Печальная история о крестьянской чести

60k full reads
65k story viewsUnique page visitors
60k read the story to the endThat's 92% of the total page views
3 minutes — average reading time

Я знаю, что любые тексты о том, как раньше нелегко приходилось к женщинам и как их принуждали к бракам, непременно вызывают комментарии в духе "а не надо было поддаваться!" Вот и несчастных невест на картинах Фирса Журавлёва тоже покритиковали.

Ну что ж, тогда давайте я расскажу вам одну историю - эпизод из автобиографии прекрасного русского художника Константина Коровина. Эпизод этот настолько тяжёлый, и произвёл на меня в своё время настолько сильное впечатление, что я буду его цитировать отрывочно. Перескажу, постаравшись смягчить.

Наслаждаясь красотой русских просторов, Коровин как-то ехал с одним знакомым крестьянином на его телеге и беседовал. "Иван Васильевич Баторин, человек хороший, рассудительный, серьезный, так сказать, настоящий крестьянин". По дороге им повстречался Павел, крестьянин из той же деревни. И Иван Васильевич рассказал художнику такую историю.

Портрет крестьянина, Василий Верещагин, кон. XIX - нач. XX века. из коллекции Национального музея в Варшаве
Портрет крестьянина, Василий Верещагин, кон. XIX - нач. XX века. из коллекции Национального музея в Варшаве
Портрет крестьянина, Василий Верещагин, кон. XIX - нач. XX века. из коллекции Национального музея в Варшаве

Мол, когда-то хотел этот Павел жениться на его семнадцатилетней сестре Анне. Но семья была против такого брака: "Павлово дело крестьянское слабо. Он все больше по станции да по службе норовит. Не крестьянин он. Лошадь плохая, коровы нет, хозяйства нет настоящего. Значит — отказ".

"Втёрся парень в хоровод, ну старуха охать", Андрей Рябушкин, 1902. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи
"Втёрся парень в хоровод, ну старуха охать", Андрей Рябушкин, 1902. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи
"Втёрся парень в хоровод, ну старуха охать", Андрей Рябушкин, 1902. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи

И просватали девушку в соседнее село, за молодого - всего двадцать шесть лет - вдовца, богатого к тому же. Свадьба, гулянье, всё, как положено. А наутро муж привёз молодую женщину домой. "Мне такой в жены не надо. Она порчена". Не девицей оказалась.

"Крестьянская свадьба в Тамбовской губернии", Андрей Рябушкин, 1880. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи
"Крестьянская свадьба в Тамбовской губернии", Андрей Рябушкин, 1880. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи
"Крестьянская свадьба в Тамбовской губернии", Андрей Рябушкин, 1880. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи

От себя замечу - да, соблазнил Павел Анну до свадьбы. Поженились бы - никто бы ничего и не узнал. Но не вышло...

Что дальше? Деревня реагирует, как и положено: "Ну вот, значит, дом наш бесчестный. Деревня знает. К колодцу сестрам пойти нельзя воды взять. Смеются. Ночью парни стучат в окно, приговаривают: «Выходи, милашка Аннушка, погулять». Ну что тут, похабство одно!"

И тогда семья - отец и братья - взялись за дело. Они били несчастную Анну несколько недель подряд. Она не сопротивлялась. Через две недели её не стало, ещё и прощения просила: "Простите, — говорит, — горе вам принесла, не зная того".

"Обртаный", Абрам Архипов, 1896. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи
"Обртаный", Абрам Архипов, 1896. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи
"Обртаный", Абрам Архипов, 1896. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи

Что может сказать на это потрясённый художник? Он обвиняет Ивана в убийстве. А тот отвечает: "А как же жить в этаком обмане? Дураком все его крестить кругом будут. А он-то, прохожий с карьера, Павел, прямо в лицо смеяться будет. Да, убивцы! А сестры что? Кто возьмет их в дом в жены-то себе? Этаких-то? А дети-то чьи пойдут в этаком разе? Чье дитя-то? — повернулся ко мне Иван Васильевич и глядел на меня. — Убивцы, говоришь? А что ты делать должон с эдакой-то? Что ей дом твой, муж, отец, на что? Какой совет мужу от ее или радость жисти какая? Какая вера ей, какая правда от ее? Не-ет! Этаких правильному крестьянину не надоть". И "дом честной дороже жизни", заключает Иван. А сестра... Ну, пропала сестра Анна, прости ей господи.

Мораль? Не нужно думать, что уж если бы ты жил/жила в ту эпоху, то непременно бы дал/дала всем отпор, в случае чего. Семья - святое. Против семьи решались идти очень немногие. А семья может сделать с тобой... многое.