Николай Майданов - Герой Советского Союза и Герой Российской Федерации одновременно

17.05.2018

12 мая 1987 года в Афганской провинции звено вертолётов Майданова из двух Ми-8 и двух Ми-24 возвращалось на базу после высадки десанта у кишлака. Неожиданно на связь вышел комбат спецназа. Случилась беда - боевиков оказалось слишком много. Командование не разрешило Майданову вернуться, но Николай сделал вид, что у него отказала рация и повернул звено на помощь десантникам. Капитан Майданов поставил на кон свою карьеру и даже свободу, ему грозил трибунал, но поступить по другому Николай Майданов просто не мог.

За нарушение приказа Николая Майданова отстранили от полётов и посадили под домашний арест, но не надолго, потому что за своего спасителя горой встали спецназовцы. Утром заместитель командира отдельной вертолётной эскадрильи лично побывал на месте боя и доложил командованию: "Капитан Майданов принял единственно правильное решение, действовал смело и достоин представления к высшему званию Герой Советского Союза". Кадровики и полит. отдел возмутились: как можно давать звание Героя за нарушение приказа? Сошлись на ордене Красного Знамени и выговоре. А золотую звезду Героя Николай всё таки получил, и даже не одну. Полковник Майданов вошёл в историю как единственный офицер, который за подвиги на поле боя стал одновременно Героем Советского Союза и Героем России.

Не допустить того, чтобы оружие и взрывчатка, которые поставлялись душманам, были применены против советских солдат и офицеров было главной задачей спецподразделений
охотников за караванами, таких как 668-й отдельный отряд спец. назначения ГРУ. Именно его бойцы 12 мая 1987 года обнаружили самый крупный за всю историю боевых действий в Афганистане караван. Однако судьба операции по ликвидации этого каравана и самих спецназовцев повисла на волоске, когда во время первого столкновения выяснилось, что против 26 бойцов спецназа больше сотни душманов и к ним спешит столько же на подмогу. Десантников смяли бы уже в первый час боя, если бы не командир группы вертолётов капитан Майданов. Всего за двое суток, которые шло это сражение, капитан Майданов совершил 15 боевых вылетов и произвёл 8 посадок под огнём. Два дня Майданов прикрывал спецназовцев с воздуха, забирал раненых с поля боя.

Своих в беде не бросают! Это Николай Майданов усвоил с детства. Он родился в селе Уральской области Советского Казахстана в многодетной семье: у Николая было четыре брата и две сестры. Когда Николаю было пять лет, в их колхоз для опыления полей прилетел самолёт "кукурузник". Когда Николай увидел этот первый для него самолёт, он захотел стать лётчиком. А в 1973 году после окончания школы он вместе с другом отправился поступать в училище гражданской авиации. Экзамены они оба сдали, но на мед. комиссии друга забраковали. Николай, неожиданно для всех, забрал документы: или вместе поступаем, или вместе едем домой. Именно таким было его представление о настоящей дружбе.

После попытки поступления в лётное училище, Николай окончил школу ДОСААФ и получил права водителя грузовика. Работал шофером на кирпичном заводе, а затем отправился служить срочную службу в танковый полк. Казалось бы, мечта о небе окончательно забыта, но вмешался случай. Командир полка, у которого Николай был водителем, предложил Николаю продолжить службу. В 1976 году на лётной комиссии Майданов блестяще сдал все экзамены и стал курсантом Саратовского высшего военного авиационного училища.

Закончив училище, Николай всё своё время уделял службе. В эти годы было резкое обострение обстановки в Европе после ввода советских войск в Афганистан. США вышли из договора об ограничении стратегических наступательных вооружений и начали развёртывание в Европе ракет средней дальности. Угроза Советскому Союзу постоянно нарастала. В южной группе войск, непосредственно примыкавшей к странам НАТО, учения шли одни за другими.

С 1979 года по 1989 год Советские войска принимали участие в вооруженном конфликте на территории Афганской Республики, где им и правительственным силам Афганистана противостояли многочисленные вооруженные формирования моджахедов, пользовавшихся политической, финансовой, материальной и военной поддержкой стран НАТО, а так же соседних с Афганистаном государств, чьей целью было овладение природными ресурсами Афганистана, в частности богатыми залежами урана, а так же плацдарма для эксперта цветных революций в южные республики СССР.

В апреле 1984 года лётчик-штурман старший лейтенант Николай Майданов прибыл в 181 отдельный вертолётный полк, дислоцированный в Афганском городе Кундус. Главной задачей пилотов авиабазы было прикрытие колонн, которые шли из СССР вглубь страны и ликвидация бандформирований. В условиях горно-пустынной местности любой полёт опасен, к тому же моджахеды, вооруженные крупнокалиберными пулемётами и зенитными установками, в свою очередь охотились за вертолётами, а потому в Афганистане требовались особые навыки боевого пилотажа. Позже Николай Майданов скажет, что летать по-настоящему его научил Афганистан. Его техника пилотирования будет приводить в восторг ни одно поколение лётчиков.

