Туалетный столик художницы

21 July 2019

На своём знаменитом автопортрете Зинаида Серебрякова изобразила себя за самым что ни на есть интимным женским занятием – за утренним туалетом! Она пока ещё в сорочке и нижней юбке (они довольно простые без всякой отделки, которая в ту пору уже была в моде).

"За туалетом", Зинаида Серебрякова, 1909. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи
"За туалетом", Зинаида Серебрякова, 1909. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи

Но обратить ваше внимание я хотела не столько на костюм, сколько на туалетный столик. Как писала сама художница впоследствии, она "забавлялась изобразить всякую мелочь на туалете". Тут и духи, и пуховка для пудры, и коробочка с бусами, и нечто розовое слева – похоже на свернутую ленту, и белое справа - кажется, скомканный носовой платок, отделанный кружевом, и закрытая круглая коробочка на переднем плане – вероятно, пудра.

Но в центре композиции – синяя подушечка, в которую воткнуты длинные булавки. Они с детства притягивали моё внимание!

"За туалетом", Зинаида Серебрякова, 1909. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи. Деталь
"За туалетом", Зинаида Серебрякова, 1909. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи. Деталь

У художницы длинные густые тёмно-русые волосы. Ещё совсем немного – и в моду войдут причёски, которые будут просто обрамлять лицо, без особой пышности. Пока же модны начёсы. Мне очень нравится такая характеристика причёсок эпохи модерна: мол, такое впечатление, что они наплывают спереди на лицо и чуть сползают сзади. Чтобы поддержать эту пышность, пользовались разными способами. Например, носили надо лбом носили специальный валик из конского волоса, на него сверху начесывали волосы и затем закрепляли. Или под верхний слой причёски подкладывали собранные в пучки вычесанные ранее волосы. И так далее. Кстати, модной считалась также некоторая небрежность в прическе, признак художественной натуры дамы. Как раз как у Серебряковой на чуть более раннем автопортрете.

Автопортрет в чёрном платье с белым воротником, Зинаида Серебрякова, 1907. Из коллекции Киевской картинной галереи
Автопортрет в чёрном платье с белым воротником, Зинаида Серебрякова, 1907. Из коллекции Киевской картинной галереи

Шляпы тогда надевали так, чтобы взбитые и уложенные в пышные валики волосы были видны. Должно было казаться, что головные уборы не надеты на голову, а просто слегка касаются причёски. И вот для того, чтобы шляпки держались, использовали длинные шляпные булавки. Они могли быть настоящими произведениями искусства, украшенными полудрагоценными и даже драгоценными камнями.

Из-за объёмов шляп шпильки стали такими длинными, что, например, в 1912 городские управы Петербурга и Москвы запретили допускать дам с такими шпильками в вагоны конок. Указы предписывали снабжать такие булавки наконечниками под угрозой весьма высокого штрафа, от 10 до 20 рублей! Ведь наконечник мог слететь, и булавки тогда становились довольно травмоопасными для окружающих...

"За туалетом", Зинаида Серебрякова, 1909. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи
"За туалетом", Зинаида Серебрякова, 1909. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи

Но без них было совершенно не обойтись – как же вы иначе наденете шляпку? Так что и в спокойной жизни в деревне,в в семейном имении, они Серебряковой, разумеется, были нужны.

P.S. Подписывайтесь на мой канал по истории моды и костюма! И... чем больше лайков и перепостов, тем больше статей!