Почему негр из «Жмурок» действительно русский

Вместо эпиграфа:

Баклажан: Курить после физнагрузок очень вредно.
Бала: Слышь, Баклажан! У вас в Эфиопии все такие умные?
Баклажан: Я — русский.
Бала: Вот только не надо гнать! Русские столько не курят.

«Жмурки», чёрная комедия Алексея Балабанова, 2005 г.

Вообще, этот анекдот в разных вариациях давно ходит по нашей стране. Нам кажется очень смешным, что чернокожий человек называет себя русским. Как-то не вяжется картинка с содержанием. Русский же человек — это когда голубоглазый, светловолосый... Ну, в крайнем, случае, - кареглазый брюнет. А тут чернокожий!

Однако, наука этнология считает, что Баклажан — прав. Он действительно русский. Во-первых, потому что сам себя таковым считает (национальная самоидентификация). Во-вторых, потому что с детства говорит на русском языке (возможно, единственном в его багаже). В-третьих, он родился и рос в нашей стране, хорошо понимает менталитет русских людей и живёт в нашем контексте без особых проблем. То есть все основные признаки принадлежности к определённому этносу у Баклажана есть. В данном случае к русскому. А то, что он чернокожий — ну, так это уже детали :-)

Поскольку в нашей стране чернокожие начали появляться лишь в 20 веке (арап Петра I - это исключение), то до недавнего времени (а кое-где и сейчас) их считали экзотикой. В столице и крупных городах России к ним уже привыкли, конечно. Но когда-то и там шарахались.

Кстати, то ли в 20-х, то ли в 30-х годах прошлого века в СССР приехал один чернокожий американец. Сначала в качестве туриста, а потом взял да и остался. Ему понравилось то, как в Советском Союзе относились к чернокожим. Напомню: в Америке расовая сегрегация была отменена лишь в 60-х годах 20 века. А советская власть как раз наоборот — провозглашала свободу, равенство и братство, считая всех людей равными от рождения. И этот чернокожий, между прочим хорошо прижился в СССР, стал инженером и добился больших успехов в карьере.

Но всё равно негров в нашей стране было очень мало. Первая большая волна африканцев и чернокожих латиноамериканцев возникла, когда был создан Университет Дружбы народов им. Патриса Лумумбы (1960 год). Тогда в столицу начали стекаться для учёбы темнокожие ребята из стран, которым СССР помогала в борьбе за независимость и т.п.

Многие из них влюблялись в местных девчонок, и те рожали первых русских мулатов. Если учесть то, что папаши часто уезжали к себе на Родину, бросая юных мамаш, то неудивительно, что их дети росли в русскоязычной среде. Причём, успешно. Понятное дело, что без проблем со сверстниками не обходилось (а у кого обходилось-то?).

Вторая волна чернокожих детей в СССР возникла после летней Олимпиады 1980 года. Всё по той же причине. Только на этот раз папашами становились спортсмены, приехавшие из самых разных стран, в том числе, из капиталистических.

Можно предположить, что папа Баклажана — героя фильма «Жмурки» —, скорее всего, - студент Университета Дружбы народов. Поскольку действие происходит в 90-е годы, то отец не может быть спортсменом, приехавшим на Олимпиаду. Хотя, кто знает...

Кстати, актёр Григорий Сиятвинда, сыгравший Баклажана, родился в 1970 году в Тюмени. С двух до пяти лет жил в Замбии — на Родине отца. А потом родители развелись, и они с мамой вернулись в Россию, на Родину мамы. Предполагаю, что он также с уверенностью называет себя русским. И нам ли его упрекать в этом?