Майданову в Афганистане пришлось наносить бомбово-штурмовые удары, высаживать десант, доставлять боеприпасы и грузы отдалённым заставам и блокпостам, вести разведку и вывозить раненных, но пожалуй самыми тяжёлыми для Николая стали вылеты для эвакуации тел погибших. За 15 месяцев 1984-1985 годов в Афганистане погибли 120 вертолётчиков. И вернувшись из этой Афганской командировки живым, Майданов не мог этого забыть.

В апреле 1987 года старший лётчик капитан Николай Майданов прибыл в 335-й отдельный вертолётный полк в Афганистане. Обстановка в Афганистане за два года изменилась. В конце 1986 года, начале 1987 года боевики стали массированно применять новейшие американские переносные зенитные комплексы "Стингер", по сути, объявив войну советским вертолётам. Стоянки и баз боевиков стали прикрывать специально обученные расчеты ПВО. Всего за несколько месяцев 335-й вертолётный полк потерял более 20 экипажей. Требовалось менять тактику полётов.

Майданов удивил всех своим лётным мастерством, особенно хорошо ему удавались полёты на сверхмалых высотах, обычно такие проходили на высоте от 50 до 100 метров, Николай же умудрялся вести 11-тонную винтокрылую машину в 5 метрах над землёй. Это лишало боевиков возможности прицелиться. Однако, при скорости 200 километров в час любое неверное движение, любой незамеченный холм или дерево грозили катастрофой, заставляя многоопытных коллег Майданова нервничать.

В мае 1987 года старший лётчик Николай Майданов приступил к самостоятельной боевой работе. Его звено прикрывало один из самых опасных участков Афгано-пакистанской границы. Пути караванов с оружием пролегали на огромной территории. Моджахеды передвигались по ночам, а днём прятались в ущельях или лесных зарослях. Командование, во избежание потерь, запрещало полёты над такими местами. Однако, Николай Майданов сознательно шёл на риск, понимая, что каждый пропущенный караван будет стоит жизней сотен советских солдат и офицеров. Первый крупный караван звено Майданова захватило уже в третьем боевом вылете 12 мая 1987 года. Дальше больше: за 15 месяцев только крупных караванов на его счету было 10, а мелкие он перестал считать на втором десятке. Вертолёт Майданова попал у моджахедов на особый учёт, за голову пилота была назначена огромная награда

В июле 1987 года звено Николая Майданова вылетело на очередную охоту. Разведчики заметили десяток навьюченных мулов. Николай привычно посадил вертолёт и к каравану устремилась группа досмотра. Вдруг ударили миномёты, били прицельно по вертолётам, а не по десанту. Это была засада. Ведомый Николай Кузнецов прокричал, что у него тяжело ранен правый лётчик. Майданов отреагировал молниеносно: его вертолёт, словно мячик, перепрыгнул через машину ведомого, заслонив её бортом. Приказав Кузнецову улетать, Майданов, всё так же дёргая вертолёт из стороны в сторону, не давая вести по нему прицельный огонь, стал забирать десант. Позже аэродромные техники насчитали в машине Кузнецова больше 40 пробоин, а в вертолёте Майданова - ни одной. Тогда у спецназовцев появилось поверье, что Майданов заговорённый: летишь с ним - будешь жив.

8 декабря 1987 года два вертолёта с группой спецназа были сбиты у кишлака. 25 выживших десантников и членов экипажей вертолётов вели бой против двух сотен боевиков, среди которых было несколько американских инструкторов и элитный отряд смертников из Пакистана. На помощь вылетела группа из двух вертолётов Ми-8 и четырёх Ми-24 под общим командованием капитана Майданова. Место где шёл бой представляло собой усеянное валунами крошечное плато между отвесными скалами с одной стороны и пропастью, с другой. Моджахеды простреливали каждый метр, на прилегающих высотах расположились расчеты гранатомётов , крупнокалиберных пулемётов и зенитных установок. Садится в таких условиях было безумием.

