Как пережить свою трагедию

О сокрушённых, повергнутых в прах и восставших из пепла людях (4/9)

Отрывок из книги Ольги Бермант-Поляковой "Арбайтен, Ольга Викторовна!" Издательские решения, 2016. 394 с., публикуется с разрешения автора:

"Орфей и Эвридика: пройти путь вместе и всё выдержать

Сломленные невыносимыми для них переживаниями люди не видят смысла в том, чтобы жить дальше. На войне смерть заглядывала им в глаза. В семье с психопатом-садистом они сами искали смерти, чтобы поскорее всё закончилось. Но пока была жива надежда, что когда-нибудь всё будет по-другому, их дух не был сломлен. Душа надеялась.

Всепроникающее чувство беспомощности и безнадёжности перед лицом творящегося над тобой зла погружает душу в оцепенение, появляется чувство остановившегося времени. Безвременность превращает истязание, изнасилование, погружение в воду при утоплении в бесконечное умирание. "Я сдался", - может сказать о себе человек. "Отдал душу", но не Богу, а злу. Отказался от надежды на спасение, решил умирать, - лучше так, чем застрять в ужасе и надежде навсегда. Момент отказа от Я даёт человеку знание, что всё закончилось, ужаса умирания больше не будет. Вот только потом, когда опасность позади, человек всё равно чувствует себя мёртвым.

Иногда людям с хроническим ПТСР легче думать, что им только кажется, что они живые, а на самом деле они до сих пор умирают в руках истязателей или на дне той реки, где тонул. Сломленных духом людей профессионал узнаёт именно по безразличию: какая разница, кто что сказал, кого уволят и кто чего добился, если всё равно всё уже закончилось.

Хроническая межличностная травматизация, если она сломила дух ребёнка, ведёт к одному жизненному финалу, а если дух остался несломленным, - к другому. Исход во многом зависит от того, каким было злодеяние.

Психопаты творят зло по разным причинам. Общей является аморальность, отсутствие нравственного начала. Различаются по внутренним движущим силам неадекватного поведения: глупость, властолюбие, убийство.

Так называемые "органические психопаты" отличаются симптомами психоорганического синдрома: неспособность выделять главное и второстепенное, общее снижение памяти и интеллектуальных возможностей, исчезновение критики к своим действиям, стереотипия интересов, односторонность - неспособность охватить ситуацию с разных сторон, скудость устной речи. Они относятся к одушевлённым людям как к неодушевлённой мебели: где я тебя поставил, там и стой, делай только то, что я тебе сказал.

В неблагополучной среде такой человек социализируется по криминальному типу и либо нарывается на нож и погибает от руки своих, либо "чалится по тюрьмам" всю жизнь, кое-как приспособившись к распорядку жизни, где всё за него решают другие. В благополучной среде его социальная адаптация в разы лучше: у него появляется профессия, собственные средства, семья, круг знакомых и друзей, с одним изъяном.

Этот изъян заключается в том, что другой человек воспринимается органическим психопатом как бездушный предмет, потому что помыслить сложность устройства другого человека "психоорганик" не в силах. Максимум, на который он способен, - подкуп. Дать какую-то материальную вещь другому, чтобы заслужить его расположение. Желания или нежелание, иные намерения или цели, другой взгляд на мир у члена своей семьи – постигнуть их это мыслительная задача, непосильная ему по своей сложности. Принято считать, что существование внутреннего мира у других он отрицает. Точнее будет сказать, что ему это существование нечем помыслить. На чердаке стропильца не хватает, которым это делается.

Когда члены семьи говорят о себе и своих желаниях, он не просто злится, а ярится. Побелевшие, пустые глаза его при этом – от страха, что "заткнуть" говорящий "предмет" не удастся. Он не справится с жизнью в среде, где каждая тумбочка может своими ногами перейти куда ей самой нравится и своим голосом заявить, что она будет сама решать, где ей стоять. Справляться ему с детства помогают. "Психоорганика" на всём его жизненном пути сопровождают те, кто "заделывает пустоты" в его общении с окружающими. Сначала это бабушка или мама, потом жена. Без опоры на "живое стропильце", оказавшись в новой для себя ситуации, такой человек очень быстро предстаёт в истинном свете, - как говорящий болванчик.

