по половине двухкопеечной мучной булки.
Лучшей пищи дать было невозможно, так как на каждого юнкера казна выдавала на прокормление по 14 копеек в сутки.
Пища была близка к солдатской по составу и количеству, но приготовлена много хуже, ибо солдаты сами выбирали кашеваров и следили за качеством и разнообразием пищи, а юнкера этого делать не могли.
Начальство же смотрело лишь за доброкачественностью продуктов и они всегда были свежие, что и удостоверялось нашими выборными.
Итак, пища была слишком однообразна. В результате многие бедные юнкера, не имевшие возможности подкармливаться со стороны, заболевали болезнями пищеварительного аппарата. У моего брата развилась какая-то хроническая желудочная болезнь, преследовавшая его позже в течение многих лет, а у меня аппендицит (катаральный; как позже выяснилось, без поражения appendix) в очень тяжелой форме. Мне пришлось провести в госпитале больше месяца и аппендицит с тех пор остался у меня на всю жизнь. Помню одного юнкера с тяжелым колитом. По части болезней других органов тела было довольно благополучно.
Начальство отлично видело все это и для борьбы с вредными последствиями недоедания и однообразия в пище позволяло юнкерам пить собственный чай в свободное время, в определенный час, в общей столовой.
К чаю почти все юнкера добавляли разные закуски, булки, печенья, покупаемые в городе или в нашем буфете, а также домашние гостинцы - пироги, ватрушки, пышки, колбасы и пр., присылаемые родителями".

А вот что писал о питании юнкеров полковник Николай Павлович Булюбаш, учившийся в том же Чугуевском пехотном юнкерском училище ровно на 10 лет позже профессора Болдырева:

"Подъем, гимнастика, общая молитва - всегда пели, и чай с французской булкой, классы, завтрак - котлеты с кашей, зразы, жареное мясо, заливное, кисель и чай... Строй, обед - всегда борщ с черным хлебом, каша с салом, битки в сметане, квас или кисель, затем - репетиции, вечерний чай, поверка, молитва..."

Как видим - небо и земля. А все потому, что в 1901 году началась реформа, призванная уровнять юнкерские училища с военными. Соответственно, финансирование юнкерских увеличилось и на питание юнкеров стали выдавать больше денег. Эта реформа завершилась в 1910 году, когда все юнкерские училища были преобразованы в военные.

Столовая Чугуевского военного училища.
Столовая Чугуевского военного училища.
Столовая Чугуевского военного училища.

Полковник Владимир Вильгельмович Альмендингер, однокашник профессора Болдырева и полковника Булюбаша по Чугуевскому училищу, поступил в это училище уже после реформы, в 1913 году. Вот как он вспоминал о юнкерской кормежке:

"После гимнастики или прогулки шли в столовую на утренний чай. Вспоминаю, как приятно было, особенно в холодное время после прогулки на плацу, прийти в столовую и вдоволь напиться сладкого чаю со свежей французской булкой («франзоль»)".

Вот она, пресловутая французская булка. Никуда не делась за 20 лет, все так же составляя неизменный атрибут юнкерского рациона. А вот сам рацион изменился очень сильно. Альмендингер вспоминал, что "обед был всегда обильный и сытный", упоминал о "полдниках", где "подавалось, кроме чая, также мясное блюдо", и отмечал, что "на «приварочное и чайное довольствие» каждого юнкера полагалось, если не ошибаюсь, 25 копеек в день".

Лучше всего юнкеров стали кормить во время Первой мировой войны. В Чугуевском военном училище, которое, как и все другие, было переведено на ускоренный 4-месячный курс подготовки прапорщиков, кормовой оклад повышался постоянно и дошел с 30 коп. до 1 р. 20 коп. в день.

Завершая рассказ о питании юнкеров на примере одного училища, нельзя не привести интересное свидетельство о последних предреволюционных месяцах 1917 года. Вспоминает преподаватель Чугуевского военного училища Александр Александрович Шмидт:

"16 июля был отдан приказ по училищу, согласно которому 176 солдат, числящихся на провиантском, приварочном и чайном довольствии при штатной команде училища со 2 июля и еще 311 солдата с 7 июля зачисляются на юнкерское довольствие. Этот приказ поразил всех: почему такая привилегия училищным солдатам? B то время, когда все остальные солдаты в полках - в казармах, на театре войны и т.д. - остаются на солдатском довольствии, а наших, разжиревших от безделья и безопасности, красавцев зачисляют на юнкерское довольствие? Ведь юнкер приходит обычно с солдатского котла на 4 месяца в училище, где строевыя и классныя занятия требуют от него крайняго напряжения сил, и сил немалых, и затем, по окончании учебы опять уйдет на фронт к солдатскому котлу, а эти наши молодцы-солдаты лишь жиреют даже от солдатских хлебов, они у нас в России великолепны, - а их переводят на «коклетки». Этот приказ, конечно был вынужденная уступка все более и более наглевшим товарищам - тыловикам и был ярким показателем полного неблагополучия ухудшавшейся общей обстановки..."
Казенная посуда Чугуевского военного училища - тарелка и осколок чашки с монограммами Ч.В.У.
Казенная посуда Чугуевского военного училища - тарелка и осколок чашки с монограммами Ч.В.У.
Казенная посуда Чугуевского военного училища - тарелка и осколок чашки с монограммами Ч.В.У.

Читайте также: