В чём выходят замуж за бывшего короля?

9 April 2019

Уоллис Симпсон, ставшая женой человека, который ради этого брака отрёкся от британского престола, своей элегантностью была в немалой степени обязана одному дизайнеру...

Сейчас Мейнбокера (настоящее имя - Мейн Руссо Бокер) знают в основном историки моды, а тогда он был очень известен. Мейнбокер стал "первым американским кутюрье в Париже", показавшим, что Высокую моду может создавать и человек, рождённый далеко за пределами Франции и даже Европы.

Герцог и герцогиня Виндзорские, Сесил Битон, 1937
Герцог и герцогиня Виндзорские, Сесил Битон, 1937

Среди его клиенток были и аристократки, и актрисы, и представительницы мира моды, и богатые содержанки – те, кто мог себе позволить дорого платить за право выглядеть идеально. Но, наверное, самой знаменитой клиенткой, даже на фоне других звёзд, была Уоллис. Он одевал её, когда она ещё была миссис Симпсон, и именно к нему обратилась она за свадебным платьем, чтобы стать герцогиней Виндзорской.

Ориентируясь на фигуру Уоллис (ей принадлежит высказывание - мол, нельзя быть слишком худой и слишком богатой), и неюный для невесты возраст (сорок один), и то, что для неё это был уже третий брак, Мейнбокер и создал этот ансамбль.

Он состоял из длинного платья, и жакета. Смотрелось это как единое целое. Как позднее рассказывал Мейнбокер, это был один из первых ансамблей, в которых предметы носились только вместе. Словом, новинка и последний писк моды.

Свадебное платье герцогини Виндзорской, Мейнбокер, 1937. Из коллекции музея Метрополитан (Нью-Йорк)
Свадебное платье герцогини Виндзорской, Мейнбокер, 1937. Из коллекции музея Метрополитан (Нью-Йорк)

Уоллис тогда жила в замке под Туром, а Мейнбокер работал в Париже. Но она не приезжала к нему в Париж. Раз в неделю, по субботам, он отправлял к ней портного на примерки – и свадебного платья, и остального гардероба. И только в последнюю субботу перед свадьбой сам кутюрье отправился к будущей герцогине, чтобы посмотреть на результат. А за день до свадьбы (можете представить, насколько эти дни насыщены хлопотами!) она всё-таки нашла время и отправила ему благодарственную открытку. Причём назвала его не "мсье Мейнбокер", а "мистер Бокер" – подчёркивая, что они соотечественники.

Ансамбль был сделан из нежно-голубого шёлкового крепа. Этот оттенок, под цвет глаз Уоллис, Мейнбокер придумал и назвал в её честь – "голубой Уоллис". Увы, забегая вперёд, скажу – хотя наряд и сохранился до наших дней, свой оригинальный цвет ткань утратила. Теперь она, скорее, кремовая с серовато-зеленоватым отливом. Так что просто вообразите этот наряд голубым!

Свадебное платье герцогини Виндзорской, Мейнбокер, 1937. Из коллекции музея Метрополитан (Нью-Йорк)
Свадебное платье герцогини Виндзорской, Мейнбокер, 1937. Из коллекции музея Метрополитан (Нью-Йорк)

Его дополняла шляпка от известнейшей шляпной мастерицы, Каролины Ребу – из голубой соломки, с отделкой из голубого тюля, которая окружала голову Уоллис, как гало окружает луну. Плюс перчатки из того же крепа, что и платье, и браслет в стиле Ар деко с бриллиантами и сапфирами от Van Cleef & Arpels.

Герцог и герцогиня Виндзорские, Сесил Битон, 1937
Герцог и герцогиня Виндзорские, Сесил Битон, 1937

Когда герцог Виндзорский увидел невесту, он спросил: "О, это то самое великолепное платье? Очаровательно, просто прелестно!" Сам он, безупречный денди, был в чёрной визитке, сером жилете и тёмно-жёлтом клетчатом галстуке. В петлице - белая гвоздика (которая некогда была символом супружеской любви). А уже перед самой церемонией Уоллис получила и букет невесты, который ей прислал премьер-министр Франции, и в честь этой страны он был из красных, белых и синих цветов.

Герцог и герцогиня Виндзорские, Сесил Битон, 1937
Герцог и герцогиня Виндзорские, Сесил Битон, 1937

Конечно, дизайн платья держался в секрете. Зато после свадьбы его начали активно копировать. Были более качественные копии, соответственно, подороже, но были и дешёвые. И если поначалу его пытались скопировать точно, то затем появились вариации на тему "платья Уолли", как его называли – разные ткани, цвета, и разные интерпретации этого стиля.

В 1950 Уоллис ответила согласием на предложение музея Метрополитан приобрести это платье для своей коллекции, и оно до сих пор там и хранится...

P.S. Подписывайтесь на мой канал по истории моды и костюма! И... чем больше лайков и перепостов, тем больше статей!