«Я пустая внутри»

22 June 2019

20 июня выходит в прокат второй фильм Кантемира Балагова, ученика легендарного Александра Сокурова. «Дылду» уже оценили на Каннском кинофестивале, наградив Балагова как лучшего режиссёра в секции «Особый взгляд», второй по значимости после основного конкурса. Как воспримут «Дылду» в России - остаётся только гадать.

Канны / GETTYIMAGES.COM
Александр Роднянский, Виктория Мирошниченко, Василиса Перелыгина и Кантемир Балагов на премьере фильма в Каннах

Ленинград, первая послевоенная осень. Время мирное, об этом в картине упоминают не раз, но эхо войны до сих пор не умолкает. Война навсегда отпечаталась на судьбах людей, оставив их без смысла жизни. Режиссёр, вдохновившись интервью из документально-очерковой книги Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо», решает рассказать историю того времени «женским голосом». Ия работает медсестрой в госпитале. Ия - высокая и худая, и окружающим проще называть её «дылда». Война отразилась на ней контузией: время от времени с ней случаются приступы, во время которых она «замирает»: ничего не слышит, никак не реагирует на окружающий мир и не может двигаться.

Её внезапно объявившаяся фронтовая подруга Маша теряет на войне мужа и возможность иметь детей. И, как мы все знаем, «человеку нужен человек», поэтому Ия с Машей становятся друг для друга таким «человеком». Отношения девушек крайне нестабильные, но очень яркие: там и переменчивая иерархия, и невероятная, почти родственная, близость, и ненависть, и жертвоприношение. На ум сразу приходит Бергман и его «Персона». С одной стороны, меня не удивляет, что фильм был номинирован на «Квир-пальму» Каннского фестиваля, премию за освещение ЛГБТ-тематики. С другой же стороны, у режиссёра не было никакой мотивации сделать эту историю историей однополой любви, а если там и есть любовь - то человека к человеку, а не женщины к женщине.

ЦитатаНоминация на «Квир-пальму» меня немножечко раздражает, потому что это сильно упрощает взаимоотношения между героинями.

Кантемир Балагов

Несмотря на попытку Балагова осветить такую серьёзную, и в каком-то смысле даже табуированную тему (Алексиевич с её очерками обвиняли в развенчании героического образа советских женщин), фильму не достаёт искренности, по крайней мере в сравнении с дебютным фильмом Кантемира. Главные героини словно живут в каком-то вакууме, стеклянном пузыре, причём одна - в одном, а другая - в другом. И режиссёр смотрит на них через эти пузыри, не питая ни к одной из них особо нежных чувств. Но если взглянуть на это с другой стороны - героини действительно находятся в вакууме, ощущая внутреннюю пустоту, которую, увы, заполнить нечем. Даже Маша, которая находит смысл жизни в ребёнке - бесплодна, что только подчёркивает безысходность происходящего. Но если быть предельно честным - за героинь в начале фильма переживаешь гораздо больше, чем в конце. То ли от мощной идеи, но слабого сценария и воплощения, то ли от того, что героини к концу действительно «опустели» и ближе к мёртвым, чем к живым.

Маша и Ия

Что хотелось бы отметить в «Дылде» - операторскую работу. Оператором выступила 24-летняя Ксения Середа, среди работ которой - «Кислота» Александра Горчилина и сериал «Звоните ДиКаприо». В визуально-эстетическом плане фильм - сплошное наслаждение. Даже цветовое решение в ярких зелёно-красных тонах не раздражает глаз. Правда, в символическом плане с цветами перебор: каждой героине принадлежит свой цвет: Ие - зелёный, Маше- красный, и даже в сцене, когда Ию тошнит, Маша просит принести именно зелёную тряпку, а это уже too much. Как говорится, всё хорошо в меру.

Смотреть ли «Дылду»? Смотреть, но быть готовым к разочарованию. А я пойду и почитаю Светлану Алексиевич.