Положение оборонявшихся с каждой минутой становилось всё более отчаянным. Почти все были ранены, заканчивали патроны, бойцы готовились выдернуть кольца гранат, чтобы взорвать себя, в эфир летели слова прощания, Майданов слышал их. Приказав другим вертолётам оставаться на безопасной высоте, Майданов с ведомым Николаем Кузнецовым пошли на посадку. В этом рейсе удалось высадить 20 десантников с боеприпасами и забрать раненых и экипажи подбитых машин. Второй рейс в это огненное пекло Николай делал в одиночку, кольцо боевиков сжалось настолько, что двум машинам уже не было места. Перескакивая с точки на точку, в клубах пыли, огня и дыма, Майданов собирал живых и мёртвых, не хватало только одного человека. Остальные требовали улетать: ещё немного и боевики забросают вертолёт гранатами. Но Майданов ответил: или забираем всех, или все остаёмся. Четверо спецназовцев бросились на поиски последнего и нашли его, оглушённого.

На борту оказалось 35 человек, что даже по меркам равнины - перегруз, а уж в горах взлететь с такой ношей и вовсе невозможно. Даже боевики перестали стрелять, наблюдая за самоубийственным взлётом. Вертолёт Майданова буквально дополз до края обрыва и рухнул в пропасть, в падении винт раскрутился. Машина выдержала и вертолёт успешно приземлился на базе.

22 июля 1988 года Николай Майданов удостоен высшего звания Герой Советского Союза. В указе было отмечено, что капитан Николай Майданов совершил 1250 боевых вылетов, лично вывез с поля боя раненых солдат и офицеров, перевёз до тысячи десантников и 100 тонн грузов. Золотую звезду Героя он получил после возвращения из Афганистана домой.

Девяностые годы были трудным временем. Вслед за распадом СССР, началось дробление Советской армии по национальному признаку. В 1991 году подполковника Николая Майданова, как перспективного офицера, отправили на обучение в Военно-воздушную академию имени Гагарина. После её окончания в 1992 году Майданова, как казаха, вопреки его воле отправили служить в независимый Казахстан. Безрезультатно Николай забрасывал казахское руководство просьбами о переводе в Россию - его не отпускали. Тогда Николай обратился к своему другу, который тогда служил в управлении авиации штаба сухопутных войск России.

Николая перевели в полк под Санкт-Петербургом. На его плечи лёг огромный груз проблем, о котором командиры в советское время и не подозревали: где достать керосин и запчасти, как отремонтировать полосу, куда поселить офицеров, куда обратиться, чтобы людям выплатили хотя бы часть зарплаты. Просить, даже уговаривать, торговаться - вот, что для этого требовалось иметь. Но такое было совсем не в характере Майданова. Он попросил перевести его туда, где мог бы найти достойное применение своему боевому опыту.

7 августа 1999 года более тысячи боевиков под началом Шамиля Басаева вторглись в Дагестан, захватив несколько десятков сёл. Чтобы не допустить прорыва террористов в глубь территории России требовалось срочно перебросить людей и технику в труднодоступные горные районы. Эта задача легла на плечи лётчиков 325-го отдельного вертолётного полка под командованием Николая Майданова. Аэродром находился в зоне досягаемости вражеского огня. Не раз попадал под обстрел сам командир полка, удивляя молодых лётчиков мгновенной реакцией и лётным мастерством. Майданов сразу заслужил такой же авторитет, как и в годы Афганской войны. Единственной привилегией, которую признавал Майданов, было право командира идти в бой первым. У него был самый большой налёт в полку. Порой он (полковник) проводил в воздухе по 5-6 часов в сутки.

В сентябре 1999 года началась контртеррористическая операция на Северном Кавказе. Полк Майданова оказался на острие боевых действий: высадка десанта, штурмовки, разведка, эвакуация, доставка людей и грузов. В январе 2000 года командование российской группировки начало масштабную операцию по блокированию Чечено-грузинской границы. Через ущелье шли поставки вооружений и наёмники, а обратно на территорию Грузии, скрываясь от федеральных войск, уходили крупные бандформирования.

Утром 29 января Майданов высадил группу десантников, при этом его вертолёт получил повреждения и он взял другую машину с экипажем. Высадка второй группы прошла успешно, но вернувшись Майданов узнал, что потеряна связь в первой группой, и сразу же полетел на их поиски. Позже выяснится, что десантники, после скоротечного боя, потеряли рацию и ушли своим ходом на 20 километров от места высадки. Не зная этого, Майданов делал круг за кругом над местом десантирования в поисках своих, которых в беде не бросают. Хотя понимал, что с каждым новым витком риск попасть под огонь возрастает. Вертолёт попал под обстрел, Николай умер от вражеских пуль прямо в полёте. Вертолёт сумел посадить второй пилот, но Майданову уже было не помочь.

10 марта 2000 года указом Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина полковнику Николаю Майданову посмертно присвоено высшее звание Герой Российской Федерации.

Подписывайтесь на группу в соц. сети ВКонтакте: https://vk.com/diaryrh

Николай Майданов
Николай Майданов

Николай Майданов единственный удостоен высших званий Герой Советского Союза и Герой Российской Федерации (одновременно) за воинские подвиги.