Когда на чердаке не хватает конькового прогона, - поперечины, на которую опираются все стропила, нравственного центра личности, в семье появляется отвратительный "что хочу, то и ворочу" тип. Иногда стереотипия интересов психопата сопровождается расторможенным сексуальным влечение, и тогда тело ребёнка в семье воспринимается как "силиконовая варежка из секс-шопа", которая всегда под рукой. "Сейчас я буду в тебя удовлетворяться, у меня встал". На работе всех своих женщин-подчинённых такой тип воспринимает как наложниц в гареме. Впрочем, на службе у такого начальника обязательно имеется заместитель "живое стропильце", и дефектность босса не сразу бросается в глаза.

Так называемые "властолюбцы" получают удовольствие от борьбы двух воль. Им нравится назначить ребёнка своим противником и "продавить" его на подчинение собственной воле. Взрослым такой человек может "приучать" жену к анальному сексу, потому что "постепенно тебе понравится", - на самом деле, ему самому нравится одолевать её нежелание в противостоянии двух воль.

Сексуальное злоупотребление ребёнком здесь не от сексуальной расторможенности "хочу удовлетвориться об тебя", а от удовольствия растлевать, приучать выполнять действия, которые не нравятся или переворачивать всё с ног на голову, "бери в рот, потом твой муж спасибо скажет за умение", "открывай рот, тебе ведь самой глотать нравится" и т.п. С памятью, интеллектом, способностью видеть разные стороны ситуации у властолюбцев всё в порядке. Им нравится "работать на три фронта" и проживать для себя, для другого и для окружающих разные удовольствия.

Властолюбец лелеет знание о всемогущем-себе для себя. Он манипулирует, ему нравится скрывать всю картину от окружающих, выдавая им лишь детали так, чтобы они складывали по деталям неверное впечатление. Он ведёт борьбу двух воль с ребёнком (или с супругом, которого ставит в зависимость от себя, лишая возможности работать, иметь своих друзей, поддерживать связи с родными), наказывает и дрессирует, добиваясь послушания.

Ему мало формального подчинения, ему нужно, чтобы член семьи проникнулся его идеями, стал думать, как он. По своему психотипу это организатор секты. Но на масштабное и публичное идейное сектантство, сопряжённое часто с мошенничеством и уголовно наказуемыми действиями, у него не хватает духу. Он упивается фантазиями о том, что всё будет так, как он придумал, и видит в других людях исполнителей своего замысла.

Не всегда это корыстный помысел, - "обработать члена семьи так, чтобы она сама переписала на нас полученную в дар от бабушки квартиру". Иногда это мания величия на бытовом материале, фантазия о себе-главе большого рода, собравшем под одно крыло пять женщин, каждая из которых с детьми от тебя, и все ждут твоего внимания. Упоение властью тут в своеволии.

Борьба двух воль может быть надуманной (например, член семьи сам хотел отдать квартиру, ему не нужна была полученная от бабушки недвижимость в маленьком городке), а может быть реальной (например, женщина не согласна на то, чтобы быть одной из пяти и зависеть материально от хочу дам денег – хочу не дам денег, слушайся меня, и у тебя всё будет).

Когда члены семьи говорят о себе и своих желаниях, его глаза умасливаются. Оттого, что откровенность другого для властолюбца - редкая удача, нужная информация сама плывёт прямо в руки. Теперь он знает, как упрочить всемогущество и на какие кнопки жать, чтобы его хитрый план сработал. Ему трудно с людьми-бункерами, которые ничего о себе не рассказывают. Ему удобно в браке с глуповатым партнёром, из-за чьей спины и чьим именем он делает то, что хочет сам, держа реальные нити управления семьёй в своих руках. Оказавшись в новой для себя ситуации, - а общение с психотерапевтом на семейной терапии, как раз пример такой ситуации, - он начинает "втираться в доверие" и получает удовольствие от того, что "обработал" терапевта и тот стал думать, как он. Увидеть его в истинном свете, - как "серого кардинала", "закулисного режиссёра всего действия", легко тем, что честен с самими собой. Тогда бессознательная коалиция "двух плутов" и самообманы в общении с таким психопатом не имеют шансов на существование.

Так называемые "убийцы" получают удовольствие, когда глумятся над другими или лишают их здоровья или радости жизни. Это аномалия, которая может быть у человека с любым уровнем интеллекта. Им на животном, бессловесном уровне нравится уничтожать человеческое в людях. Когда другой человек трепещет от страха перед ними и готов унижаться, чтобы ему не делали больно снова, "убийца" расцветает.

При встрече с таким человеком у вас возникает контр-трансференс, - холодок по спине. Как будто вы сами животное, у которого вздыбилась шерсть на хребте при встрече с опасностью. Взгляд у них "бегающий", ускользающий от прямого контакта глаз. Выжившие рассказывают, что в момент преступления взгляд у преступника растворяющийся в агонизирующей жертве, претерпевающей муки. Он хочет впитать её в себй. Серийные убийцы выкалывают жертвам глаза или вырывают их их глазниц и поедают.

"Убийцы" ищут возможность оказаться там, где они могут безнаказанно пытать людей. Правду об их злодеяниях мы слышим очень редко, потому что своих жертв и свидетелей они обычно умертвляют. В гражданской жизни ему хочется, чтобы его все боялись. Беззаботная улыбка на вашем лице заставляет его звереть. "Я сотру улыбочку с твоего лица", - обещает он и наказывает, физически, до попадания ребёнка в больницу.

Единственное правильное решение в ту же минуту, когда вы узнали об этом, - позвонить в полицию и прибегнуть к помощи властей, чтобы изолировать его от общества. Шансы, что это сделают члены семьи, стремятся к нулю, - они насмерть запуганы этим моральным уродом. Обычно такой человек имеет несколько судимостей за преступления против личности. Но не всегда.

Истязать близкого человека могут члены семьи в момент "психотического соскальзывания" (в МКБ-10 это состояние описывают диагнозы из группы F23 "острые и преходящие психотические расстройства"). Психотерапевту нужна так называемая "экспертная настороженность" к беспримесному садизму. Если в момент психотического соскальзывания нормативный, по всем описаниям, родитель, глумился над ребёнком, а семья не обращалась за психиатрической помощью для родителя и преступное поведение члена семьи это семейная тайна, пациенту в терапии нужна ваша осведомлённость в том, что так бывает. Ради своего удовольствия, немотивированно, глумятся и пытают не только серийные убийцы, но и лютующие родители.

Глумление и издевательства над членами семьи могут быть ежедневной практикой, если один из членов семьи страдает алкогольным психозом (в МКБ-10 алкогольный галлюциноз, паранойя, бред ревности, психоз описывает один диагноз F10.5 "психотическое расстройство после употребления психоактивного вещества").

Опыт многих психотерапевтов убеждает, что семейная терапия в случае хронической межличностной травматизации бессмысленна. В тюрьме есть своя психологическая служба, без помощи посягатели не останутся, не стоит переживать. Я всю жизнь работаю на адвокатуру и в терапию беру только жертв.

Работу психолога с травматическим переживанием часто сравнивают с путешествием на обратную сторону Луны или со спуском в бездну через личный ад клиента. Прототипом терапевтической работы с травмой служит миф об Орфее и Эвридике. В древнегреческой мифологии история закончилась печально, потому что Орфей не смог никого спасти, он не выдержал требования идти не оглядываясь, и оглянулся.

Применительно к работе психотерапевта струны кифары Орфея это профессиональное мастерство, а завет идти не оглядываясь означает сохранять способность адекватно оценивать реальность, проходя через ужас, вспоминаемый клиентом, вместе с ним.

О том, как ходят тропой Орфея психотерапевты, я рассказывала в 2011 году. Это был диалог в режиме реального времени в интернете. Беседовала я с человеком, пережившим свою трагедию, на страницах Живого журнала. Ответные исповедальные реплики собеседника не публикуются, только мои собственные слова. Они дополнены пояснениями, - разговор это устная речь, она не строится как письменная с развёрнутыми предложениями. Все пояснения, внесённые в 2016 году, я заключила в квадратные скобки. Стенограмма содержит сцены насилия и жестокости, и категорически не рекомендуется к прочтению лицами младше 18 лет".

Работа Лизы Морячки с сайта http://illustrators.ru/illustrations/729563
Работа Лизы Морячки с сайта http://illustrators.ru/illustrations/729563

#PTSD

Чтобы не пропустить обновление, ставь ЛАЙК!